petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Пешие и конные, службой закалённые

84236Накануне предстоящего дня патрульно-постовой службы полиции мы решили выйти за рамки традиционного репортажа из какого-либо подразделения, благо эта служба — самая многочисленная и широко представленная как в составе столичного главка, так и министерстве в целом.

Сегодня захотелось поговорить с самыми что ни на есть типичными представителями этого вида правоохранительной деятельности, и в то же время — неизменно вызывающими интерес людей вокруг. Потому что они заметнее других, возвышаются над остальными, и при своём появлении мгновенно создают положительные эмоции. С кавалеристами из 1-го оперативного полка столичной полиции мы обсуждаем забавные случаи на работе, особенности службы и ту особую связь, что возникает между людьми и животными.

52070Командир отделения прапорщик полиции Александр Власюк до службы всадником себя не представлял. Если большинство девчат из числа его сослуживцев шли в эту профессию из-за своего детского увлечения лошадьми, а многие так и буквально грезили образом амазонки в седле, то у Александра сложилось иначе. Да, его с детства манила форма, но при этом он банально остерегался рутины. Срочная армейская служба привела его к мысли, что работа в привычном мужском коллективе, не разбавленная какой-либо интересной картинкой и не сдобренная переменой обстановки, скучновата что ли. Поэтому когда кадровики спросили молодого парня, где родился, не деревенский ли, ухаживал ли за лошадьми, готов ли ездить верхом, он долго не задумывался — конечно, готов!

И вот теперь в ответ на нашу просьбу уже опытный, послуживший полицейский вспоминает различные эпизоды, приключившиеся на просторах столицы. Их — великое множество. Была, например, такая история.

— Патрулировали мы в парке Измайлово. Выехали на одну из полян. И тут вижу, что из гущи кустарника вверх буквально валят клубы дыма, как от костра. И запах… Характерный такой запах канабиса. Кто-то затягивается от души, не обращая внимания ни на прохожих, ни на возможное присутствие детей вокруг. Такого хорошо бы с поличным взять, с «косяком» в руках или во рту. Но, сами понимаете, на коне к нему по-тихому не подкрадёшься. Вариант у меня был один — напролом. В надежде, что нарушитель не успеет среагировать и избавиться от улик.

50755Я пустил своего Манчестера галопом и буквально влетел на нём в кусты. Получилось, как задумал: конь пронёсся впритирку рядом с «дымокуром», на которого я и спикировал прямо из седла. Тот как раз смачно вдохнул, а выдохнуть уже не успел. Потом рассказывал дознавателю обстоятельства своего задержания: «Только затянулся штакетиной (папиросная гильза с наркотиком. — прим. автора), как промелькнули две тени, словно в дурном сне. Один — конь, а другой — кто-то сверху меня прихлопнул».

Вообще, Александру и его коллегам — что в седле, что спешившись, — частенько приходилось задерживать нарушителей статьи 228 УК РФ. Раз уж начали из этой сферы, то понемногу продолжим.

— Как-то был пешим на проверке нарядов. Вижу, на скамье ко мне спиной кучно сидит группа молодых людей и активно что-то нюхает. Ага, понятно, какой-то психостимулятор: возможно, амфетамин. Тот либо вдыхают, либо в дёсны втирают. Манчестера подо мной уже не было, поэтому подошёл по-тихому. Заметили только, когда я в метре рядом нарисовался. И от неожиданности один берёт и кидает вверх раскрытый пакет с порошком. Эдак эффектно запулил его надо всей компанией. Впервые в жизни я наблюдал «амфетаминовый снег», который плавно сыпался всем на головы, — вспоминает полицейский.

К разговору подключается сослуживец Александра — командир отделения прапорщик полиции Павел Хозяшев.

46369— Не стоит думать, что мы только преследуем и ловим. Часто спасаем. В 2015-м летом как-то несли службу на пойме в Строгине. И тут мне кричат: «Человек тонет!». Я спешу на крик и вижу только чью-то макушку и рюкзак. Ага, понятно: раз с рюкзаком нырнул — значит, какой-то неадекват. Как выяснилось после — находился в состоянии смешанного алкогольно-наркотического опьянения. В таком угаре нормальное восприятие утрачивается напрочь. Я быстро спешился и прыгнул за ним. Вытащил… Описывать манипуляции, которые проделал, чтобы вода из лёгких вышла, не буду (картинка не из приятных), главное — откачал. У него потом и характерные для наркомана «гаджеты» обнаружили, и следы на руках от уколов. Выходит, в тот раз спасли. А уж как потом он своей жизнью распорядился, бог его знает…

Пока разговариваем, рядом на турниках занимаются сослуживцы моих собеседников. Ведь чтобы ездить на коне, требуется приличная физическая подготовка.

