petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

СЧАСТЬЕ И НА ПЕЧИ НАЙДЁТ!

dsc 0054По итогам прошлого года в конкурсе на звание «Лучший по профессии» в номинации «Лучший сотрудник правовых подразделений» победителем признана юрисконсульт правового отдела УВД по ЗАО майор внутренней службы Ксения БАГРЕЕВА. Корреспондент газеты «Петровка, 38» встретился с Ксенией Евгеньевной и попросил рассказать о том, как она шла к победе.

— С вами непросто встретиться. Как ни позвонишь, вы — в суде. Что вы там делаете?

— Известно, что одним из направлений деятельности нашего правового отдела является судебно-исковая работа. Начальник отдела подполковник внутренней службы Анастасия Александровна Гаврилова поручает мне, как, впрочем, и другим сотрудникам, представлять в суде интересы органов внутренних дел: как интересы УВД по ЗАО, так и столичного главка, а иногда и всего нашего ведомства (по праву передоверия). Дел довольно много, поэтому приходится в судах бывать часто.

— В основном что это за дела?

— Самые разные: о признании действий незаконными, о компенсации морального вреда или ущерба, о признании незаконными решений о неразрешении въезда на территорию Российской Федерации. Последние очень сейчас актуальны, поскольку трудовых мигрантов в стране много и они активно обращаются в суды. 

— К примеру, вчера какое дело рассматривали?

— Вчера я была в арбитражном суде. Здесь такая история. На Московской кольцевой автомобильной дороге произошло дорожно-транспортное происшествие с участием трёх машин — такси, частного автомобиля и небольшого грузовичка, принадлежащего юридическому лицу. Этот грузовичок не признали вещественным доказательством, но поскольку его водитель был увезён на скорой помощи, машину (она, кстати, почти не пострадала) просто убрали на территорию около поста-пикета. По логике вещей, водитель, который в тот же день вышел из медицинского учреждения, должен был его забрать, но он не сделал этого. Авто находилось в указанном месте пару месяцев, а потом пропало. И его владелец, то самое юридическое лицо, выставил иск о возмещении ущерба…

— А разве так бывает, чтобы пропал автомобиль, находившийся на такой территории?

— Оказалось, что бывает. Суд попытался проследить его судьбу. Какое-то время авто находилось на объекте, относящемся к сфере ответственности батальона ГАИ, потом его передали на баланс города, позднее оно было передано Центру организации дорожного движения, позже следы автомобиля потерялись.

Крайними всё же оказались мы, так как наши сотрудники не обеспечили её сохранности — изначально! Сотрудники полиции должны были её опечатать, выяснить имя владельца, забрать все ключи и документы, которые хранились в машине, а потом связаться с ним и договориться о том, чтобы тот её забрал. Они должны были обеспечить безопасность авто, даже если оно и не было признано вещественным доказательством.

Суд принял решение не в нашу пользу, мы обратились с апелляцией и кассацией и в меру сил и возможностей старались уменьшить сумму компенсации за утерянный грузовичок.

Всё происходило чуть раньше, а именно вчера мы слушали вопрос о возмещении судебных расходов. Юридическое лицо выставило сумму в размере 150 тысяч рублей, мы же сумели убедить суд в том, что это чрезмерно много, и суд снизил её до 60 тысяч.

— То есть вы дерётесь за каждый рубль…

— За каждую копейку!

— А если вы проигрываете дело из-за того, что какой-то сотрудник полиции не выполнил своих обязанностей до конца, как с тем грузовичком, — в отношении сотрудника принимаются меры? Скажем, финансового плана, чтобы возместить если не всю сумму, то хотя бы часть?

— После окончания процесса мы анализируем все нюансы и делаем заключение: если проиграли, то из-за чего. Назначается служебная проверка, и те сотрудники, кто выполняет свои обязанности спустя рукава и вводит родное ведомство в непредвиденные траты, понесёт ответственность, в том числе материальную, — речь идёт о так называемых регрессных исках, которые мы выставляем нарушителям.

— Каждый день приходится бывать в судах?

— Как сложится ситуация. Бывает период, когда дел мало — некое затишье. А бывает так, что в один день приходится работать в трёх судах: с утра в Замоскворецком, чуть позже — в Солнцевском, а ещё и во Втором кассационном.

