petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Наш американец»

620170716174354Геройскому роду нет переводу

Герой двух народов

Лето. Подмосковье. Целый день напролёт без устали сыплет мелкий дождь, от которого мы спрятались в густо заросшей зеленью беседке. Мы — это Алексей Прохорович Волошин, его супруга Нинель Константиновна и я, корреспондент газеты «Петровка, 38».
Собственно, сидим мы вдвоём, а Нинель Константиновна неутомимо снуёт из беседки в дачу и обратно — готовит угощенье, успевая при этом активно участвовать в нашей беседе и дополнять скуповатого на слово Алексея Прохоровича.

Вместе супруги прожили 70 лет (!) и сейчас, глядя на них, легко можно понять, как строилась их семейная жизнь все эти годы. Он — строгий, спокойный, настоящий военный. И она — лёгкая хохотушка, буквально не сводящая с него глаз и до сих пор восхищённо говорящая: «Вы посмотрите, какой мужик!». Именно вот так — «мужик»!

К супругам Волошиным привела меня славная дата нашей истории — 1 августа 1939 года Президиум Верховного Совета СССР ввёл особый отличительный знак для Героев Советского Союза — медаль «Золотая Звезда».

Ну так вот, к Золотой Звезде Алексей Прохорович, являющийся выдающимся артиллеристом Красной Армии (за время участия в боевых действиях он, лично или непосредственно командуя артиллерийскими подразделениями, подбил 20 немецких танков), имеет самое прямое отношение — на груди его красуется этот высший знак доблести! 16 октября 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2429).

Но Алексей Прохорович герой не только нашей страны. Его мужество и храбрость были отмечены Соединёнными Штатами Америки — нашим союзником по борьбе с фашистской Германией. 12 июня 1944 года президент США Франклин Рузвельт подписал указ о награждении четырёх советских младших офицеров, ранее представленных к званию Героя Советского Союза, медалью Серебряная звезда. Награждаемые офицеры должны были представлять разные рода Сухопутных войск: танкистов, пехоту, сапёров, артиллеристов. Артиллеристом был Алексей Прохорович. В октябре 1944 года в Свердловском зале Кремля личный представитель президента США Гарри Гопкинс, посол США Аверелл Гарриман и американский военный атташе вручили эти медали советским офицерам, в том числе и Волошину.

По форме американская награда немного похожа на нашу Золотую Звезду. Примерно такого же размера, прикреплена она к красно-бело-синей ленточке. Для тех, кто наверняка хочет представить её, отсылаю к фильме «В осаде», в котором блистал Стивен Сигал, именно такую награду крупным планом показывают во время вручения награды его герою.

К американской Серебряной звезде прилагается диплом, в котором говорится следующее: «Все, кто увидит эту награду, должны приветствовать и оказывать почести этому человеку. Настоящим подтверждается, что президент Соединенных Штатов Америки, уполномоченный актом Конгресса от 9 июля 1918 года, наградил «Серебряной звездой» лейтенанта Алексея Прохоровича Волошина, Красная армия, СССР, за храбрость в военных действиях».

 Фронтовые дороги

5 февраля 1942 года Алексей Волошин получил звание лейтенанта и был назначен командиром огневого взвода 54-го гаубичного артиллерийского полка Резерва Главного Командования Юго-Западного фронта. Огневой взвод состоял из одной гаубицы, но даже из неё пострелять не пришлось. Снарядов, кстати, весом в сто килограммов, не было, так как выпускали их два завода — один в Киеве (который был оккупирован), а другой в Ленинграде (блокированном немцами).

13 марта 1942 года лейтенант Волошин был ранен во время артналёта и отправлен в госпиталь, а после излечения, с апреля 1942 года, продолжил службу в должности командира взвода управления 1104-го пушечного полка.

Во время боя на реке Мышкове, израсходовав четыре снаряда (больше просто не было), батарея лейтенанта Волошина накрыла скопление пехоты и подбила немецкий танк. Конечно, на фоне уничтоженных им позже двух десятков немецких машин это как бы и немного. Но это был первый (!) подбитый танк в полку и первый на счету Алексея Прохоровича. Узнав о его метких выстрелах, майор Пётр Григорьевич Цыганков приказал лейтенанту сесть в машину и лично повёз его хвастаться к полковнику Александру Николаевичу Янчинскому — начальнику штаба артиллерии 64-й армии.

