petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ МОСКОВСКИХ СЫЩИКОВ

Газета «Петровка, 38» завершает публикацию специальных выпусков, посвящённых 100­летней истории Московского уголовного розыска. Они сформированы из материалов книги об истории Московского уголовного розыска, созданной Советом ветеранов МУРа под общей редакцией Юрия Григорьевича Федосеева — начальника МУРа в 1991—1994 годах.
43152Музей — это храм памяти об ушедших поколениях и их благородных делах. Посещая этот «храм», мы как бы входим в историю, оставляя в душе, в памяти её частичку. Оживают конкретные лица, исторические события, подвиги и дела наших предшественников.

Одним из старейших полицейских (милицейских) музеев Москвы и России в целом является Музей истории Московского уголовного розыска. Идея его создания возникла ещё во времена Московской уголовно-розыскной милиции, которой руководил бывший начальник Московской сыскной полиции Карл Маршалк.

Большевистская власть, не доверяя буржуазным специалистам, устанавливала за ними контроль в лице назначенных комиссаров. В Московской УРМ таким комиссаром стал Карл Розенталь, который подписывал приказы по управлению, принимал на работу, увольнял сотрудников и решал все важные вопросы.

44920Трудно сказать, кто персонально являлся инициатором создания музея, но приказ о начале его деятельности подписывал К. Розенталь.

Вот текст этого документа:

ПРИКАЗ

по Московской Уголовно­Розыскной Милиции Вторник, 16 апреля 1918 года

п.5 Предлагаю Помощнику Начальника Уголовно­Розыскной Милиции ЛЕЛЮХИНУ разработать в спешном порядке и представить мне проект организации при Управлении Московской Уголовно­Розыскной Милиции музея, в коем могли быть собраны разного рода инструменты и принадлежности, которыми уголовные преступники пользуются при совершении преступлений, и все другие материалы, имеющие отношение к данному делу.

Комиссар Уголовно­Розыскной Милиции К. Розенталь

(ГА РФ, ф. 393, оп.16, д. 16, л. 14)

А вот ещё один документ, датируемый двумя неделями позже:

ПРИКАЗ

по Московской Уголовно­Розыскной Милиции № 10 30 апреля 1918 года

Предлагаю Помощнику Начальника Уголовно­Розыскной Милиции т. Лелюхину временно принять на себя заведование учреждённом при Управлении названной Милиции музеем разного рода инструментов и принадлежностей, коими уголовные преступники пользуются при совершении преступлений, а инспекторам вменяю в обязанность пополнять музей относящимися к нему предметами и материалами.

Комиссар Уголовно­Розыскной Милиции К. Розенталь

(ГА РФ, ф. 393, оп.16, д. 16, л. 21)

Необходимость такого музея была обусловлена тем, что вместо старых сыщиков, не пожелавших служить советской власти или уволенных по политическим соображениям, в УРМ приходили бывшие рабочие, солдаты, мещане, которые не имели ни малейшего понятия о предстоящей деятельности. Вот их-то руководство УРМ и надеялось быстро обучить с помощью экспонатов организуемого музея.

46976
Лукашенко Александр Дмитриевич
Сыщикам в то тяжелое время было не до собирательства экспонатов, поэтому коллекция пополнялась очень медленно.

И вот 5 октября 1918 года приказом НКВД был создан уголовный розыск-приёмник уголовно-розыскной милиции. В Москве с этого момента начинает формироваться знаменитый МУР. Эта аббревиатура вот уже столетие является символом и, как сейчас принято говорить, фирменным брендом московской милиции (полиции). Перед МУРом трепетали многие «знаменитые» преступники. К сыщикам МУРа испытывали особое уважение другие милицейские службы, государственные учреждения и советские граждане.

Но вернёмся к истокам. Шла Гражданская война, иностранная интервенция. В стране царили голод и страшный разгул преступности. Однако МУР не спасовал перед этими трудностями. Борьба шла не на жизнь, а на смерть. В схватках с бандитами гибли работники милиции, уголовного розыска. Первой жертвой из числа работников МУРа стал убитый во время операции по зачистке бандитских притонов в 1919 году агент И.К. Мешкис.

