petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Москва под бандитов не легла»

dsc 7394С гордостью вспоминает свою службу в РУБОП подполковник милиции Владимир КОРОВАТЫХ.

—Владимир Викторович, вы были назначены в РУБОП в 1993 году. А до этого как ваша жизнь и служба складывались? Вы откуда родом?

— Из Якутии, сейчас говорят Саха-Якутия. Родился на реке Индигирке, от нас совсем недалеко расположен посёлок Оймякон, который считается полюсом холода. Мама моя работала в школе учителем младших классов, а отец — маркшейдером на золотых приисках. Места тут у нас буквально «золотые». Вот вы в школьные годы что собирали?

— Макулатуру, металлолом…

— А мы, кроме этого, ещё и золото. Наш учитель выводил нас за пределы поселения, мы прямо на земле собирали небольшие кусочки золота и отдавали их учителю. Он промывал их и сдавал в старательную артель, на полученные деньги покупал всем сладости.

— А как вы с «вечной мерзлоты» попали в московскую милицию?

— С севера наша семья переехала в город Покров, расположенный на границе Московской и Владимирской областей. И здесь я заканчивал школу.

В своё время отец служил на Тихоокеанском флоте и хранил дома матросскую форму. И я тоже хотел на флот. Но вначале, как и он, решил приобрести профессию строителя — поступил в техникум, в котором готовили изыскателей для строительства железных дорог. А тут подошло время армии. В районном военном комиссариате предложили воздушно-десантные войска, и я сразу согласился. Тогда ими командовал легендарный генерал Герой Советского Союза Василий Маргелов. В войсках его просто боготворили, ВДВ расшифровывали как «войска дяди Васи».

Прошёл учебку в Прибалтике, а потом служил в 106-й гвардейской воздушно-десантной Тульской Краснознамённой ордена Кутузова дивизии, в 388-м отдельном гвардейском инженерно-сапёрном батальоне. Служба была интересная, многое мне дала как в человеческом плане, так и для работы в правоохранительных органах.

После увольнения я немного потрудился в строительно-монтажном управлении Нижнего Новгорода. Наш мостоотряд построил мост через реку Керженец — левый приток Волги. Только сдали его в эксплуатацию, как меня вызвали в райком комсомола и предложили службу в московской милиции.

— И где вы её начали?

— В 124-м отделении милиции Ворошиловского РУВД, которое располагалось на улице Мнёвники. Я начинал в патрульной службе. В нашей зоне ответственности находилось несколько кварталов, и в случае сигнала о преступлении мы выдвигались туда на машине. Потом меня вызвал начальник уголовного розыска отделения капитан милиции Христофор Андриашин и предложил перейти в уголовный розыск. Конечно, здесь работать было интереснее.

Помню такой случай. Обворовали специализированную школу с углублённым изучением английского языка. Школа была модная, хорошо оборудованная — было много лингафонных кабинетов и, как следствие, магнитофонов. Вот они и пропали. Нас вызвал начальник Ворошиловского РУВД полковник милиции Николай Шаранков, которого уже «потеребили» по этому поводу в райкоме партии: надо найти воров. А потом сказал, что будет очень нам обязан, если мы быстро сработаем. Мы, конечно, постарались. Оказалось, что школу ограбили бывшие ученики, которые знали, где и что лежало. Когда имущество нашли, к нам в отдел зашёл Николай Михайлович и поставил на стол две бутылки отличного армянского коньяка.

— Да, такое запоминается.

— Потом я работал в 99-м отделении милиции, пришёл оперуполномоченным по особо тяжким преступлениям, позже стал заместителем начальника уголовного розыска. Здесь тоже запомнилось громкое преступление. Золотая молодёжь в Серебряном Бору убила парня. Влиятельные родители очень мешали следствию, но мы сумели найти преступников и доказать их вину.

— Вы пережили распад Союза и создание новой России. Как в этот период изменялась преступность? Одни говорят о «прекрасных 90-х годах», другие проклинают их…

— Это был её расцвет, если так можно сказать о преступности. С началом перестройки, появлением кооператоров, частного капитала началось создание организованных бандитских структур. Собственно, это и послужило толчком к созданию региональных управлений по борьбе с организованной преступностью — РУБОП.

Московское РУБОП получило прописку в бывшем райкоме партии по улице Шаболовка, дом 6. Вскоре это место стало известно преступному миру столицы России. Мне было предложено перейти в РУБОП Северо-Западного административного округа, я согласился. Вначале нас было восемь человек: начальник, заместитель и шесть сотрудников. Потом общее количество возросло до трёх десятков человек.

Сразу почувствовали нехватку опыта — ведь в РУБОП самым главным качеством должно быть умение собирать информацию о преступном мире и анализировать её. Постепенно пришёл опыт, пришло умение действовать на опережение. В первую очередь мы занимались преступлениями в области бандитизма, незаконного оборота оружия, наркотиков, похищением людей и коррупцией. Впрочем, не только этим. Помнится, как-то приезжал один очень знаменитый эстрадный певец, которого сейчас кличут «принцем сцены», и просил защитить — заели рэкетиры. Помогли.

— Что представляли собой ваши противники?

— У нас на северо-западе тогда орудовали две организованные банды — «тушинские» и «хорошёвские». И в той и в другой заправляли лица, уже имевшие уголовный опыт. Они набирали «бойцов» — молодых парней, не видевших перспектив в учёбе и работе. Это были спортивного вида, коротко стриженные юноши, мечтавшие о быстром обогащении и ради этого выполнявшие преступные приказы своих криминальных начальников.

Банда «тушинских» была многочисленнее — свыше тридцати человек. «Хорошёвских» было меньше, но от них также вреда хватало. Группы эти враждовали между собой, хотя сферы их деятельности немного разнились. «Тушинские» «крышевали рынки» — Тушинский вещевой и Митинский радиорынок. «Хорошёвские» «окучивали» территорию в районе Силикатного проезда. В том месте тогда размещалось много различных производственных организаций — строительных, автомобильных, инженерных, торговых, складских и других, от которых они требовали «свою долю».

— Владимир Викторович, вопрос о методах работы РУБОП. Считают, что были они очень жёсткими, на грани фола, на грани нарушения закона. Даже появилась пословица: «Круче «солнцевских» — только «шаболовские»…

— Сразу отвечу, что наши методы и приёмы ведения следствия закон не нарушали. А общая жёсткость в борьбе с преступностью была рождена сложной криминогенной обстановкой в стране. Это была атака преступности на устои государства, и мы их защищали.

Во главе Московского РУБОП находился Владимир Борисович Рушайло, который впоследствии возглавил Министерство внутренних дел и который за борьбу с незаконными вооружёнными формированиями был удостоен звания Героя России. Во многом благодаря его настойчивости в проведении расследований преступлений, его неуступчивости криминалитету нам удалось выстоять в борьбе с преступным миром. «Авторитеты» почувствовали силу правоохранительных органов: сотни оказались на нарах, некоторые бежали за границу. Не секрет, что с той поры многие жители Москвы стали смотреть на РУБОП как на единственную силу, которая могла пресечь бандитский беспредел, и стали обращаться с просьбой о помощи.

Надеюсь, не раскрою никакого секрета, если сообщу, что в некоторых регионах страны преступники сумели «заломать» правоохранителей и войти во власть. А вот Москва под бандитов не легла! И это во многом благодаря сотрудникам РУБОП, которых я от всей души поздравляю с праздником.

Подготовил Владимир ГАЛАЙКО, фото Александра КУДРЯВЦЕВА

ДЕЛА И ЛЮДИ, Номер 42 (9739) от 10 ноября 2020г.