petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«МАРШАЛ АВИАЦИИ» МОСКОВСКОЙ МИЛИЦИИ

5119Интернациональный долг в Республике Афганистан выполняли 620 тысяч военнослужащих: в Советской армии — 525 тысяч, в подразделениях КГБ, включая пограничные, — 90 тысяч, во внутренних войсках МВД — 5 тысяч человек. Но только совсем немногие из них побывали «там» дважды — это Борис Громов, Павел Грачёв, Руслан Аушев, Валерий Востротин, Виктор Кот, Валерий Очиров и некоторые другие. Среди этих истинных храбрецов значится имя Анатолия Михалкина, жизнь и судьба которого тесно связана со столичным правоохранительным главком.

Анатолий Иванович родился в белорусском городе Гомеле 3 октября 1950 года. Среди дальних родственников Анатолия Ивановича — маршал артиллерии Владимир Михалкин, который с 1983 по 1991 год командовал ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск СССР. Кстати, Владимир Михайлович являлся последним, кому было присвоено воинское звание «маршал артиллерии», и был последним из военачальников, носивших это звание.

Надо сказать, что наш герой стал военным не благодаря дальнему родству, как могут подумать некоторые читатели. Решающую роль в выборе жизненного пути сыграла прочитанная ещё в раннем возрасте книга украинского детского писателя Ивана Багмута «Счастливый день суворовца Криничного» — небольшая повесть о буднях суворовского училища, о том, как жили и учились будущие защитники Родины. После этого Анатолий решил, что непременно станет военным.

94946Прежде чем продолжить рассказ о его жизненном пути, хочется отметить ту огромную роль, которую в воспитании юного поколения в нашей стране играли литература и искусство. Ведь многие из нынешних выдающихся правоохранителей и военачальников выбрали свой путь под впечатлением таких кинофильмов, как «Рождённая революцией», «Офицеры», «Петровка, 38» и других, а также многих прекрасных книг. Между прочим, Иван Багмут в предвоенные годы был осуждён, отбывал срок в ссылке. В годы войны воевал в разведке, потерял ногу. Несмотря на перипетии судьбы, он сочинил такую светлую повесть о военных, которая помогла сотням советских парней определиться с выбором профессии.

После школы Анатолий Михалкин поступил в Ленинградское высшее общевойсковое командное дважды Краснознамённое училище имени С.М. Кирова. Это был настоящий подарок судьбы. Ленинградское ВОКУ наряду с Московским и Киевским являлось одним из лучших военных командных учебных заведений не только СССР, но всего мира. Кировцы, а именно так себя именуют воспитанники этого вуза, ведут свою историю от Ораниенбаумской пулемётной школы РККА и трёх финских советских пехотных курсов города Петрограда, которые 24 мая 1918 года были соединены в одно военное училище. За 80 лет своего существования ЛенВОКУ произвело 119 выпусков, воспитало более двадцати двух тысяч офицеров, из которых 144 стали генералами. Девиз выпускников училища — «Ленпех — лучше всех!». Их всегда отличали боевой дух, профессионализм и преданность Отечеству.

37166К сожалению, в настоящее время училище прекратило своё существование. Впрочем, безрассудную щедрость, с которой было расформировано ЛенВОКУ, может несколько компенсировать тот факт, что отличнейшую базу училища не продали на очередном аукционе, а передали нашим коллегам в Северной столице — Санкт-Петербургской специальной средней школе милиции, которую в городе любовно называют «Стрелкой».

Сказать, что Толе Михалкину нравилось учиться в ЛенВОКУ, — это ничего не сказать. Он отдавался и теоретическим, и практическим занятиям всей душой. Его рвение было замечено и оценено — после окончания вуза с красным дипломом его назначили командиром курсантского взвода, который вскоре стал одним из лучших в училище. Через два года нашего героя назначают командиром курсантской роты. Эта должность соответствует званию майора, и Михалкин стал подумывать о поступлении в военную академию. Но…

Произошло традиционное для тех времён событие — партийный набор молодых офицеров в подразделения Комитета государственной безопасности СССР. В 1977 году по направлению управления военной контрразведки Ленинградского военного округа он был направлен на учёбу в Новосибирск — на Высшие курсы военной контрразведки.