Конечно, в такое трудное время не до создания музеев. Шла борьба за выживание молодого государства. Да и свободных помещений для музея в здании дома № 17 по 3-му Знаменскому переулку, где размещался МУР, практически не было. Поэтому коллекция орудий преступлений хранилась бессистемно в кладовках, рабочих столах и сейфах сотрудников.

17470
Судаков Александр Юрьевич
Карл Розенталь, возглавлявший в октябре 1918 года Центророзыск Республики, решил этим воспользоваться. В новой должности его не покидала идея развития музея. Теперь он хотел создать его при Центророзыске. Основу этого музея должна была составить коллекция орудий преступлений, хранившихся в МУРе.

В феврале 1919 года в Президиум Моссовета поступило письмо следующего содержания:

«При Центральном Управлении Уголовного Розыска учреждается музей орудий преступлений и вещественных доказательств, который будет иметь громадное научное и показательное значение для инструктирования всех Отделений Уголовного Розыска Р.С.Ф.С.Р.

В связи с открытием в ближайшее время школы по Уголовному Розыску, вопрос об оборудовании при Центророзыске музея становится весьма спешным.

В целях создания такового музея Центророзыском в начале ноября прошлого года было затребовано от всех Отделений Уголовного Розыска по одному образцу тех орудий преступлений и вещественных доказательств, кои имеются у них в двух и более экземплярах, но до сего времени материала для музея получено мало.

При таких условиях Центророзыску сейчас настоятельно необходимо воспользоваться коллекцией музея Московского Управления Уголовного Розыска.

14565
Скударёва Олеся Петровна
Полагая, что иметь два одинаковых по типу музея в Москве в настоящее время невозможно и что музей при Центророзыске, как Центральный и научно-показательный важен для школы Уголовного Розыска, куда уже командированы Исполкомами на местах лица, занимающиеся Уголовным Розыском для слушаний лекций, прошу Вашего распоряжения о передаче Центророзыску всей коллекции орудий преступления и вещественных доказательств, имеющейся при музее Московского Уголовного Розыска. Таким образом, музей при Центророзыске и Московском Управлении Уголовного Розыска будет общим.

Заведующий Главным Управлением

Советской Рабоче-Крестьянской Милиции М. Васильев-Южин

Начальник Центророзыска К. Розенталь

(ЦГА МО, ф. 66 — переписка Моссовета)

Однако возглавлять Центророзыск Розенталю пришлось недолго, поэтому о его просьбе постарались забыть, а экспонаты так и остались в МУРе.

49766
Фёдоров Виктор Николаевич
После окончания Гражданской войны начали создаваться различные курсы подготовки работников милиции и уголовного розыска. В помещениях таких курсов и школ за счёт фондов МУРа стали оформляться в качестве учебных пособий коллекции орудий преступлений и других предметов, используемых преступниками.

Но вот в начале 1925 года возник вопрос о создании постоянно действующего музея Московского уголовного розыска. Вновь обратимся к источникам. В «Известиях Административного отдела Моск. СРКиКД» в заметке «МУР готовится к открытию музея» говорится:

«В МУРе имеется большое количество разнообразных орудий взлома, которые отобраны у задержанных преступников или на местах, где совершались преступления. Здесь огнестрельное и холодное оружие всевозможных систем, ломы, усовершенствованные орудия взлома несгораемых шкафов, всевозможные отмычки и т.д.

Кроме того, имеются целые серии фотографий злостных преступников и фотографические снимки трупов-жертв преступлений.

В занимаемом МУРом доме есть два зала, состоящие на учёте в комиссии по охране памятников искусства. Один из этих залов в настоящее время занимается под музей.

Все орудия, при помощи которых совершаются преступления, рассортированы и классифицированы. Музей разбит на отделения: 1) орудия всевозможных взломов, 2) коллекция оружия, 3) коллекция отмычек, 4) приборы и изделия фальшивых денег и документов, 5) всевозможные наркотики и 6) фотографические снимки, приборы дактилоскопирования и фотографирования.

