petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

РОКОВОЕ НАСЛЕДСТВО

dsc 6615

Николай Жигулин, Илья Снежко, Сергей Красных

Статус «вдовы ювелира», звучащий как название художественного произведения, одновременно является сильным магнитом для криминальных личностей. Женщинам этой категории следует быть очень осторожными и тщательно выбирать окружение, в составе которого могут оказаться завистницы, а то и наводчицы. Именно так произошло с Анжелой Волостных, жестокое убийство которой было раскрыто совсем недавно сыщиками Западного административного округа столицы.

 
 
 
 

Подробностями совершения преступления и последующего его раскрытия со мною поделились начальник отделения окружного ОУР подполковник полиции Сергей КРАСНЫХ и старший оперуполномоченный по особо важным делам подразделения подполковник полиции Николай ЖИГУЛИН.

Покойный супруг Волостных, будучи ювелиром, одновременно занимался скупкой драгоценных камней. Так что после его смерти вдова оказалась владелицей богатого наследства. Распродавая по мере надобности один экземпляр коллекции за другим, она вела достаточно обеспеченную жизнь, по старинке храня драгоценности в квартире. Женщина уж точно не являлась светской львицей, но и затворницей не была, имея достаточно широкий круг общения.

Ольга С. знала Анжелу Волостных уже несколько лет, бывала у неё дома, была осведомлена об источнике дохода приятельницы, очевидно, даже более-менее представляя объёмы хранящихся в квартире богатств. Видимо, сама вдова была плохим психологом и не сумела разглядеть коварного злоумышленника в собственной подруге. А та тем временем придумала план завладения наследством. И принялась его осуществлять.

Для этого она подрядила своего 40-летнего знакомого К., ранее судимого. Тот, в свою очередь, поделился информацией с ещё одним приятелем — своим ровесником (вообще-то фамилия последнего начинается с той же буквы, но для удобства чтения будем именовать его Х.). Этот Х. был уже не просто судимым гражданином, а законченным отморозком-рецидивистом, большую часть жизни проведшим в колониях и тюрьмах. И троица сообща приступила к реализации.

В чёрный для вдовы день Ольга С. (в начале октября минувшего года) под каким-то предлогом пригласила её в ресторан «Тануки». А мужчины стали поджидать Волостных у её подъезда. После того как женщины распрощались и ничего не подозревающая вдова отправилась домой, Ольга С. позвонила подельникам, чтобы те подготовились. И мужчины подготовились. К. сидел в машине, «девятке», задёшево купленной специально для совершения преступления, у торца дома, а Х. ждал в подъезде, код которого ещё раньше им сообщила Ольга С.

В момент, когда Волостных зашла в подъезд, Х. встретил её резким ударом в лицо, разбив его до крови. Он потребовал у жертвы не издавать ни звука и отдать ему ключи от квартиры. Парализованная от ужаса Волостных безоговорочно подчинилась. Х. вывел женщину из подъезда, где их встретил К., и все вместе они проследовали к детской площадке. Там, сидя втроём на лавочке, они потребовали у бедной женщины рассказать, где именно в квартире та хранит ценности, за которыми с квартирным ключом отправился Х.

Наверняка у читателя, как и раньше у меня самого, возникает законный вопрос: отчего женщина не кричала, не вырывалась, не звала на помощь? В конце концов дело происходило не в глухом лесу, а во дворе многоэтажного дома.

— Первую явную возможность привлечь внимание, — говорит Жигулин, — она упустила в момент, когда на выходе из подъезда их с Х. встретил один из жильцов. Мужчину встревожил вид окровавленного лица Волостных, и он спросил, что произошло. В ответ на это Х. грубо посоветовал ему «не лезть не в своё дело», дескать, «жену воспитывает». И в этой ситуации и во всех последующих Волостных с удивительной покорностью исполняла все команды, исходившие от её мучителей. Как впоследствии показал К., она призналась, что уже длительное время ожидала чего-то подобного. И восприняла случившееся как неизбежный рок.