70086Здесь учились офицеры, отобранные на чекистскую службу. Среди множества специальных дисциплин, которые им преподавали, большое внимание занимала физическая подготовка — слушателей тренировали выдерживать огромные нагрузки, учили разоружать и обезвреживать вооружённых противников. Словом, спорту отдавалось много времени.

Во время одного из матчей на первенство курсов по футболу крепкий и крупный Анатолий рванул к воротам противника с мячом и был остановлен приёмом защитника. Всё было в пределах футбольных правил, но у него от удара о землю вылетела ключица. Крепкому нападающему сумел противостоять, как выяснилось, представитель управления контрразведки ЛенВО Виктор Васильев. Ключица заросла и, как шутил Анатолий, стала ещё лучше, а он встретился с человеком, который на многие годы стал его лучшим другом.

После окончания учёбы Васильев и Михалкин возвратились в Северную столицу и были назначены в отдел военной контрразведки, который обслуживал военные вузы столицы и научно-исследовательские заведения. Тогда в Ленинграде имелось свыше десятка военных училищ и академий — работы было много, а уж молодым сотрудникам, как известно, её всегда хватает. Но жизнь распорядилась так, что вскоре Анатолий получил новое назначение: из Северной столицы он поехал… ещё севернее. Казалось бы, куда уж выше по карте? Но велика и необъятна наша Родина.

77032

Курсант Анатолий Михалкин

79400

Ленинградское высшее общевойсковое
командное дважды Краснознамённое
училище имени С.М. Кирова

31266

Аэропорт Кабула

Молодого чекиста направили на расположенный в Северном Ледовитом океане между Баренцевым и Карским морями архипелаг Новая Земля. Здесь находился Новоземельский полигон для испытаний ядерного оружия. Он предназначался для исследований поражающего действия взрывов на объекты военно-морского флота и разработки средств и способов их защиты. Это была серьёзная служба. Всего было произведено 132 ядерных взрыва, здесь же испытали супербомбу.

Молодой чекист в меру своих сил и знаний участвовал в этой работе. Но неожиданно его вызвали к руководству: поедешь в Воркуту. В те годы это слово ассоциировалось с отзвуками ГУЛАГа, поэтому Михалкин обидчиво спросил: «За что?» Руководитель улыбнулся и перешёл на шёпот: «Молчи и никому не говори, а то перейдут дорогу другие, — после чего уже серьёзно объяснил преимущества службы в этом заполярном городе. — Во-первых, это майорская должность, во-вторых, сразу квартиру получишь, и да, ещё там льготы…»

Анатолия Ивановича направили в 47-й Отдельный научно-измерительный комплекс, который участвовал в обеспечении запусков искусственных спутников Земли и пилотируемых полётов в космосе. Казалось бы, жизнь вошла в спокойное русло и теперь нашего героя ждала карьера контрразведчика, обеспечивающего ракетный щит Отчизны. Несмотря на такое «северное удаление», Михалкин не оказался «сам по себе» — за ним внимательно следили, прежде всего кадровые работники.

Дело в том, что 25 декабря 1979 года СССР по просьбе властей соседнего Афганистана ввёл на его территорию Ограниченный контингент советских войск. Предполагалось, что на недлительный срок. Но время шло, войска продолжали оставаться в этой стране, прозванной за свою географическую форму сердцем Азии, и постепенно начали втягиваться в боевые действия с вооружёнными группировками исламистов.

Для работы по линии внешней разведки понадобились молодые, энергичные, храбрые офицеры, которых кадровики искали по всей стране. Одного из них обнаружили в Воркуте. Михалкина зачислили на курсы, обучение на которых проводили специалисты Первого главного управления КГБ. Учили хорошо, он в совершенстве овладел афганскими языками — дари и пушту, отлично ориентировался в обычаях и традициях этой страны. Он был зачислен в штат ПГУ и вскоре оказался в Кабуле.

Анатолия Ивановича назначили советником при службе безопасности Афганистана. Причём того отдела, который контролировал деятельность афганской военной авиации. Пришлось ему начинать с самых азов — с организации разведки и контрразведки в ВВС ДРА. Естественно, работал он не один, а совместно с другими соотечественниками — военными и гражданскими советниками.