В настоящее время все отделения пополняются материалом. Работа эта в скором времени будет закончена, и в апреле с.г. музей при МУРе будет открыт.

Для работников уголовного розыска и милиции этот музей представляет значительный интерес».

(«Известия адм. отдела М.С.Р.К и К.Д.» № 37 (472) от 27 марта 1925 г.)

В это время при МУРе работала школа подготовки кадров для уголовного розыска, и экспонаты создаваемого музея могли стать очень серьёзной базой для практического обучения будущих специалистов.

В «Известиях» от 10 мая 1925 года появилась заметка об открытии музея МУРа. Вот её содержание:

«В открывшемся недавно уголовном музее МУРа имеется очень незначительное количество экспонатов. Правда, подобраны они довольно умело — заведующему музеем тов. Ерёмину, видимо, пришлось долго и много поработать. Но силами одного человека, при всём желании, много не сделаешь. Музей требует пополнения, и в этом ему должны помочь все работники милиции и угрозыска. Ведь им в первую очередь приходится сталкиваться с преступным миром. Они отбирают орудия преступлений, часть которых в качестве вещественных доказательств прилагается к протоколам, а большинство, не имеющее существенного значения при разборе дела, сдаётся в ЦОХ. О передаче интересных экспонатов вместо подвалов ЦОХа в музей МУРа должен распорядиться АОМС.

…Отсутствуют также «инструменты» карманников, подделывателей документов, баллоны для расплавки несгораемых шкафов, футляры «фармазонов», лобзиковые пилки взломщиков решёток и т.д.

Музей МУРа должен представлять из себя полную и наглядную картину преступного мира Москвы».

(«Известия адм. отдела М.С.Р.К. и К.Д.» № 54 (489) от 10.05.1925 г.).

Таким образом, в апреле 1925 года музей МУРа начал свою работу. Его посетителями были служащие Моссовета, работники различных административных и хозяйственных органов, ну и конечно же сотрудники милиции, уголовного розыска, курсанты школ и различных милицейских курсов. Экспозиция музея постоянно пополнялась новыми экспонатами. Заведующий Ерёмин старался сделать всё возможное для дальнейшего развития, популяризации и практического использования музея.

Но менялись руководители МУРа, менялись заведующие музеем. Были периоды особого интереса к экспозиции, а также периоды остывания этих интересов. После очередного такого остывания музей был пополнен новыми экспонатами и возобновил свою работу. В газете «Известия Мосгубисполкома» за 1929 год отмечается «горячее участие в восстановлении музея т.т. Прокофьева и Терехова, которые без лишних затрат средств привели музей в хорошее состояние».

(«Известия Мосгубисполкома» № 42 (1091) от 14.04.1929 г.).

В 1931 году МУР, ранее существовавший как самостоятельная структура Исполкома Моссовета, вошёл в состав милиции, став одной из ведущих её служб. В том же году он переехал из дома № 3 по Б. Гнездниковскому переулку в здание Петровки, 38. Там музей МУРа стал как бы «общим достоянием» и временами назывался то музеем НТО, то музеем криминалистики. И немудрено, ведь орудия преступлений часто оседали там после проведения соответствующих экспертиз.

Во второй половине 30-х годов начались политические репрессии. Под них попали многие бывшие и действующие руководители и сотрудники МУРа. Был арестован, осуждён и умер в тюрьме бывший комиссар уголовно-розыскной милиции К.Г. Розенталь, расстреляны бывшие начальники МУРа А.М. Трепалов, И.Я. Фрейман, Л.Д. Вуль, В.П. Овчинников, Э.К. Синат. Арестован и осуждён Ф.П. Фокин.

Связанный с репрессиями период отрицательно повлиял и на работу музея. Ведь экскурсовод, рассказывая о тех или иных экспонатах, должен был говорить и о муровцах, раскрывавших преступления, с которыми эти экспонаты были связаны. А как можно говорить о «врагах народа». Поэтому какое-то время музей «отдыхал».