Итак, Х. попал в квартиру и вынес из неё две дорожные сумки с ювелирными изделиями и найденными там 52 тысячами долларов. Отыскал он и документы на жильё. Преступники предполагали впоследствии распорядиться и квартирой Волостных, поскольку, со слов Ольги С., они знали, что близких родственников у вдовы не было.

Уготовив своей жертве печальную участь, грабители пока чётко не представляли, где они это сделают. Поэтому, усадив женщину в машину, они поначалу довольно бессистемно колесили по московским улицам, а затем решили поехать в Ивановскую область, откуда оба были родом. Х. предложил исполнить задуманное на заброшенном кладбище рядом с родной ему деревней. По пути они выбросили в реку все телефоны, собственные и спутницы. Приехав на пустынное кладбище, между двух старых могил они выкопали для жертвы неглубокую яму и ударом кирпича от кладки разрушенной церкви размозжили ей голову. Особый трагизм истории придаёт тот факт, что все это время бедная вдова была в полном сознании и безропотно принимала свою судьбу, лишь помолившись перед смертью.

Деньги и камни убийцы поделили между собой, выделив наводчице значительно меньшую долю. Кстати, та до конца утверждала, что не предполагала возможности гибели своей знакомой.

Задаю вопрос сыщикам, с какой именно нити они начали разматывать этот клубок.

— Дело это мы забрали к себе в убойный отдел из подразделения по поиску без вести пропавших, после того как обнаружили тревожный сигнал другой приятельницы Волостных, — вспоминает Сергей Красных. — Женщины вдвоём собирались к стоматологу, но вдова в назначенное время на приём не явилась. Вместо этого с её телефона подруге пришло какое-то путаное сообщение, что Волостных якобы навсегда уезжает в Молдавию и т. д. Встревоженная и не поверившая эсэмэске подруга обратилась в полицию.

Сыщики начали отрабатывать полученную информацию. Разумеется, я не могу позволить себе раскрывать профессиональные обстоятельства розыска, скажу лишь, что свою роль в расследовании сыграл тот самый свидетель из подъезда. Он же на всякий случай зафиксировал и госномер машины.

Нашли прежнего владельца «девятки». Личность покупателя была ему неизвестна. Зато известным для сыщиков стал номер кредитки, откуда были перечислены деньги за машину.

Первым задержали К. После убийства он вернулся в столицу, где подрабатывал грузчиком-сборщиком мебели. Задержали и Ольгу С. За Х. пришлось побегать. В столицу он не возвращался, а обосновался было у знакомой в Ивановской области. Впоследствии на обыске, проведённом оперативниками в доме сожительницы Х., была обнаружена часть похищенных у вдовы ювелирных изделий.

Но в этот момент Х. уже нанял другого знакомого, чтобы тот отвёз его в Ростовскую область, где он нашёл возможность реализовать драгоценности. Взяли его на полпути — под Воронежем.

Необыкновенно сложным оказалось проводить на месте убийства следственные действия. Старшему оперуполномоченному по особо важным делам майору полиции Илье Снежко, в ведении которого находилось их обеспечение, уже только для того чтобы добраться по снежным завалам до могилы, пришлось разыскать в ближайшем автохозяйстве гусеничный бульдозер. Два трактора перед этим дорогу проложить не сумели. Но мы знаем: сыщикам, как и следователям, условий работы выбирать не приходится, локацию диктует преступник.

Точку в деле пока ставить рано, как и говорить о некоторых его обстоятельствах, поскольку рассказываю я о нём в период активного следствия. Признательные показания получены от двоих фигурантов, третий продолжает отпираться. И очень печально, что рассказ о несомненном успехе сыщиков, их высоком профессионализме и хватке — это всегда рассказ и о человеческой трагедии.

Алим ДЖИГАНШИН, фото оперативников и Александра НЕСТЕРОВА

Номер 6 (9752) от 23 февраля 2021г., Острая тема