Но, в отличие от них, знакомых с деятельностью авиации, Михалкин был новичком в этой области — так, летал на пассажирском месте. Но известно: лётчики в любой армии — это белая кость! Завоевать доверие этих храбрых и отчаянных людей могут лишь такие же люди.

Увидев, что пилотам в общем-то безразличны все его просьбы и замечания, Михалкин пришёл к военному советнику командира афганского авиаполка: «Что делать?»

И получил ответ, который вначале его удивил: «Как что? Нужно учиться летать! Тогда и относиться будут достойно». Помолчав немного, наш герой попросил коллегу: «Составляй план учёбы». Тот хмыкнул, но ему, видно, понравилась такая решительность Михалкина. Он уточнил: «Ты на машине ездишь?». «Езжу», — ответил Михалкин. «Тогда справишься. Самолёт — такая же машина, правда, чуть сложнее».

В течение двух месяцев Анатолий Иванович каждый день начинал с утренних полётов с инструкторами. Сначала летал на вертолётах, а завершил подготовку первым пилотом на Ан-26. Постепенно вышли за пределы одной провинции и перешли к полётам по другим.

В тот период Анатолий Иванович от сослуживцев и друзей, которые с симпатией следили за его учёбой, получил шутливый титул — «Маршал авиации». Прозвище прижилось, и часто диспетчеры и лётчики передавали по связи: «В воздухе «Маршал авиации». И все хорошо понимали, о ком идёт речь.

Но афганское небо — опасная стихия. Однажды его вызвал начальник — надо лететь в Хост, расположенный в 30 километрах от границы с Пакистаном. Полёт оказался не очень удачным, вертолёт бандиты подбили, садились, а точнее, падали, оставляя за собой дымный след. Анатолий Иванович был ранен, лечился в госпитале.

Далее он был переведён в специальный отдел по работе с различными племенами и народностями. В своей службе он опирался на местных чекистов, с помощью которых удавалось срывать запланированные операции против советских войск. Результаты оказывались весомыми. Скажем, была сорвана операция против правительственных войск и советской десантно-штурмовой бригады в Кандагаре — втором по численности населения городе, расположенном на юге страны.

Сотрудникам отдела удалось наладить хорошую агентурную сеть. Михалкину приходилось даже летать на вертолёте за границу — в Пакистан для связи с членом ЦК оппозиционной партии «Пуштун Хва» («Народная партия»). Это был очень информированный источник, который тогда ещё сообщил, что в Пакистане создаётся движение Талибан. Необычно проходила сама встреча — агент подошёл к границе, а чекисты на вертолёте, на бреющем полёте прошли границу, зависли, и Анатолий Иванович втащил его в кабину. А потом таким же способом сумел опустить на землю. Михалкин потом шутил, что это только парижские резиденты встречаются со своими помощниками в опере или за чашкой кофе.

Михалкин облетал и объездил весь Афганистан. Он хорошо узнал эту прекрасную страну и её мужественный народ. В конечном итоге контрразведчик пришёл к выводу о необходимости быстрого вывода советских войск из Афганистана.

Эти в ту пору слишком крамольные мысли он неожиданно высказал тогдашнему руководителю ПГУ генерал-полковнику Владимиру Крючкову, который захотел побеседовать со специалистом, заканчивающим командировку «за речку». В подтверждение своих слов Михалкин привёл выдержки из мемуаров прапорщика русской императорской армии, который полтора столетия назад побывал в Кабуле. Тот очень точно объяснил, почему нельзя входить в мусульманскую страну, бряцая оружием.

Неожиданно Владимир Александрович, которому предстояло возглавить КГБ, вполне благосклонно воспринял мысли Михалкина. Он попросил изложить их письменно, после чего вручил Анатолию Ивановичу орден Красной Звезды — за успешные действия в командировке. Потом вызвал помощника и отдал команду: «Пусть год отдохнёт и обратно в Афганистан». Увидев удивлённое лицо собеседника, сказал: «Ты ведь так много знаешь».

Предоставленный отдых Анатолий Иванович провёл на курсах повышения квалификации руководящего состава ПГУ и выучил персидский язык — фарси. Предполагалось, что он будет в разведке курировать работу по этому направлению. Но жизнь сложилась так, что во вторую командировку в Афганистан он отправился по линии военной контрразведки. К слову, тогда он был самым молодым полковником в системе КГБ.

