petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ИВАНЫ ИВАНОВИЧИ, РОДСТВО ПОМНЯЩИЕ

55165«Чехословацкий партизанский знак», медаль «Крест разведчика», медаль «Чехословацкая армия в России». Эти необычные для правоохранительных структур экспонаты привлекают внимание всех посетителей Комнаты истории УВД по СЗАО. Кто же и когда поместил сюда эти реликвии и какие истории связаны с ними? Возникшие вопросы привели к руководителю Совета ветеранов вневедомственной охраны полковнику милиции Ивану ФАБРИЦИ.

— Иван Иванович, у вас такое необычное сочетание имени, отчества и фамилии. Иван Иванович — здесь всё понятно. Но Фабрици — похоже на то, как будто ваши предки попали в Россию с войсками Наполеона или какого-нибудь другого завоевателя и пустили здесь корни…

— Нет, никакие мы не чужаки-завоеватели. Я по национальности русин. Это небольшой численностью славянский народ, который живёт в основном на территории современного Закарпатья. Земли эти долгие годы находились во владении Австро-Венгерской империи. После её распада отошли к Чехословакии, а после Мюнхенского сговора территорию Закарпатья оккупировала Венгрия, которая была союзником Гитлера и вместе с немецкими захватчиками вторглась в СССР.

96105Но мы, русины, всегда с огромным уважением и любовью относились к русским людям — считали и считаем их своими братьями и защитниками. Поэтому когда венгерские фашисты стали забирать наших мужчин в армию (за отказ от воинской повинности — тюрьма, концлагерь, а то и расстрел), то многие решили переселиться в Советский Союз. К началу Великой Отечественной войны в СССР прибыли более 18 тысяч человек. Среди них был и мой отец — Иван Иванович Фабрици.

— Такое полное совпадение имени, отчества и фамилии?

— В нашей семье традиция именно так называть старшего сына.

— Так вы и ваш отец — старшие сыновья старших сыновей?

— Да, мой отец появился на свет в 1919 году в большой семье, в которой родились тринадцать детей, но, к сожалению, выжили только семеро. Работал он лесорубом, вдобавок играл в оркестре народной музыки на скрипке.

…Он также попытался проникнуть через границу в СССР, но вначале был задержан венгерскими жандармами. Его осудили, и раз в неделю он должен был являться в полицейский участок, где венгерские жандармы его били дубинками. Вместе с ним на эту расправу должна была приходить и его мама, моя бабушка, которую эти «европейцы» также били дубинкой — за то, что она, по их мнению, плохо воспитала сына.

Но мой папа в 1940 году всё-таки сумел перебраться в СССР. К сожалению, время было непростое, сотрудники НКВД не поверили в его добрые намерения, и он был осуждён на три года как нарушитель государственной границы.

8189Но когда началась Великая Отечественная война, отец попросился на фронт. Тогда в СССР началось создание чехословацкой воинской части и моего отца зачислили в Отдельный чехословацкий батальон, которым командовал полковник Людвиг Свобода. Отец воевал бронебойщиком — принял первый бой под селом Соколово Харьковской области. Потом он участвовал в освобождении городов Киева, Жашкова, Белой Церкви, отличился во многих боях, был многократно отмечен наградами.

— Но такой знаток особенностей Закарпатья, знаток многих европейских языков и местных наречий не мог не привлечь внимания нашей разведки.

— Так и получилось. Отец ускоренно окончил специальную школу Особого назначения Украинского штаба партизанского движения и в составе диверсионной группы был заброшен в родные места. Вскоре к группе стали присоединяться местные жители, в основном русины, и она выросла в крупный партизанский отряд, в котором отец был назначен комиссаром. Отряд активно занимался уничтожением железнодорожных составов, автомобильной техники и живой силы врага.

После освобождения Закарпатья отец был назначен начальником милиции в районном центре Тячеве. Потом его избрали народным судьёй, и он до увольнения в 1970 году работал народным судёй — вначале в городе Мукачеве, затем в городе Сваляве. Ушёл из жизни в 1993 году.

Каким был мой отец? Отличным человеком. Приведу только один факт. Сразу после окончания войны был арестован тот самый венгерский жандарм, который бил отца и его маму, но отец отпустил его — пусть знает, что мы, победители, великодушны…

— А как сложилась ваша судьба, каким был ваш путь в правоохранительные органы?

— Наше Закарпатье издавна славится прекрасными виноградниками и производством отличных вин. Поэтому после школы я поступил в Свялявский политехнический техникум на винодельческое отделение. По окончании пришло время идти в армию. Сейчас все мальчики мечтают служить в воздушно-десантных войсках, морской пехоте, спецназе. А в наши годы самыми модными и востребованными были Ракетные войска стратегического назначения, их только создали, и это была вершина во всех смыслах — военном и интеллектуальном. Меня отобрали в РВСН, но немного подвело здоровье. Я всё-таки был причастен к ракетным войскам, но боевое дежурство не нёс, а служил в несколько другом аспекте — обустраивал ракетные объекты в ближнем Подмосковье. Служба была ответственная, важная, многому меня научила.

Так получилось, что один из моих сослуживцев — кстати, он, как и я, родом из Закарпатья — пошёл на службу в милицию и мне предложил, дескать, давай, очень интересно. Я пришёл, побеседовал, написал заявление и 26 августа 1970 года был принят милиционером 2-го разряда в 129-е отделение милиции Тушинского РУВД. Мой пост — это улицы Свободы, Габричевского, Вишнёвая и другие.

