petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Отягчающие обстоятельства

59810Этот тревожный инцидент случился в начале августа текущего года на Новоясеневском проспекте у метро «Тёплый Стан», в районе рынка. Прибыв по вызову, старший сержант полиции попросил 26-летнего гостя столицы из ближнего зарубежья предъявить документы. Но тот вместо того чтобы выполнить законное требование и продемонстрировать свой паспорт, развернулся и со всей силы ударил полицейского кулаком в лицо.

Сотрудник полиции был в форме, на службе, но разудалого гостя столицы это не остановило, удар им был нанесён довольно сильный.

А стоит ли нарываться?

Можно долго рассуждать о причинах такого поведения гражданина из ближнего зарубежья, можно даже предположить, что у драчуна в тот день просто было плохое настроение; возможно даже, что его кто-то ранее обидел. Ну, был нервный срыв у мигранта и всё такое… Зато совсем невозможно представить, что, например, где-нибудь в Штатах некий интурист не во время бунта, а в обычной мирной обстановке бросается с кулаками на полицейского.

Почему невозможно? Да потому, что интурист знает, что в ответ он может получить пулю и в придачу, в лучшем случае, массу других административных неприятностей. И потому в большинстве стран мира полицейский считается лицом неприкасаемым хотя бы потому, что у любого нарушителя в голове всегда сначала возникает: «А стоит ли ради чего-то нарываться на пулю?». Да и суд потом учтёт такое нападение как отягчающее обстоятельство и влепит по полной.

Перешли красную черту

На Новоясеневском же проспекте случилось ещё одно вопиющее событие, которое стало продолжением истории нападения на полицейского: земляки того драчуна потом попытались ещё и отбить его у полиции! Как говорится, перед законом страх потеряли. Почему?

Вот в этом-то, наверное, и кроется главный вопрос дня. Что это — проба сил? Попытка сделать микрорайон государством в государстве, где действуют другие законы? В последнее время как-то уж слишком нахально, рядком пошли эти попытки отбить задержанных правонарушителей у полиции или просто напасть на сотрудников.

Вот только несколько подобных примеров: в торговом центре на Новокузнецкой улице четверо мужчин напали на полицейских; на улице Лестева на полицейского напал мужчина, нарушивший режим самоизоляции; на Ленинском проспекте 25-летний гость столицы из травматического пистолета нанёс ранения двум сотрудникам ГАИ…

Впрочем, про случаи агрессивного поведения задержанных или сочувствующих может рассказать едва ли не каждый сотрудник ППСП или участковый. Такая профессия — ограждать мир от опасностей, встречаться с задирами нос к носу ежедневно. Но одно дело, когда в драку с полицией лезет пьяный балбес, и совсем другое — когда сотрудникам демонстративно противопоставляют свою силу люди из толпы, и при этом им прекрасно известно, что они преступают закон. Вот это уже совсем опасно, здесь уже явно просматривается переход через красную запретную черту, после чего может наступить самый непредсказуемый преступный беспредел.

Из этого сам собой напрашивается немудрёный вывод: криминалу нельзя уступать, отдашь палец — он откусит и руку. И это не наше российское открытие, а мировой опыт: поднявший руку на полицейского должен быть сурово наказан хотя бы потому, что пострадавший от нападения полицейский не сможет защитить всех остальных. Ведь что бы кто ни говорил, а при любом ЧП граждане прежде всего зовут на помощь именно полицию.

При этом теоретически можно даже допустить, что полицейский не успел в чём-то разобраться при задержании. Но на то и существует закон: нормальному человеку в отделе полиции всегда предоставляется возможность уточнить картину, разъяснить свои действия, то есть оправдаться, если он ни в чём не виноват. На Новоясеневском же проспекте функции полиции и даже суда сразу же взяла на себя толпа, отобрав у правоохранителей земляка, ударившего полицейского. Нужно ли пояснять, к чему ведёт суд толпы и какой пример при этом подаётся обществу?

На сегодняшний день тот самый гражданин, ударивший сотрудника полиции, стал фигурантом уголовного дела, возбуждённого по двум статьям УК: «Применение насилия в отношении представителя власти» (до 10 лет лишения свободы) и «Оскорбление представителя власти» (до 1 года исправработ). А вот «освободителям» драчуна скорее всего уголовное наказание не светит, в худшем случае их просто депортируют к себе, в азиатские края. Насколько оправдана такая безнаказанность? Следствие разберётся. Вот только будет очень досадно, если те депортированные в очередной раз приобретут очередные липовые документы и вернутся сюда победителями.

А как там за кордоном?

Всякая власть лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться — старая истина, которая не потеряла своё значение и в наши дни. Здесь стоит добавить: и если она умеет защищать своих граждан от преступников.

В России сегодня довольно часто можно услышать, что за нападения на полицейских «в отличие от западных стандартов, слишком строго наказывают». Что ж, для таких горячих защитников криминала полезно будет познакомиться с лучшей зарубежной практикой. И сравнить с нашей.

И вот для начала — известный московский случай, о котором сообщали большинство СМИ: на станции метро «Курская» уроженец Киргизии Нурлан Муратов напал на сотрудника полиции Андрея Райского, сумел завладеть табельным оружием и убил его. Случай вопиющий, убийцу задержали, судили, Муратов получил 18 лет лишения свободы. 18 лет за убийство — это сурово?

А теперь перенесёмся в США и вспомним инцидент, о котором в своё время тоже взахлёб писали многие газеты. Итак, там суд приговорил к пожизненному сроку мужчину, которому изначально грозил год тюремного заключения и штраф в 3 тысячи долларов за избиение жены. За что пожизненное? За то, что парень потом плюнул в полицейского. Плюнувшего обвинили в том, что через его слюну могла передаться смертельная болезнь, то бишь плевок был приравнен к покушению на убийство полицейского.

Стоит напомнить ещё один показательный пример из американской судебной практики: в штате Техас заключённый, который бросил свой кал в тюремного офицера, получил дополнительно 50 лет лишения свободы. Впоследствии такое суровое наказание получило своё объяснение: окружной судья просто принял во внимание многочисленные преступления заключённого, совершённые им ранее.

В странах Западной Европы имеются особые наказания за клевету и оскорбления в отношении полицейских. Так, в Германии можно загреметь за решётку на срок до 5 лет за клевету в отношении органов власти, в том числе и полиции, а просто за оскорбление полицейского — год в неволе. Во Франции за нанесение удара или другого акта насилия в адрес полицейского виновный может быть приговорён к 5 годам лишения свободы. В Италии публичное оскорбление полицейского обойдётся в 3 года отсидки. Аналогичная тенденция и в других европейских странах. Почему так сурово? Ответ простой: полиция обеспечивает безопасность граждан, а если некому будет обеспечивать эту безопасность, то в первую очередь пострадают сами граждане. И потому несложно представить, какое солидное наказание грозило бы ухарям в Европе за насильственную попытку отбить задержанного у полиции, что явно отягчающее обстоятельство. Так у кого закон более снисходительный?

Александр ДАНИЛКИН,
фото из открытых источников

Острая тема, Номер 31 (9728) от 25 августа 2020г.