petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«ПРИМЕР РАСПОРЯДИТЕЛЬНОСТИ И ЛОВКОСТИ НА ПОЛЕ БОЯ»

6441

В.В. Мазуровский. Картины
Русско­турецкой войны 1877—1878 гг.

В истории Московского полицейского ведомства многие из его руководителей оказались на этой должности не в силу постепенного подъёма по профессиональным ступенькам. Нет, наш сегодняшний герой, как и ряд людей до него, блестящим образом отличился в другой своей ипостаси — на поле брани. Именно его воинские заслуги и послужили основанием назначить его надзирать за исполнением законов в столице. Но обо всем по порядку.

Евгений Корнильевич Юрковский родился 31 января 1833 года в семье дворян Черниговской губернии. Образование получил в 1-м Московском кадетском корпусе, из которого выпущен в августе 1852 года прапорщиком в лейб-гвардии Павловский полк.

К апрелю 1863 года он дорос до капитана и на этой должности вышел в отставку. Последующие 10 лет жизни отставного капитана недостаточно освещены историками. Зато известно, что в мае 1873 года Юрковский был произведён в подполковники и назначен начальником Тифлисского пехотного юнкерского училища, на коей должности и дорос до полковника.

История никому не известного офицера так бы и закончилась на периферии Российской империи, если бы не очередная война с Турцией. Вскоре после её начала, в июле 1877 года, Евгений Корнильевич был назначен командиром 73-го пехотного Крымского полка.

И вот — знаменитая битва при горной гряде Деве-Бойну восточнее города Эрзерума. В донесении о действиях офицера было сказано:

«Полковник Юрковский прикрывал правый фланг колонны генерала Броневского и артиллерии с двумя батальонами Крымского и Таманского полков. Когда артиллерия достаточно ослабила огонь неприятельских батарей и обходная колонна генерала Амираджиби начала переменять фронт для атаки, полковник Юрковский повёл свои батальоны в атаку и выбил турецкую пехоту из двух сильных завалов; затем он занял седловину в тылу и во фланге шестнадцатиорудийной батареи турок, которую взял с бою, обратив в бегство неприятельскую колонну. Одушевляя войска блистательной храбростью и полным хладнокровием, он явил замечательный пример распорядительности и ловкости, с которой вёл войска своей колонны».

Укрупнив масштаб картины сражения, мы можем констатировать: турки, теснимые с двух сторон, стали поспешно отступать, бросив большую часть артиллерии. К вечеру Деве-Бойну был занят. Поражает соотношение потерь, понесённых в бою враждующими сторонами: в русском войске были убиты 3 офицера и 126 солдат, турки же потеряли около 7 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными.

Трудно удержаться от следующей исторической ремарки: решительная победа русских в битве при Деве-Бойну не была использована надлежащим образом, и потому цель боя — взятие Эрзерума — не была достигнута, несмотря на полную возможность сделать это. Историки приписывают это нерешительности генерала Геймана. Да, не все в русском войске обладали качествами блестящего офицера Юрковского. Как мы знаем, удержание турками Эрзерума имело последствия весьма тяжёлые для российской Кавказской армии. И лишь последующая передача Эрзерума русским была учтена при выработке условий мирного договора с Османской империей.

Ну, а наш герой был награждён орденом святого Георгия 4-й степени. Кроме того, за отличие под Эрзерумом он был удостоен золотой сабли с надписью «За храбрость».

Впоследствии Юрковский получил в командование 16-й гренадерский Мингрельский полк, а после войны был назначен на должность наказного атамана Терского казачьего войска. В мае 1884 года он был произведён в генерал-майоры.

Наконец, 17 января 1887 года Евгений Корнильевич Юрковский был переведён в Москву, где получил должность Московского обер-полицмейстера, на которой оставался до конца 1891 года.

У нас нет достаточных данных, характеризующих персональные успехи либо неудачи чиновника на этом посту. Можно было бы припомнить исторические реалии, сопровождавшие годы его руководства московской полицией, но и покушения народовольцев на действующего государя императора, и террор, развязанный в отношении ряда министров правительства Александра III, — всё это происходило большей частью в Санкт-Петербурге. Патриархальная Москва была в меньшей степени охвачена революционными настроениями. И наш герой не сумел отличиться каким-то особым образом, впрочем, как и запятнать себя позором громкого провала. Словом, дни воинского геройства Евгения Корнильевича остались в прошлом.

Если поинтересоваться семьёй Юрковских, то самым забавным может показаться факт приверженности к имени Корнилий. Поскольку именно так назвал Евгений Корнильевич одного из двух своих сыновей, впоследствии ротмистра императорской гвардии, сгинувшего в пучине революций.

Похоронен наш герой в последний год XIX века в Санкт-Петербурге на кладбище Александро-Невской Лавры.

Артём КИРПИЧЁВ

НАВСТРЕЧУ 300-ЛЕТИЮ МОСКОВСКОЙ ПОЛИЦИИ, Номер 20 (9717) от 9 июня 2020г.