petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ИГРА С ЯПОНЧИКОМ ШЛА, КАК НА МИННОМ ПОЛЕ

59863В № 3 газеты «Петровка, 38» мы опубликовали материал о преступной деятельности банды Якубова (Чико). Сегодня ветеран МУРа полковник милиции в отставке Али САЛАМОВ продолжает рассказ о последнем преступлении этой кровожадной банды, а также малоизвестных эпизодах воровской практики их хозяина — знаменитого криминального авторитета Вячеслава Иванькова (Япончика).

— Али Хамзатович, с чего началась эта история последнего преступления?

— С ограбления. Недалеко от станции метро «Профсоюзная» находился магазин верхней мужской одежды. Работала в нём продавцом женщина-ассирийка Марина. Жила она в этом же доме на третьем этаже вместе с отцом, которому было 87 лет. Александр Георгиевич, её отец, плохо слышал. По этой или другой причине дочь, уходя на работу, оставляла дверь квартиры незапертой. И в мыслях не было, что у кого-то поднимется рука на старика. Но нет предела глубине человеческого падения. Четыре бандита беспрепятственно вошли в дом, посадили хозяина в ванную, залили водой и стали пытать током. Они что-то требовали от него, но Александр Георгиевич из-за глухоты ничего не мог понять. Целый час продолжались эти кошмарные истязания. Три других бандита не теряли времени, переворачивали всё вверх дном в поисках золота и драгоценностей. И имея хорошие навыки, вскоре нашли тайники, где хранились золотые монеты и ювелирные изделия. Налётчики хорошо подготовились к разбойному нападению. Они ушли за сорок минут до прихода хозяйки на обед. Когда Марина вошла в квартиру, она ужаснулась учинённому разгрому, а шок испытала, когда увидела отца. Он лежал на полу и стонал. Со страшными ожогами на теле его увезла в больницу «скорая помощь». Он чудом выжил. В 1981 году в организованной преступной группировке Вячеслава Иванькова (Япончика) были надёжные, ценные и высокопрофессиональные оперативные источники — инсайдеры, как называли их в кругу сыщиков. Именно они дали проверенную информацию, что старика-инвалида истязала и ограбила квартиру ассирийско-курдская группа Якубова по кличке Чико, в которую входили Цуца, Акула и Носорог.

— Кстати, Иваньков в двадцать лет женился на Лидии Айвазовой, ассирийке, вскоре у них родился сын. В кругу друзей Иванькова в шутку стали именовать Ассирийским Зятем.

— Он имел довольно большое влияние в ассирийской диаспоре. И давал заказы на конкретные преступления. В том числе и Якубову. Надо было разобщить эту группировку. Первым арестовали Чику. Пока он сидел за решёткой, я сливал полученную от инсайдеров информацию, как добытую от Якубова. Устроил формальную провокацию. Мы знали, что держателем воровского общака  был некий Гетто Абелов. Не знали только, где он его хранил. Был он также директором одного из трёх московских овощных рынков. Держал под контролем продажу дефицитных мандаринов и апельсинов. Игра с Иваньковым шла как на минном поле. На следующем этапе запустили очередную ложную информацию, что Чико начал сдавать ассирийскую бригаду. Внутри неё начались брожения. Тут выяснилось, что квартира Гетто Абелова находится рядом с жилищем Александра Георгиевича. И ещё сыщики узнали, что в этой мутной обстановке кто-то из своих предпринял попытку унести общак. Взломали ночью без особого труда входную дверь. Но за ней была железная, сейфовая, о чём налётчики, конечно, не знали.

— А инструменты для взлома ещё не имели широкого распространения?

— Да. Гетто приехал на следующий же день, увидел выломанную дверь и понял, что не милиция наведывалась, а свои «крысы», хотели поживиться в период разброда и шатания. И он сразу вывез общак в безопасное место. В те дни от инсайдеров стало поступать больше информации. Базы данных были по украинской, армянской, грузинской, чеченской, азербайджанской группам. Получилось так, что я стал основным задельщиком информации по ассирийской преступной группировке. Она как бы не существовала, но вот теперь заявила о себе достаточно громко. С потерпевшими ассирийцами, с представителями диаспоры у меня сложились доверительные отношения. Кстати, у ассирийцев есть национальный праздник — Новый год 1 апреля — древняя традиция их предков, живших в Месопотамии, это современный Ирак. И там, на уровне сарафанного радио, люди общались, узнавали новости, в том числе про бандитские налёты и грабежи. Они видели, что я искренне хочу им помочь, говорили в своём кругу: «Идите на Петровку, там есть молодой человек, который возьмёт вас под защиту».

— Какие методы использовали в борьбе с преступной группировкой?

— Нашей целью было изнутри развалить группировку. Я запустил дезинформацию. И она пошла, сработала! У нас же имелись источники в Бутырке. Они писали «малявы», то есть письма между арестантами и на волю. И когда с повестками задерживали членов банды, все считали, что их Чико сдал. Это разобщение преступной группировки было нам на руку.