В новой командировке его работа заключалась в оказании помощи афганским военным контрразведчикам — и опять в качестве советника. Конечно, было непросто — работать в отрыве от «своих», но Анатолий Иванович справлялся.

Сейчас обнародованы следующие цифры: за 1980—1988 годы благодаря усилиям подразделений Особого отдела Ограниченного контингента советских войск была вскрыта и пресечена шпионская деятельность 44 агентов спецслужб США, Англии, Франции, Пакистана Турции, а также 875 агентов бандформирований и подполья. В том результате есть заслуга и чекиста Михалкина.

После вывода войск из Афганистана Анатолий Иванович подвёл свои итоги: налетал более 900 часов на вертолётах и самолётах. Изучил и контрабандой привёз в Советский Союз священную книгу мусульман — Коран, тогда его не было в свободном пользовании. Обобщил опыт своей работы и передал в так называемую группу «М», которая была организована в КГБ и занималась аналитикой в отношении развития и распространения мусульманства. Но увы, пришлось прекратить работу над диссертацией, её тема была связана с формированием принципов российской политики в странах Средней Азии и Востока. Теперь, после ухода войск из Афганистана, учёный совет признал её неактуальной.

Конечно, встал вопрос: что дальше? Один из важных житейских моментов — получение квартиры. В те годы жильё от государства получали в основном военные Минобороны, и Михалкин вернулся в управление военной контрразведки
Ленинградского военного округа.

И уже отсюда в 2002 году, после 25 лет служения в армии и спецслужбах, он пришёл в налоговую полицию. Вначале был помощником начальника Управления Федеральной службы налоговой полиции по городу Москве. Начальником был генерал Виктор Васильев — да, тот самый крепкий парень, с которым когда-то столкнулся на футбольной площадке. Потом, после расформирования налоговой полиции, Анатолий Иванович служил в ГУВД столицы — возглавлял отдел, а с 2006 года — Управление по налоговым преступлениям.

Конечно, на новой должности вначале было непросто, уж больно далёкой была она от предыдущих. Но постепенно всё наладилось. Анатолий Иванович нашёл своё место в экономическом направлении правоохранительной деятельности и стал настоящим борцом за «народный рубль». Скажем, в 2008 году сотрудники подразделений по налоговым преступлениям системы ГУВД Москвы вернули в бюджет почти 16 миллиардов рублей.

Именно подчинённые генерала Михалкина пресекли преступную деятельность многих так называемых «бизнес-сообществ», представители которых, прикрываясь «рыночными фразами», буквально грабили Россию. Так, была найдена управа на генерального директора инвестиционного фонда Hermitage Capital Уильяма Билла Браудера, который оказался международным аферистом. Опираясь на эти расследования, Тверской суд Москвы 29 декабря 2017 года признал Браудера виновным в неуплате налогов на сумму 4 миллиарда рублей и приговорил его к девяти годам лишения свободы — заочно. Материалы ещё одного важного расследования легли в основу нашумевшего «дела ЮКОСа» и осуждения жестокой преступной группировки — это событие имело огромный общественный резонанс.

…Нелёгкая служба на просторах от Новой Земли до Кандагара, ранения, нервотрёпки военной и правоохранительной жизни сказались на здоровье Анатолия Ивановича — всё чаще генералу Михалкину приходилось общаться с врачами. В декабре 2009 года он написал рапорт и по собственному желанию ушёл на заслуженный отдых. Но судьба распорядилась так, что ему не пришлось долго отдыхать, — 10 декабря 2016 года он отошёл в мир иной.

У «афганцев» есть третий тост — за погибших, за ушедших. Его они пьют, не чокаясь. Но Анатолий Иванович всегда предлагал этот тост как за живых. Предлагал чокнуться бокалами — чтобы «там» они видели, что их помнят, что они с нами! Теперь ежегодно 15 февраля, в День вывода советских войск из Афганистана, товарищи произносят тост за него. Чтобы Анатолий Иванович знал: его помнят…

Владимир ГАЛАЙКО,
фото из открытых источников

 
 
 
 

Номер 6 (9801) от 22 февраля 2022г., Мы гордимся вами