Эта поездка, кстати, сказалась на дальнейшей судьбе нашего героя. Полковник Янчинский вскоре предложил майору Цыганкову возглавить артиллерию 10-й стрелковой дивизии войск НКВД — крупного соединения, в состав которого входило пять стрелковых полков. Тот в свою очередь предложил нескольким офицерам ехать с ним к новому месту службы, и вот тогда, в августе, Алексея Прохоровича перевели в 271-й стрелковый полк внутренних войск НКВД на должность командира батареи полковых 76-мм пушек. Вся его дальнейшая боевая судьба была связана с этой знаменитой дивизией!

В районе Ельшанки, раньше это была южная окраина Сталинграда, сейчас почти центр, немцы прорвали линию фронта. В батарее осталось шестнадцать человек. Волошин поднял их в атаку. Примкнули штыки и — вперёд: «За Родину! За Сталина! Бей фашистов!». Мат-перемат, все кричат, друг друга подбадривают, чтобы не так было страшно. Немцы уже расположились в окопах и готовились к следующему броску. Все с автоматами, с винтовками и штыками-тесаками. У наших — винтовки Мосина, которые с примкнутым штыком раза в полтора выше человеческого роста. Ворвались на фашистскую позицию. Немцы побежали,

Артиллеристы — за ними. Несколько раз Волошин кого-то догнал и проткнул штыком. Потом он рассказывал, что это как у Алексея Толстого в «Хождении по мукам: «Я колю, а он мягкий?!», очень неприятное ощущение.

Метров через двести-триста немцы разбежались, и он закричал: «Назад! Всем к пушкам!».

В батарее было 16 человек, после штыковой атаки — осталось восемь.

В Сталинграде он был тяжело ранен и отправлен на лечение в тыл. Выздоровев, вернулся в родную дивизию, которая к тому времени стала именоваться 181-й Сталинградской ордена Ленина дивизией.

Впоследствии в составе родного полка пришлось выручать 15-й кавалерийский корпус, попавший в окружение под старинным брянским городом Севском. Тут Волошин заболел тифом и снова попал в госпиталь.

В битве на Курской дуге полк вначале стоял в обороне. К счастью, немецкий удар не докатился до его позиции. Когда начался контрудар, артиллеристы Алексея Прохоровича показали себя с самой лучшей стороны — его батарея уничтожила 8 дзотов и одну пушку, а затем прямой наводкой поразила два вражеских танка.

При смене позиции батарея попала в танковую засаду и потеряла три орудия из четырёх, но тем не менее артиллеристы сумели вытащить наименее повреждённое орудие, обойти в сумерках вражеский узел сопротивления и скрытно приблизиться к нему на дистанцию 100 метров.

Подбив третий танк, батарея Волошина обеспечила успешное продвижение дивизии на данном участке. Действия комбата принесли успех своему полку и соседу слева. Один из танков Алексей Прохорович подбил лично, встав к прицелу орудия.

За потерю трёх орудий начальник артиллерии дивизии пригрозил Волошину судом. Но тут к месту прорыва прибыл командир дивизии генерал-майор Александр Андреевич Сараев. Он видит подбитые немецкие танки и спрашивает: «Кто подбил? Где этот молодец? Иди сюда, сынок!». Расцеловывает. Говорит начальнику штаба: «Представить к ордену Ленина». В конце концов Алексею Прохоровичу был вручён орден Красного Знамени.

После разгрома немцев под Курском наши войска стремительно пошли вперёд. Утром 18 сентября 271-й стрелковый полк первым форсировал Десну, а за ним переправилась и вся дивизия, но упёрлась в хорошо укреплённый противником город Чернигов — разведка доносила примерно о ста танках. Для штурма города в каждом полку дивизии были созданы сводные батальоны, усиленные артиллерией.

Сам штурм города провели ночью, так как фрицы по ночам воевать не любили. В том бою наш герой подбил пять вражеских танков. Через три часа ожесточённого боя Чернигов был взят. В ознаменование победы над зданием облисполкома установили импровизированное знамя. На черенке от лопаты над городом гордо развевалась красная рубаха, которую каким-то чудом раздобыл старшина.