Моим наставником был капитан милиции Александр Дерковский. У него был источник информации — одна из женщин, которых использовал Иваньков, по имени Ирина. По её словам, Япончик знал многих цеховиков, тех, кто занимался скупкой-продажей бриллиантов, валюты. Когда мы в очередной раз вылетали в командировку в Тбилиси, Япончик находился уже там, и ему был известен адрес этой Ирины в этом городе. Она жила с матерью, в квартире имелось много золота и бриллиантов — дочь занималась спекуляцией. Однажды, зная, что Ирина находится в отъезде и не доступна, Иваньков позвонил матери и сообщил, что её дочь арестовали в Москве. «Прилетят московские оперативники и в твоей квартире будут делать обыск, — предупредил он. — Вынеси всё ценное имущество». Япончик знал, с кем дружит эта женщина и в какую квартиру побежит прятать золото и драгоценности. Он же в форме капитана милиции как раз ждал её на лестничной площадке этажом выше. Мать уложила золотой «запас» в платок, схватила в охапку и уже намеревалась осуществить свой план, но тут была остановлена Иваньковым. Он сурово представился: «Капитан милиции Петров!» Этих слов оказалось достаточно. Испуганная женщина бросила платок с драгоценностями и скрылась в квартире. Япончик собрал всё это имущество и унёс. Через неделю приехала дочь. Мать обрадовалась: «Тебя отпустили?» И когда женщины начали разбираться, по приметам «капитана милиции» поняли, что это был не кто иной, как Япончик. Он ловко рассчитал, что женщины не пойдут жаловаться, ведь за спекуляцию, незаконный оборот драгоценных металлов грозил ощутимый срок.

— Как был арестован Иваньков?

— Он периодически попадался за очередные преступления, за оружие и наркотики, его направляли в психиатрическую больницу, там признавали невменяемым, и всегда условно-досрочно оттуда выходил. А со мной в отделе работал Иван Бирюков, небольшого роста, худощавый, исключительно сильный оперативник. Так вот Иван получил информацию, что Япончик помещён в институт Сербского. Там он находился на излечении и имел любовные отношения с заместителем главного врача этой организации Светланой Петровной (имя изменено — Прим. ред.) В вечернее и ночное время он посещал с ней рестораны, она, естественно, была одета им по последней моде. Вот где таилась разгадка его неуязвимости. Бирюков подключил к делу сотрудников всесильного КГБ. Очередной приятный вечер в ресторане стал для парочки последним. Светлану Петровну и Вячеслава Кирилловича взяли с поличным и задержали. Япончика отправили на обследование в клинику для душевнобольных при Военно-медицинской академии в Ленинград. Там его признали вменяемым. Затем был суд. Иванькова приговорили к исключительной мере наказания. Но по ходатайству именитого певца, входившего в окружение Леонида Ильича Брежнева, расстрел заменили 14-ю годами заключения. А за «судьбоносную» информацию в отношении Япончика воровской мир приговорил Ивана Бирюкова к смерти. По решению руководства ему организовали личную защиту, он не раз менял адреса проживания. И в историю вошёл как единственный человек, который в тот период добился, чтобы арестовали и посадили Иванькова. Но здоровье у Бирюкова пошатнулось. Он вышел в отставку в звании подполковника милиции. Хотя достоин самого высокого звания — оперативник МУРа, и он его носит. Хочу назвать очень сильного сыщика — полковника милиции Алексея Сухарева, в своё время он работал в одном «убойном» отделе вместе с будущим начальником МУРа Анатолием Егоровым.

— Напомним читателям, как в дальнейшем сложилась судьба короля преступного мира Иванькова.

— В 1991 году Верховный суд смягчил приговор, и в ноябре того же года Иваньков вышел на свободу досрочно. В марте 1992 года отбыл в США. В июне 1995 года в Нью-Йорке Иваньков и ещё несколько человек были арестованы ФБР по обвинению в вымогательстве трёх с половиной миллионов долларов у двух россиян, проживающих в Америке. В 1997 году Япончик был осуждён на 9 лет и 7 месяцев лишения свободы. В апреле 2000 года Иваньков получил в России заочное обвинение в убийстве двух и ранении одного турецких предпринимателей в московском ресторане «Фидан» в феврале 1992 года. В США был направлен запрос на экстрадицию. В июле 2004 года Иваньков после окончания срока был отпущен из американской тюрьмы «Алленвуд», но его тут же депортировали в Россию. 13 июля того года он под конвоем был доставлен в Москву, в СИЗО «Матросская тишина». 18 июля 2005 года коллегия присяжных признала Иванькова невиновным. 28 июля 2009 года в Москве на Иванькова было совершено покушение. На выходе из ресторана «Тайский слон» на Хорошёвском шоссе, 25 неизвестный стрелял в него из снайперской винтовки СВД с оптическим прицелом. Скончался Иваньков от перитонита 9 октября в частной клинике при Онкологическом центре на Каширском шоссе в Москве. Врачи санировали брюшную полость, но спасти его не смогли.

Беседовал Сергей ДЫШЕВ, коллаж Николая РАЧКОВА

Номер 12 (9709) от 7 апреля  2020г., Легенды МУРа