petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Путь столичной подземки к Победе

Воспоминания подполковника милиции Павла Федосова

49417О событиях военного времени сохранились воспоминания подполковника милиции Павла Ивановича Федосова, бывшего начальника 1-го отделения милиции по охране метрополитена:

«Война застала меня инструктором партийно-политической работы по комсомолу 1-го дивизиона милиции охраны метрополитена и властно продиктовала образ мысли и жизни. В первые дни суровых испытаний подавляющее большинство милиционеров нашего подразделения подали рапорты с просьбой об отправке на фронт. Но нам ответили, что без тыла фронт существовать не может и мы пока нужны здесь. Метро продолжало работать. Теперь оно было не только удобным транспортом, но и убежищем для сотен тысяч москвичей, универсальным громадным складом, а иногда и госпиталем. Вместе с ростом значения метрополитена росла его притягательность для разного рода врагов. Работы прибавилось. Сутками не уходили милиционеры со своих постов.

В июле начались бомбёжки. Во время налётов прекращалось движение подземных экспрессов. Старики, женщины, дети с наскоро собранным нехитрым скарбом спускались в метро и иногда проводили в вестибюлях станций целые ночи. Сколько надо было выдержки, спокойствия, доброжелательности милиционерам метро, чтобы организовать спуск в подземные залы всех этих совсем не военных граждан, охранять их во время сна, успокаивать, если нужно, оказывать медицинскую помощь.

Но всё-таки метро, как и в мирные дни, оставалось важнейшим видом городского транспорта. Ежедневно его услугами продолжали пользоваться сотни тысяч людей. Следовательно, милиционеры метрополитена должны были, как и прежде, поддерживать общественный порядок на станциях и линиях, пресекать попытки нарушения закона, а таковые тогда случались нередко. Дезертиров, паникёров, карманников, спекулянтов, надеявшихся затеряться в толпе пассажиров метро, не однажды обезвреживали работники милиции.

Враг подходил всё ближе к Москве. Сотрудники были переведены на казарменное положение. В перерывах между дежурствами они учились владеть армейским оружием, винтовками, пулемётами, гранатами; обучались штыковому и рукопашному бою. В Сокольниках, в тех самых Сокольниках, где все мы любили покататься на лыжах, поиграть в волейбол, теперь были вырыты окопы, оборудованы блиндажи, ходы сообщений. Здесь проходил наш рубеж обороны. И помню, все мы тогда решили, что уж если врагу удастся вступить на территорию города, встретим его как подобает, пусть узнает, почём метр московской земли.

Множество трагических и героических событий той поры воскресает в памяти. Однажды авиационная бомба разорвалась рядом с общежитием личного состава подразделения в Комсомольском переулке. Помню, как бежали туда по ночным улицам от станции метро «Дзержинская», как увидел здание без единого стекла в окнах, стены в паутине трещин, раненых товарищей.

Помню, поздним ноябрьским вечером бомба попала в одно из учреждений. Сотрудники аппарата ещё работали. Были убитые, раненые. Помню, как с другими милиционерами, дежурившими на станции «Дзержинская», мы носили пострадавших в метро, оказывали им первую помощь, освобождали людей из-под обломков разрушенного здания.

Другой эпизод, неподалёку от станции «Библиотека имени Ленина». Рухнул от взрыва бомбы дом. Милиционеры помогали тушить пожар, откапывать жителей, погребённых под развалинами стен, разбирать груды битых кирпичей. Вообще, дома, стоявшие рядом со станциями метро, были как бы под нашей опекой. На их крышах мы дежурили во время налётов немецкой авиации, тушили зажигательные бомбы, помогали зенитчикам, расположившимся со своими орудиями в их дворах.

В это тяжёлое время никто не думал об отдыхе, хотя работали очень много, без выходных, не каждый день находя время для сна. В свободное от службы время милицейские комсомольцы по поручению Краснопресненского райкома ВЛКСМ участвовали в сборе добровольных пожертвований населения в фонд обороны. Желая помочь стране, люди отдавали на нужды армии всё, что у них было: шубы, валеную обувь, тёплое бельё, одеяла, лыжи, сдавали денежные сбережения, изделия из драгоценных металлов и художественные произведения. Мы сами сдали все свои вещи в этот фонд, оставив себе самое необходимое.

И всё же священным своим долгом считали личную встречу с врагом. Когда объявили о формировании из наших сотрудников партизанского отряда для борьбы с противником в его тылу, недостатка в желающих вступить в него не оказалось. Меня назначили замполитом будущего формирования. Но судьба распорядилась иначе. Шёл день за днём, а отряд для работы в тыл не посылали. Мы по-прежнему были нужны в Москве. И вот наступил день, когда Красная Армия перешла в наступление в битве под Москвой. Враг был отброшен от города на значительное расстояние и продолжал отступать.

Командование обратилось к нам с просьбой выделить добровольцев для ликвидации крупной группировки противника, окружённой в лесах под Наро-Фоминском и оказывающей отчаянное сопротивление. На утреннем разводе следующего дня после объявления о необходимости в добровольцах все 120 человек, заступавшие на смену, сделали шаг вперёд. То же произошло и в других взводах. Отобрали самых достойных. Одели их в полушубки, дали автоматы и благословили на бой.

Ребята слово своё сдержали. В результате жесточайшей схватки группировка противника была уничтожена за один день. Погибли и наши товарищи, были раненые. Пострадали мои друзья: комсорг взвода Таланов, член комитета ВЛКСМ Михайленко. Кровь, пролитая соратниками по оружию, вновь всколыхнула дивизион. Были написаны сотни рапортов об отправке на фронт, и на сей раз решено было их удовлетворить. Уже в начале 1942 года в действующей армии сражались десятки милиционеров 1-го дивизиона. Их места в милицейском строю заняли девушки, которые несли службу вплоть до мая 1945 года.

Ещё одним воспоминанием мне хотелось бы поделиться. Во время военного парада 7 ноября 1941 года мне выпала честь стоять в оцеплении рядом с Мавзолеем. Весь парад я видел от начала до конца. И вот тогда, вглядываясь в суровые лица солдат, идущих с Красной площади прямо на передовую, понял: нет такой силы, которая может пересилить советского человека. Наступит день, когда дети наши и внуки, гордясь поколением отцов, захотят подражать нашему поколению.

Вскоре и я покинул родное подразделение, ушёл на другую работу. Выполнял правительственные задания. Удостоен пятнадцати боевых наград, среди которых орден Красной Звезды. И вернулся в отдел милиции по охране метрополитена уже в конце войны».

Информацию предоставил Виктор МИХАЙЛОВ,

портрет работы Николая РАЧКОВА

К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ, Номер 15 (9712) от 28 апреля  2020г., История Победы