После удачных действий при штурме Чернигова Алексей Прохорович был переведён на должность начальника артиллерии (начарт) 271-го стрелкового полка. 26 сентября, форсировав с ходу Днепр, его полк захватил плацдарм глубиной до четырёх километров. Волошин сумел так организовать переправу батареи, что в течение получаса все орудия были доставлены на правый берег. Противник попытался сбросить защитников плацдарма в реку, контратаковав при поддержке пяти тяжёлых танков «Тигр». Два из них подчинённые Волошина смогли поджечь. 

Волошин организовал противотанковую оборону полка с возможностью усилить артиллерию на танкоопасных направлениях. 28 сентября противник перешёл в наступление. Расположившись за заминированным железнодорожным полотном, первый огневой взвод под командованием Волошина подбил 5 танков. Противник атаковал соседний 292-й стрелковый полк и разгромил его штаб. Волошин во главе батареи пошёл на помощь соседям, и были подбиты ещё шесть танков.

Жестокость боя просто ужасала. Немцы, которые уже хорошо понимали, что судьба Рейха по сути определилась, пытались вернуть свои позиции, но и наши «по-русски упёрлись» — не было в мире такой силы, которая могла бы их сдвинуть! За одни сутки, 28 сентября, батарея, которой непосредственно командовал Алексей Прохорович, подбила 11 немецких танков.

Впоследствии, отвечая на комсомольской конференции на вопрос, как ему удалось подбить одиннадцать танков за день, Алексей Прохорович вполне искренно сказал:

— Наверное со страха: впервые увидел «тигров»! Жуткий зверь! Но я на каждого «тигра», для надёжности, направил по две пушки и метался туда-сюда, проверяя правильность наводки: даже сам заглядывал в ствол пушки. А иначе где бы мы с моими ребятами были бы? На том свете!

Впрочем, на конференции нашёлся один командир батареи, который на полном серьёзе высказался: «Подумаешь, подбил 11 танков, так у него же было какое направление. Танки пошли на него. Если бы на меня пошли бы, я бы тоже подбил. Это не его заслуга, а немцев, что они пошли в атаку»…

...За форсирование Днепра и бои на плацдарме старшему лейтенанту Волошину было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Президент называет его «нашим американцем»

В июне 1944 года Волошин был уже в пятый раз ранен — в живот, и его отправили в Киев на лечение. В госпитале он вдруг почувствовал, что его не спешат выписывать, врачи и сестрички в один голос советуют — отдохни.

А действительно, почему бы на какое-то время не забыть о войне! Офицер, конечно, с разрешения врачей решил съездить в родную деревню, а потом — в Москву.

Два дня дома — время радостных встреч с теми, кто выжил, и горьких слёз по тем, кого убили фашисты. Потом поездка в Белокаменную. На Киевском вокзале у Алексея Прохоровича неожиданно открылось кровотечение (не долечился), и его снова госпитализировали. Из госпиталя его позвали в Кремль на вручение Золотой Звезды (теперь стало ясно, к чему его берегли врачи и сестрички).

Вручение закончилось беседой с главным маршалом артиллерии Николаем Николаевичем Вороновым, который предложил Волошину поступить в Артиллерийскую академию РККА имени Ф.Э. Дзержинского. Алексей Прохорович мечтал учиться дальше и сразу же согласился с предложением маршала. Наш герой успешно сдал экзамены и уже на параде 7 ноября 1944 года ему было доверено нести знамя академии.

Но был в его жизни ещё один парад, тот легендарный Парад Победы. 24 июня 1945 года. Любопытный эпизод. После парада все знаменосцы выстроились около ГУМа. Неформальным лидером их являлся знаменосец 1-го Украинского фронта, трижды Герой Советского
Союза Александр Иванович Покрышкин (он в то время учился в Военной академии имени М.В. Фрунзе). Александр Иванович, взглянув на своих звёздных коллег, а знамёна доверялось нести самым лучшим, и предложил им всем вместе дружно отметить праздник «в знакомом месте у аэропорта». И все дружно согласились. Тогда Алексей Прохорович впервые познакомился и подружился с лучшими асами Второй мировой войны — Александром Ивановичем Покрышкиным и Иваном Никитовичем Кожедубом, ещё одним трижды Героем Советского Союза.