— После месяца отпуска в седло сядешь, так вечером ноги с непривычки болят. Верхом нагрузку надо уметь регулировать, правильно распределять на корпус, на ноги. Да и, вообще, надо себя в форме держать. Бывает, в лесу с напарником в такие дебри углубишься, что понимаешь: случись что-то — подстраховать ближе трёх-четырёх километров никого нет. Вся надежда только на себя. Поэтому категория здоровья у нас — только «А1: годен без ограничений», — поясняет Власюк.

— Кстати, в связи с упоминанием леса забавный случай вспомнил, — продолжает Александр. — В парковой зоне задержали буйного пьяного. Машину вызвали, говорим мужчине: вот, дождёмся наряд, передадим, а сами с вами попрощаемся. А тот сидит и громко причитает: что же машина так долго не едет. Принимается звонить в службу «02» и жаловаться дежурному на нас и на опаздывающий за ним наряд. Сами понимаете, мы же помешать ему не можем, имеет законное право жаловаться. Дежурный его спрашивает: а вы где находитесь, адрес-то какой-нибудь поблизости назвать можете? А «наш» кричит в ответ: «Какой к чёрту адрес! Я тут на пне посреди леса сижу!».

Пока общаемся с парнями и с фыркающим да перебирающим ногами Пифагором (которого все сокращённо зовут Пиф), на нас сверху с дерева осуждающе взирает пушистый серый кот. Звонкий цокот подкованных копыт вытряхнул его из привычной дрёмы.

— Откуда коты? — интересуюсь я у сопровождающего нас заместителя командира 1-го батальона (кавалерийского) по работе с личным составом майора полиции Владимира Похващева.

— Они — обычные обитатели конюшен, потому что рядом люди, тепло, сытно и мыши круглый год. Грызуны — не самое приятное соседство, антисанитария. Поэтому коты — лучшие помощники, — говорит Владимир Павлович.

— И не только коты, — добавляет Власюк. — Стоим как-то мы, конные, в охранении. Я с напарником разговорился и отвлёкся ненамного. Чувствую, конь вниз шею тянет. Продолжаю говорить, а его машинально одёргиваю. Дело в том, что когда морда долго вниз направлена — это нехорошо, конь может «заподпружиться». Заподпруживание происходит, когда животное опускает голову вниз при туго подтянутых подпругах (ремень, который держит седло. — прим. автора). Думаю: может, колено почесать решил или ещё что. Смотрю, а перед конём сидит собака кинолога, стоящего с нами на дежурстве, и облизывает Манчестеру нос, а тот облизывает её.

Перемещаемся под крышу манежа.

— В эти дни здесь готовится выступление конной группы на традиционном сентябрьском фестивале «Спасская башня». Ну а в настоящее время вы видите, как объезжают молодых коней, которые ещё под всадником ходить не приучены, — объясняет Похващев. — Поэтому в составе РКС (группы, которая так необычно и называется: «ремонт конского состава». — прим. автора) — только опытные кавалеристы, призванные обеспечить плавное вхождение коня в профессию.

Впрочем, не только молодой, любой лошади надо давать хорошую нагрузку. В кино часто показывают падение коня от непомерного надрыва, бешенной скачки. Оказывается, узнаю я в разговоре, в городской жизни опасна скорее противоположная ситуация. В стеснённых условиях лошадиный «мотор» ощущает другую крайность — недостаточную нагрузку. Поэтому охрана парковых зон — занятие полезное не только с точки зрения безопасности граждан, но и лошадиного (в прямом смысле) здоровья.

Вообще, в речи моих собеседников чувствуется большая теплота к животным. Известно, что когда списывают собак, многие кинологи стараются забрать своего питомца-ветерана. Вот и среди конников полка так же: когда списывают отслужившего своё коня, некоторые (больше это касается деревенских жителей) стараются его выкупить. Оно и понятно, не каждый в силах оборвать особую связь, что выросла между ним и этим благородным животным за годы службы. Особенно, если эта служба — патрульно-постовая.

Артём КИРПИЧЁВ,

фото Николая ГОРБИКОВА

Номер 31 (9728) от 25 августа 2020г., Будни московской полиции