petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ПРОЙДЯ ПУТЬ ИСПЫТАНИЙ И НЕВЗГОД

86575

Сергей Лобанов

В достаточно непростой исторический период для нашей страны, с сентября 1926 по ноябрь 1929 года, был начальником Административного отдела Мосгубисполкома и возглавлял милицию Москвы и Московской губернии Сергей Борисович Лобанов. А вот о нём самом до недавнего времени, в силу разных причин, имелись лишь крайне скудные биографические сведения.

 
 
 
 

Активно занимаясь изучением знаковых вех в летописи правоохраны города, коллектив Музея истории органов внутренних дел Москвы отыскивает в частности интересные данные о малоизвестных страницах становления столичной милиции в послереволюционную пору. В ходе этой целенаправленной исследовательской работы, которая осуществляется в рамках подготовки к 300-летию московской полиции, удалось найти и некоторые новые документальные источники о жизни Сергея Лобанова — одного из первых руководителей столичного милицейского оплота для молодого советского государства.

«Жизнь у нас была беспросветная...»

Уроженец села Петрищево Тарусского уезда Калужской губернии Сергей Лобанов родился в 1890 году.

Рассказывая про житьё-бытьё семьи при царизме и свои детство, отрочество и юность, выходец из заурядного провинциального местечка сообщает в автобиографии (составлена 17 сентября 1955 года и скреплена собственноручной подписью Сергея Лобанова; документ хранится в ГАРФе — Государственном архиве Российской Федерации):

16648

Председатель волостного Совета Сергей Лобанов
(сидит третий справа) на заседании. 1919 год

89638

Здание, в котором располагался Щёлковский
волостной Совет рабочих и крестьянских депутатов
Московского уезда. 1924 год

68529

Сергей Лобанов
(сидит во втором ряду четвёртым слева) в составе
щёлковской делегации на уездную партконференцию.
1925 год

37192

Сергей Лобанов
(сидит во втором ряду пятым справа) среди
участников одной из конференций.
Москва, приблизительно 1928—1930 годы

«...Отец и мать [—] крестьяне-бедняки, мать вела [домашнее] хозяйство, а отец уходил в город, где работал штукатуром у подрядчиков. Земли имели один надел, детей было четверо. Хлеба своего в хозяйстве хватало до декабря <...>, а [в] остальное время [— до нового урожая —] приходилось покупать. Жизнь у нас была беспросветная, жили впроголодь и были разуты и раздеты. Избушка была маленькая, отапливалась по-черному. С марта <...> снимали с крыш солому, кормили [ею] корову и лошадь.

Когда мне исполнилось [года] 4 — 5 лет, мать умерла. Отец женился вторично, привел нам мачеху. Сестру [в возрасте] 13 лет и брата маленького полутора годов [от роду] бабушка взяла к себе, а я с братом остался с отцом.

Когда мне исполнилось 7 лет[,] меня приняли в Земскую школу 3-классную, которую я не смог окончить в силу того, что моя трудовая жизнь началась [именно] с возраста 7 лет. Зимой я учился, а с ранней весны уходил на заработки пастухом. Так продолжалось 5 лет. Пастух — 5 лет[,] и один год водил слепых.

В 1904 году меня дядя привез в Москву и устроил на работу к подрядчику штукатурных работ Бобкову (4-я Рогожская улица), где я обязан был варить пищу для рабочих и одновременно учился <…> [этому строительному ремеслу]. Заработная плата <...> от пасхи до 22 октября — 25 рублей, зимой <...> за всю зиму [—] 15 рублей. Так работа продолжалась до 1907 г.

В 1908 году перешел на работу в строительную контору Акционерного общества [«]Юлий Гук и компания[»], где работал штукатуром до октября <...> 1911 года (Москва, Девкин переулок)».

На Первой мировой

 Тогда, в октябре 1911-го, парень-рабочий был призван на военную службу и определён «в старую армию» солдатом 11-го пехотного Псковского полка (дислокация — город Тула). Соответственно, осенью 1914 года Сергей Лобанов должен был вернуться со службы домой, но этому помешало начавшееся грозное военное противостояние второго десятилетия XX века.

Летом 1914-го грянула Первая мировая война (в народе её называли «германской», а также именовали в официальном обиходе как первую империалистическую войну), и пехотинец Лобанов вместе с полком прибыл на передовую. Солдат-окопник получил ранение «в первый период войны», после чего был направлен в 3-й Сибирский стрелковый полк, где продолжил службу до июня 1917 года.