После окончания в 1949 году академии Волошин продолжил учёбу, причем в области, ранее ему неизвестной, — военной разведке. Об этой стороне его жизни до сих ничего не сообщалось, и вот только теперь появилась возможность приоткрыть немного полог секретности. Алексей Прохорович, окончив в 1950 году Высшие академические курсы офицеров разведки, проходил службу в Главном разведывательном управлении Советской Армии. Он находился в служебной командировке в ФРГ, но объектом его разведывательного интереса являлась Англия.

После капитуляции Германия была разделена на 4 оккупационные зоны: советскую, американскую, британскую и французскую. В каждой из них находилась Военная Миссия связи, состоящая из военнослужащих каждой из союзных армий.

В составе одной из таких миссий — советской Миссии связи при главнокомандующем Британской Рейнской армией в Бюнде — и служил Алексей Прохорович.

Территория Британской оккупационной зоны в Германии по площади была самой большой, здесь была развёрнута Британская рейнская армия (БРА), в состав которой входили соединения и части 1 армейского корпуса (три дивизии) и отдельные тыловые части, а также командование ВВС Великобритании в ФРГ. Всего в составе этой группировки насчитывалось более 70 тысяч человек. Тогда, как и сейчас, военно-политический курс Великобритании имел ярко выраженную антисоветскую, проамериканскую и пронатовскую направленность.

После начала «холодной войны» всем этим иностранным военным миссиям связи (ИВМС) представилась уникальная возможность, находясь на территории вероятного противника, практически на законных основаниях добывать на месте информацию о боевом порядке и боевом расписании войск своих вероятных противников. Мы — войск НАТО, а они — войск Варшавского договора.

Эта деятельность, естественно, была сопряжена с определённым риском, так как военнослужащие военных миссий, передвигавшиеся на машинах, при попытках добычи информации попадали в аварии, их задерживали, избивали и иногда они даже попадали под огонь часовых. Что облегчало деятельность, так это то, что автомашины военных миссий обладали статусом неприкосновенности, поэтому единственной возможностью помешать им в разведывательной деятельности в запретных зонах было блокирование их автомобилей самой различной подручной техникой (грузовиками, танками, бронетранспортёрами) или задержание самих разведчиков, если они не успевали заскакивать обратно в автомобили. В случае их поимки происходил разбор обстоятельств, разведчики в таких случаях уже ритуально сообщали, что просто заблудились или неправильно прочитали дорожную карту, а наличие биноклей и фото- и видеоаппаратуры объяснялось интересом, к примеру, к орнитологии. Случалось и так, что противник просто подстраивал аварии, чтобы списать жертвы на самих разведчиков: дескать, не удержали руль на горной трассе.

Но Алексей Прохорович и его товарищи сумели перехитрить своих визави и добыли исключительно важную информацию об агрессивных планах НАТО, о возрождении германского милитаризма.

...В 1964 году, завершив обучение на Высших академических курсах при военной артиллерийской академии, полковник Волошин направляется в 3-й Научно-исследовательский институт Сухопутных войск, где служил до увольнения из Вооружённых Сил.

Но и после выхода на пенсию он продолжает трудиться. С 1976 и по 1985 год Алексей Прохорович возглавлял Московский городской стрелково-спортивный клуб.

Несмотря на возраст, он часто бывает в трудовых и воинских коллективах, рассказывает о своём боевом пути, делится жизненным опытом.

За большой вклад в работу по патриотическому воспитанию подрастающего поколения, военнослужащих, сотрудников полиции, кадетов Алексей Прохорович удостоился многих наград общественных организаций.

Его часто приглашают в части Федеральной службы войск национальной гвардии, и он с удовольствием навещает их, знакомится с учёбой и жизнью защитников правопорядка. Ему, ветерану знаменитой 10-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД, приятно видеть, как берегут и укрепляют традиции честного и мужественного служения Отечеству. О чём он с удовольствием при недавней встрече сказал директору — главнокомандующему войсками национальной гвардии генералу армии Виктору Золотову.

Ветерана также приглашают на различные мероприятия в Кремль. Как рассказала Нинель Константиновна, Владимир Владимирович Путин каждый раз встречает Алексея Прохоровича словами: «А, это наш американец», — имея в виду его необычную награду, и обнимает.

Да, такой Герой достоин объятий нашего Президента!

Владимир ГАЛАЙКО,
фото из архива А.П. ВОЛОШИНА и из Интернета

Номер 30 (9582) от 15 августа 2017г., Ветеран