petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ

8165628 января Правовая служба московской полиции отмечает свой профессиональный праздник. В этот день в 1993 году в соответствии с приказом ГУВД столицы юридическое бюро было преобразовано в самостоятельное подразделение. И сегодня уже сложно представить, как ранее обходился солидный полицейский гарнизон без подобного «навигатора». О сегодняшнем дне Правового управления главка корреспонденту «Петровки, 38» рассказала заместитель начальника управления полковник внутренней службы Екатерина КОРОЛЬКОВА.

— Екатерина Васильевна, давайте напомним читателям основные направления работы Правового управления.

— Во-первых, это нормотворческая деятельность. Мы принимаем участие в разработке и рассмотрении проектов законов, постановлений, различных правовых актов. Во-вторых, это судебно-исковая работа — защищаем в судах интересы Главного управления, окружных подразделений, а также МВД в целом, отстаивая правоту наших действий. Важный участок — договорная работа: согласование на соответствие законности, визирование проектов аукционной документации, извещений о проведении запроса котировок, договоров, контрактов, заключаемых от имени ГУ и подразделений. Правовая экспертиза в данном случае проводится в обязательном порядке.

— Сколько сотрудников на сегодняшний день служат в Правовом управлении?

— Восемьдесят сотрудников, из них половина — аттестованные. А начиналось всё в 1982 году с двух человек в составе секретариата ГУВД Мосгорисполкома. Но появление в ту пору даже двух сотрудников можно назвать прогрессом. Наконец, 28 января 1993 года в составе ГУВД г. Москвы было образовано самостоятельное подразделение — юридическое бюро.

— Восемьдесят сотрудников — это впечатляет. А можно ли в духе времени заменить большинство из них, например, умными машинами, роботами?

— Думаю, что полностью заменить человека будет очень сложно. Да, мы сегодня используем информационные технологии, у нас есть современные справочные правовые системы — без этого никуда. Сейчас практически вся нормативная база есть в компьютере. Но машина не может выявить все проблемные вопросы, которые анализирует человек.

— Какие правовые подразделения вы могли бы назвать лучшими?

— О качестве работы правовых подразделений можно судить по результатам конкурса «Лучшее правое подразделение». В частности, в прошлом и позапрошлом годах победителем стало правовое подразделение УВД по Северо-Западному административному округу.

— Вашим сотрудникам нередко приходится выступать в суде. А кто и почему подаёт в суд на главк, на руководителей подразделений?

— Любой, кто считает, что его право нарушено, может обратиться в суд. Наши сотрудники представляют интересы по различным категориям дел. Это и трудовые споры, и обжалование решений комиссий об отказе в постановке на учёт, и назначение выплат, и пенсионные споры. Иногда обращаются в суд с целью возмещения морального и материального вреда, причинённого действиями сотрудников полиции. Поскольку правовая грамотность населения растёт, то растёт и желание защитить нарушенные, по мнению истцов, права. Сегодня обратиться в суд можно чуть ли не по любому поводу. Не секрет, есть и такая категория граждан, которых можно назвать профессиональными жалобщиками — сутяжниками. Они жалуются в суды всегда и при любой погоде.

— Насколько часты требования компенсации за причинение морального вреда?

— Даже слишком! Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания. Их оценка весьма субъективная. Теоретически, конечно, можно расценить любой инцидент так: мне причинены огромные моральные страдания, значит, они стоят огромных денег. Однако только суд, оценивая ситуацию и представленные доказательства, определяет сумму, подлежащую взысканию.

— И какие деньги требуют возместить?

— От тысячи рублей и чуть ли не до бесконечности. Есть примеры, когда у МВД требуют 600 миллионов рублей. Один из прошлогодних исков к МВД был такой: по телевизору показали голодного медведя в клетке на одной из заправок, и гражданин, отбывающий срок, предъявил шестисотмиллионный иск за причинение ему моральных страданий при просмотре по телевизору сидящего в клетке животного. Ещё один осуждённый предъявил многомиллионный иск к казне Российской Федерации за «ненадлежащие условия содержания». Оба иска рассмотрены судом, во взыскании требуемых сумм было отказано.

— Сотрудники вашего управления нередко участвуют в судах, где к Фемиде, бывает, обращаются уволенные сотрудники полиции.

— Действительно, они, как и все граждане нашей страны, имеют право обращаться в суд, если считают, что с ними обошлись несправедливо. При этом у сотрудников есть право обратиться со своими претензиями в досудебном порядке к руководству главка или МВД в порядке служебного спора. Эти претензии могут быть рассмотрены, и в случае если были действительно допущены какие-то нарушения, руководство может изменить решение: восстановить на службе, снять взыскание или рассмотреть иные вопросы. Но некоторые сотрудники идут напрямую в суд — никто им этого не запрещает.

— А как рассматривается такая ситуация: сотрудник полиции — пьяный за рулём, тем не менее подаёт в суд на ведомство.

— Совершение административного правонарушения, такого как управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения или отказ от медосвидетельствования, квалифицируется как проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел. Такая формулировка закономерна, если тот нарушил морально-этические нормы, в том числе и в свободное от службы время. Но даже в таких ситуациях случается обращение в суд. Довод сотрудника: за езду в нетрезвом виде он уже наказан лишением водительских прав, а к службе это никакого отношения не имеет. Но суды в подобных ситуациях, как правило, принимают нашу позицию и не восстанавливают таких бывших коллег.

— Вам приходится разбираться в жалобах на отказы в возбуждении уголовных дел?

— На этапе вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дело сотрудники правовых подразделений участия не принимают. Но если указанное постановление неоднократно отменяется вышестоящими подразделениями либо органами прокуратуры — в этом случае мы сталкиваемся с такой категорией дел, как обращение граждан в суд за компенсацией вреда в связи с нарушением права на судопроизводство в разумный срок. То есть за то, что дело длительное время расследовалось, но не принесло никакого результата, государством предусмотрена денежная компенсация. При предъявлении подобных исков представление интересов Российской Федерации в суде осуществляется сотрудниками правовых подразделений.

— Кого больше в вашем управлении — мужчин или женщин?

— На сегодняшний день примерно поровну. Состав довольно молодой, средний возраст 30—35 лет. Мы принимаем выпускников Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, в основном тех, кто проходил у нас практику. Выпускникам ведомственных учебных заведений более понятна наша служба.

— Что бы вы могли рассказать о сотрудниках управления?

— У нас работают самые разные люди, с разными увлечениями. Есть даже многодетные матери — они, кстати, самые ответственные и дисциплинированные.

— Сколько всего сотрудников правовых подразделений в гарнизоне столичной полиции с учётом округов?

— Около трёхсот. Сотрудники и работники правовых подразделений работают сегодня во всех УВД по административным округам, в отделах МВД России по районам Москвы.

Александр ДАНИЛКИН, фото Николая ГОРБИКОВА

Номер 2 (9699) от 28 января  2020г., Есть такая служба