Находясь в составе указанного стрелкового полка, бывалый воин из числа строевых нижних чинов встретил на фронте Февральскую революцию 1917 года. У сослуживцев рядовой Сергей Лобанов был в чести, поэтому он вполне закономерно оказался защитником их интересов: его избрали членом солдатского комитета роты и полкового комитета, а ещё — товарищем (заместителем) председателя полкового комитета.

Вскоре, в апреле 1917 года, Лобанова делегировали от полка в Петроград — на фронтовое совещание по ознакомлению «с положением дел об окончании войны». В городе на берегах Невы посланник «армейских низов» посетил штаб большевиков и в своё полковое расположение возвратился с литературой, в которой содержались призывы с такими красноречивыми формулировками: долой войну, даёшь мир народам и землю крестьянам…

По выражению Сергея Борисовича, его практическая революционная работа совместно с другими товарищами активизировалась после встречи с приезжавшим на фронт представителем партии большевиков из Минска. В апреле семнадцатого года Сергей Лобанов вступил в их ряды, и одну из рекомендаций он получил от секретаря минской партийной организации.

Как указано в уже цитировавшемся документе (автобиографии), в июне 1917 года 3-й Сибирский стрелковый полк отказался идти в наступление, а половина этого вооружённого формирования ушла в тыл. Причём несколько человек из полка, «как неугодный и беспокойный элемент», перевели в тыловые структуры «10-го дивизиона воздуха частей», который в сентябре того же года передислоцировали в Минск. Как раз там, в этом губернском центре Российской империи, Сергей Борисович воодушевился известием об Октябрьской революции. Кстати, он к той эпохальной осени бурного семнадцатого года уже был членом Минского городского Совета от войсковой части и одновременно являлся «членом Военного революционного комитета воздуха частей 10-й армии».

Разумеется, Лобанов всем сердцем принял новую власть, что и подтверждается в автобиографическом свидетельстве:

«Мое сознание привело меня в партию большевиков и с этого времени я понял[,] за что бороться, с кем бороться и как организовать борьбу с врагами партии, с врагами нашей родины, защищая завоевания Октябрьской революции».

Занимавший выборную должность командира обоза нестроевых частей, Сергей Лобанов в декабре 1917-го заболел воспалением лёгких. Наделённого командирскими полномочиями военнослужащего по состоянию здоровья, то есть в связи с болезнью, демобилизовали в январе 1918 года.

Мобилизация на фронт Гражданской войны

Вернувшись в Московскую губернию, большевик Лобанов сразу же оказался в водовороте нерядовых событий, которые знаменовали, образно говоря, твёрдую поступь власти Советов в городах и весях Республики. Московский губком партии направил его, участника империалистической войны, на работу в Богородский уезд, где в деревне Сутоки проживала семья Сергея Борисовича. Успешно занимавшегося организаторской деятельностью в волости, его в феврале 1919 года на Московском губернском съезде Советов избрали в члены губисполкома. Кроме того, Лобанова утвердили заместителем заведующего отделом управления, членом Коллегии ГубЧК (губернская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем) и заведующим информационным отделом.

Но всего через несколько месяцев, в апреле 1919-го, руководящего административного работника, согласно решению Центрального комитета партии, мобилизовали на фронт. В молодой Республике Советов шла ожесточённая Гражданская война, и Красной армии требовались люди с боевым опытом. Сергей Лобанов был председателем Военного трибунала 2-й стрелковой дивизии, а затем служил командиром и комиссаром 10-го стрелкового полка.

Спустя год — весной 1920-го — ЦК партии, в ответ на просьбу Московского губкома, демобилизовал «призванного революцией».  Таким образом, после выполнения своей партийно-боевой задачи Лобанов вернулся в столичную губернию и приступил к созидательному труду поистине ради великих целей новой государственности.

На партийно-хозяйственной работе

В подмосковном Щёлкове (деревня, с 1923 года — посёлок городского типа, с 1925-го — город) Сергею Борисовичу поручали разные участки руководящей работы, в том числе он являлся с апреля 1920 года  председателем ревкома (революционный комитет) и волостного исполкома. С февраля 1922 года — занимался хозяйственной работой на посту помощника директора Соболево-Щёлковской фабрики (впоследствии — прядильно-ткацкая фабрика, хлопчатобумажный комбинат). Следует заметить, что в мае 1919 года Щёлковская волость была образована (путём слияния Гребневской и Осеевской волостей) в составе Богородского уезда, а в 1921 году — передана Московскому уезду.