— Как я понимаю, поход в суд, который для большинства граждан страны является событием, для вас рутина. А вообще, приходилось ли участвовать в так называемых резонансных судебных заседаниях?

— Да, однажды к нам обратились с иском представители организации Свидетели Иеговы, деятельность которой признана экстремистской и запрещена на территории России. Они просили признать действия сотрудников Центра по противодействию экстремизму незаконными и разрешить им продолжить, как они говорили, проводить богослужения в опечатанном здании.

В Кунцевский суд прибыли 53 заявителя и два их представителя. Суд более семи часов рассматривал это дело и отказал в удовлетворении иска. Мы доказали, что сотрудники полиции действовали строго в рамках закона, что здание было опечатано, потому что в нём была обнаружена экстремистская литература. Потом было рассмотрение апелляционной и кассационной жалоб, но решение суда не изменилось. Это был непростой процесс, в котором я принимала участие совместно с представителями главка и ведомства.

— Как вы пришли в правоохранительные органы? По стопам родителей?

— Нет, мой папа Евгений Георгиевич, к сожалению, он уже умер, и мама Марина Николаевна работали в промышленности и не имели никакого отношения к милиции. Я же училась в музыкальной школе, окончила её по классу фортепиано. Смалу также занималась пением, солировала в хоре. Наш коллектив занимался озвучиванием одного из мультфильмов, снятого на «Мосфильме», и за исполнение песни в нём я даже получила гонорар — купила себе плюшевую игрушку. Как бы всё шло к певческой карьере…

Но судьбу мою решил телефонный звонок из кадрового органа УВД по ЗАО. Я как раз оканчивала одиннадцатый класс, параллельно училась на курсах английского языка и шла на занятия. На пороге дома застал звонок: не желаете ли вы учиться в Московском университете МВД? А почему бы нет? Решила поступать на международно-правовой факультет, хотя туда был самый высокий конкурс. Но я собралась, настроила себя правильно и поступила. И кстати, окончила его с отличием.

Практику и стажировку я проходила в правовом подразделении УВД по ЗАО, причём несколько раз. Тогда во главе стояла Анастасия Александровна Гаврилова. Она предложила мне работу, и я с радостью согласилась. В первый день работы я получила первое дело и уже через час была в Замоскворецком суде…

— Подполковник внутренней службы Гаврилова — вторая мама?

— Можно и так сказать.

— Когда в суде наступает, как вы говорите, затишье, какой ещё работой приходится заниматься?

— Приличную часть рабочего времени мы уделяем правовому контролю, правовой экспертизе. Существует такое правило: все документы, которые рассматриваются в управлении, должны побывать в нашем отделе и пройти правовую экспертизу. В день иногда приходится прорабатывать до десяти различных аналитических записок, рапортов, докладов и прочих деловых бумаг.

— А в этой работе что главное?

— Всё важно. При правовой проверке надо убедиться, надлежащими ли лицами составлен документ, соблюдены ли сроки его подготовки, все ли обстоятельства изучены, все ли сотрудники опрошены, которые должны сообщить информацию, правильно ли указан правовой акт, согласно которому привлечён к ответственности сотрудник, и многое другое.

— Ксения Евгеньевна, ещё один вопрос: не слишком ли много времени вы уделяете работе? Как я понял, вы ещё не замужем. Может быть, стоит к решению личных проблем вернуться? А то вдруг придёт счастье, а вы опять в суде…

— Да, я не замужем. Как говорят в таких случаях, открыта для знакомств. Много времени отдаю работе? Я бы так не сказала — жизнь у меня активная: я много читаю, мечтаю о создании собственной библиотеки, сейчас учусь играть на таком музыкальном инструменте, как глюкофон, и продолжаю изучать иностранный язык. Кроме того, люблю животных — дома у меня две собаки и две водоплавающие черепахи.

Понимаете, никто не знает своей судьбы. Если бы люди знали, что их ждёт, неинтересно было бы жить. А потом, знаете, есть такая русская пословица: «Счастье и на печи найдёт!»

Беседовал Владимир ГАЛАЙКО, фото Александра НЕСТЕРОВА

Номер 25 (9820) от 12 июля 2022г., Лучший по профессии