Я тепло вспоминаю эти годы, хотя работы было много, жили в общежитии по шесть человек в одной комнате, но повсюду царила атмосфера оптимизма, веры в светлое будущее.

— А лично вам какое виделось будущее?

— Если говорить о служебной карьере, то я мечтал стать майором. Тогда 129-м отделением командовал майор милиции Василий Иванович Кот, очень мудрый и достойный офицер милиции. Достичь его уровня было моей мечтой.

Через два года меня перевели в отдел, занимающийся профилактикой ранее судимых. В СССР этой проблеме уделяли много внимания. Я поступил в институт, через два года был назначен командиром милицейской роты. Мы занимались охраной общественного порядка. В этой должности я прошёл московскую Олимпиаду, за успешные действия был поощрён.

— А в ходе Олимпиады вы за что отвечали?

— За инфекционную больницу на Волоколамском шоссе. Тогда все были напуганы террористическим актом, произошедшим на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году. Члены палестинской организации «Чёрный сентябрь» напали на израильскую олимпийскую сборную, было много жертв, и советское руководство старалось предусмотреть и пресечь малейшую возможность подобных случаев. Поэтому особо охраняли все «опасные объекты».

— Значит, больницу вы отстояли! Большая была награда?

— По тем временам немалая — месячный оклад. Подарил жене позолоченные часы.

…После московской Олимпиады было принято решение организовать отдельные батальоны патрульно-постовой службы в РУВД. Меня в звании капитана милиции назначили командиром такого подразделения в Тушинском РУВД, между прочим, штатная категория соответствует званию подполковника. В этой должности я прослужил четыре года.

Потом мне предложили должность начальника отдела вневедомственной охраны. Согласился с большой неохотой. Руководство РУВД, видя, что я внутренне против этого перемещения, сказало: попробуй, не понравится — найдём другую должность.

Стал вникать в это новое для меня дело. Новый коллектив большой — свыше семисот человек! Дивизион — 120 человек аттестованных сотрудников, дежурных пульта — 100 человек, 400 человек — сторожевая охрана.

Узнал, что такое ПЦО — Пункт централизованной охраны. Увидел, что работа очень ответственная и нужная. Увидел, что люди трудятся, не считаясь ни со временем, ни с силами.

Много работало женщин, с которыми, как известно, надо найти общий язык. Но прежде нужно было найти общий язык с бухгалтером и кассиром — известно, что в тюрьму в первую очередь попадает троица: бухгалтер, кассир и командир. Необходимо было наладить строгий контроль.

Как руководитель, я в первую очередь позаботился о мотивации — справедливом распределении премий. Эту важную процедуру передал в коллектив. Но себе оставил право «вето» — в отношении тех, кто не проявлял усердия.

Много пришлось потрудиться над улучшением быта сотрудников. Ведь люди сутками сидят, нужны места для приёма пищи, удобные кровати и диваны (а не кушетки, как тогда было положено), душевые и туалеты. Время было такое, август 1985 года, — ничего нигде нет. Ездил по гостиницам, домам отдыха, пионерлагерям — передавал с баланса на баланс всё, «что не нужно». Ремонтировали, обустраивали. Удалось выбить трёхэтажное здание, в нём предполагалось оборудовать медвытрезвитель, но потом такие заведения отменили. Я подсуетился и забрал здание под отдел и начал ремонт. Вскоре в моду вошёл так называемый бригадный подряд — мы его стали внедрять в некоторых подразделениях. В конце концов люди поверили в меня, я ощутил поддержку коллектива. Сложился круг единомышленников.

Словом, затянуло меня всё это по самое горло, пришёл в отдел «на немного», а отработал двадцать лет!

— Двадцать лет… Целая жизнь! Много объектов находилось под охраной?

— Когда я уходил, у нас имелось 16 тысяч заключённых договоров на охрану квартир и 2 тысячи — на охрану различных объектов. На сумму 23 миллиона рублей в месяц! Когда префект Северо-Западного административного округа был не в духе, он говорил мне: «Ты у нас самый богатый предприниматель! Я за тобою слежу!» Это уже потом многие предприятия поднялись и стали богаче. Должен сказать, что в то время в коллективе работали свыше трёх тысяч человек!

Добавлю ещё, что самая лучшая охрана — это милицейская. Никакой ЧОП с нею не сравнится!

— Вы сейчас возглавляете ветеранскую организацию отдела вневедомственной охраны. Какие задачи решаете?

— Активно работаем над увеличением количества членов нашей организации. В отделе в разные годы служили около тысячи человек, а в ветеранскую организацию входят всего 80. Так что ставим перед собой задачу активнее работать с ветеранами для привлечения их в наши ряды.

— Иван Иванович, вы следите за нынешними событиями на Украине и, в частности, в Закарпатье?

— Конечно. Я являюсь членом Межрегиональной общественной организации «Объединение русинов», и все мы с тревогой следим за тем, насколько напряжёнными складываются отношения между нашими странами. Вместе с тем мы верим, что здравый смысл всё-таки восторжествует и между нашими народами утвердится мир и дружба.

Беседовал Владимир ГАЛАЙКО, фото Александра КУДРЯВЦЕВА и из архива Ивана ФАБРИЦИ

Номер 4 (9799) от 8 февраля 2022г., ДЕЛА И ЛЮДИ