Через считанные месяцы, в июле 1922-го, Сергея Лобанова направили в Серпухов (Московская губерния), где коммуниста-бойца на уездной партконференции избрали членом уездного комитета партии и утвердили секретарём данного укома. Наряду с этими партийными назначениями, Сергей Борисович стал членом уездного исполнительного комитета, а также членом президиума уисполкома и членом горсовета. С ноября 1923 года Лобанов занимал посты секретаря Московского уездного комитета партии и члена исполкома.

Перейдя в марте 1926 года на работу в Московский комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), бывший волостной и уездный руководитель усердно потрудился заместителем заведующего организационным отделом (МК партии).

Во главе столичных стражей правопорядка

С учётом опыта работы Сергея Лобанова на различных ответственных постах на губернском, уездном и волостном уровнях, его поставили во главе столичных стражей правопорядка. В имеющемся в фондах ГАРФа оригинале, регистрационном бланке члена КПСС Сергея Борисовича Лобанова (партбилет № 049895860),  отмечено в одной из граф, что он с сентября 1926 по ноябрь 1929 года был начальником АОМГИК (Административный отдел Московского губисполкома)  и начальником милиции Москвы и губернии.

В течение трёх лет новому назначенцу удалось существенно укрепить вверенную ему правоохранительную структуру, хотя для милиции столицы и Московской губернии по-прежнему оставались актуальными вопросы, связанные с подбором кадров, дисциплиной личного состава и совершенствованием оперативно-служебной деятельности.

К 10-й годовщине со дня образования советской милиции был подготовлен доклад, в котором начальник Административного отдела Московского губернского исполкома Сергей Лобанов констатировал (текст документа воспроизводится по публикации в газете «Известия» в № 259 за 12 ноября 1927 г.):

«По сравнению с 1917—1918 годами, когда советская милиция только ещё организовывалась, [ее] достижения <...> к десятилетию своего существования неизмеримо [несоизмеримо] велики. В первое время работа милиции носила хаотический характер.

…На дисциплину в рядах милиции все время обращалось и обращается серьезнейшее внимание. Сейчас дисциплина хотя и поднялась по сравнению с прежним [уровнем], но нельзя еще похвалиться тем, что милицейские работники в массе своей хорошо знают службу и вполне аккуратно несут ее. Здесь большое значение играет недостаточная подготовка вновь поступающих в милицию работников. Для ликвидации этой ненормальности АОМГИК добился создания у себя особого резерва, в котором все новые работники, прежде чем попасть в отделение [милиции], проходят месячную подготовку.

Подготовка младшего комсостава [командирского состава], несущего на себе основную тяжесть милицейской работы, проводится через школу милиции имени [Ф.Я.] Цируля [начальник милиции Москвы и Московской губернии в 1923—1924 годах] в двух группах — городской и губернской. <…> Кроме того, имеются группы по подготовке работников угрозыска и переподготовке среднего комсостава.

Значительная текучесть личного состава милиции за последнее время благодаря целому ряду мероприятий все же идет на убыль. <…>

Энергичная борьба ведется с бюрократизмом и волокитой в милицейском аппарате. <…>

Улучшается и качество обмундирования, и жилищный кризис идет на убыль. Так, заканчивается постройка дома милиции на Красной Пресне, в 1928 году будет построен второй дом в Замоскворечье.

И, наконец, большое значение имеет недавно изданное президиумом Моссовета постановление о том, что работники милиции, пострадавшие при исполнении служебных обязанностей, а также их семьи имеют право получать дополнения [надбавку] к пенсии до размеров их заработка.

Главнейшая задача сейчас заключается в поднятии дисциплины среди строевого состава на более высшую степень, поднятии квалификации милицейских работников, повышении их политического и культурного уровня. Все это — необходимые условия для укрепления авторитета милиции в глазах населения, для повышения качества ее работы. С этой целью и разрешается вопрос о введении обязательного обучения в милиции. Вторая задача заключается в стабилизации личного состава, в максимальном сокращении его текучести».

Справляясь с большим объёмом работы в качестве руководителя АОМГИК и начальника милиции столицы и губернии, Сергей Лобанов одновременно являлся членом исполкома Моссовета, членом Мосгубисполкома и кандидатом в члены президиума данного исполнительного комитета.

О заслуженном признании и превратностях судьбы

Столь напряжённая работа не могла не сказаться на здоровье, и Сергей Борисович всерьёз занедужил. После перенесённой тяжёлой болезни он относительно недолго, с ноября 1929 по февраль 1930 года, потрудился инструктором Моссовета.

Затем по решению бюро МК партии Сергей Лобанов поступил в распоряжение Центрального комитета ВКП(б) и мог бы отправиться на работу за рубежом. Однако Сергей Борисович попросил, чтобы его освободили от заграничной командировки. Удовлетворив эту просьбу, ЦК партии направил Лобанова на строительство Челябинского тракторного завода.

Работая на Южном Урале заместителем помощника главного инженера Челябтрактортреста, Сергей Лобанов повторно тяжело заболел и вновь был отправлен в распоряжение ЦК ВКП(б) — в связи с прохождением лечения.

Когда более-менее восстановил свои силы, Сергей Борисович продолжил доблестную трудовую деятельность: он с ноября 1930 года был заместителем управляющего трестом «Москомстрой». Правда, хозяйственника всего через несколько месяцев, в январе 1931-го, откомандировали на партийную работу в Подмосковье — заведующим орготделом Мытищинского районного комитета ВКП(б).

По направлению ЦК партии Сергей Борисович с марта 1931 по август 1933 года являлся парторгом и заместителем директора по кадрам на Беломоро-Балтийской железной дороге. С августа 1933 по май 1935 года работал в Калуге заместителем начальника политотдела Западной железной дороги. Затем последовали и новые назначения: Лобанов с конца 1935-го трудился ответственным инструктором Политуправления на железной дороге, начальником сектора учёта выдачи-хранения партдокументов, с июня 1936-го — начальником политотдела Московского отделения Западной железной дороги, а с октября 1937 по март 1938 года — начальником кадров Союзтрансторга. В 1936 году Сергей Лобанов заслужил ведомственную награду Народного комиссариата путей сообщения СССР — знак «Почётному железнодорожнику».

Увы, по ложному доносу Сергей Борисович в 1938 году был обвинён в право-троцкистском заговоре и содержался под стражей. Приговорённый судом к 10 годам лишения свободы, назначенное наказание отбывал на востоке Сибири — в суровом по климатическим условиям Норильске. Освободившись из мест заключения в 1948 году, уехал жить к сестре на родину: в деревню в Калужской области.

К сожалению, для репрессированного первое судилище оказалось не единственным подобным ударом судьбы. В 1951 году Сергей Лобанов повторно был осуждён: на сей раз якобы за антисоветскую агитацию. Неправедно покаранного сослали на принудительные работы, и он  до изнеможения валил лес на Крайнем Севере. Выдюжив на лесозаготовках, Сергей Борисович дождался освобождения и в 1955 году вернулся в родной край Калужский.

В том же, 1955-м, году этот достойный человек своего времени, хлебнувший немало лиха, был полностью реабилитирован.

Ставший в июне 1955 года пенсионером союзного значения, Сергей Борисович проживал в Москве. Он был женат: его супругой являлась Елена Григорьевна Лобанова.

В насыщенной биографии Сергея Лобанова — деятельное участие в общественно-политической жизни советской державы, в том числе он был делегатом Чрезвычайного VIII Всесоюзного съезда Советов и XII, XIII и XIV партийных съездов (с правом решающего голоса), а также XIV партконференции (с правом совещательного голоса).

В фондах Щёлковского историко-краеведческого музея хранятся напечатанные в местной газете «Текстильщик» (город Щёлково Московской области) статьи о Сергее Лобанове: «Председатель волсовета» (№ 11 от 7 февраля 1967 года) и «Это — наш земляк» (№ 53 /1355/ от 23 июля 1969 года.

Удостоенный в 1967 году ордена Ленина за большие заслуги перед советским государством, Сергей Борисович Лобанов был награждён и медалями.

Александр ТАРАСОВ, фото из фондов Музея истории органов внутренних дел Москвы и Щёлковского историко-краеведческого музея

ОТ РЕДАКЦИИ. Поиском архивных документальных источников о жизни героя этой публикации непосредственно занимались начальник Постоянно действующей экспозиции истории органов внутренних дел Москвы Культурного центра Главного управления полковник внутренней службы Светлана Козлова, её заместитель майор внутренней службы Елена Соколова и методист Дмитрий Лобанов. В этом кропотливом исследовательском труде им оказали существенную помощь подмосковный краевед Сергей Варгузов и сотрудники Щёлковского историко-краеведческого музея, предоставившие информацию о кавалере ордена Ленина Сергее Лобанове. А копии его автобиографии  и регистрационного бланка члена КПСС Музеем истории органов внутренних дел Москвы были получены из ГАРФа.

 
 
 
 

НАВСТРЕЧУ 300-ЛЕТИЮ МОСКОВСКОЙ ПОЛИЦИИ, Номер 45 (9791) от 30 ноября 2021г.