В начале войны из-за угрозы захвата противником столицы многие учреждения стали эвакуироваться в глубокий тыл. Вывозились архивы, эвакуировались фонды музеев Москвы. Было принято решение и об эвакуации экспонатов музея МУРа.

Только в третью военную зиму экспонаты были возвращены на Петровку, 38. Сначала они хранились в ящиках, а затем неспешно занимали свои места в экспозициях. Пока было не до музея, шла война, существовало много других проблем. Однако быт на Петровке, 38, налаживался, и музей готовился к приёму посетителей. Активно восстанавливали музей после возращения экспонатов из эвакуации сотрудники ОУР (так в тот период назывался МУР) Щукин, Орлов, Кириллов, Павлов, Рожков, Юдин.

В послевоенные годы тема уголовного розыска была закрыта для основной массы граждан. Ведь даже характер работы, выполняемый сотрудниками уголовного розыска, почему-то считался государственной тайной. В средствах массовой информации практически не упоминался уголовный розыск, а любые его заслуги в борьбе с преступностью приписывались объединённым силам милиции. Поэтому увидеть экспонаты музея МУРа могли только работники милиции и представители некоторых близких к ней служб.

Тем не менее музей продолжал расширяться. В конце 40-х – начале 50-х годов по заказу руководства Московской милиции театральными художниками для музея были изготовлены и установлены уникальные макеты, воспроизводившие реальную обстановку на местах происшествий по некоторым «громким» делам.

В конце 50-х годов при очередной реконструкции музея (в то время он назывался музеем криминалистики) было выделено помещение на 5 этаже здания Петровки, 38. Активно участвовали в работе по воссозданию экспозиции и оснащению её новыми экспонатами сотрудники НТО УВД Пекарская, Файнштейн, Левицкий. Софья Исааковна Файнштейн была участницей войны, а в послевоенные годы в качестве эксперта-криминалиста оказывала активную помощь работникам МУРа в раскрытии многих преступлений. Экскурсии, которые она проводила, были наиболее интересными для посетителей.

Особую популярность музей приобрёл в 60—70-х годах. Если посмотреть записи в книге отзывов того времени, то можно увидеть, как широк и разнообразен был круг посетителей. Иностранные партийные делегации, представители трудовых коллективов, участники съездов, известные люди страны…

Вот запись сборной команды СССР по хоккею, а под ней автографы легендарных хоккеистов. А вот отзывы и пожелания, оставленные сотрудниками КГБ, военнослужащими различных воинских частей, работниками научных учреждений и многими другими посетителями. В отзывах давалась высокая оценка экскурсоводам того времени: Маргарите Павловне Черных, Нине Михайловне Коротковой, Наталье Алексеевне Губановой. Сама книга отзывов уже стала ценным музейным экспонатом.

К сожалению, были в истории музея и чёрные полосы. Причиной этому стали необдуманные решения руководителей и топорная угодливость исполнителей. При подготовке к Олимпийским играм-80 понадобилось просторное помещение для милицейского штаба. Кто-то посчитал, что помещение музея можно приспособить для этой цели. Тут же последовало указание освободить его. Ретивые исполнители поспешили выполнить распоряжение, да так, что часть экспонатов была утрачена.

Впоследствии, только благодаря увлечённости и большой ответственности за порученное дело со стороны П.В. Ященко удалось сохранить музей и продолжить его развитие. Много рабочего и личного времени он потратил на воссоздание экспозиции. Являясь художником, Пётр Васильевич своими руками оформил многие стенды, отреставрировал макеты. Его труд был замечен и высоко оценен министром внутренних дел СССР Н.А. Щёлоковым, посещавшим музей. Ему было досрочно присвоено звание «лейтенант милиции». Ященко руководил музеем на протяжении 20 лет.

В 2000 году благодаря инициативе и усилиям заместителя начальника ГУВД г. Москвы — начальника криминальной милиции генерала В.Н. Купцова была проведена реконструкция музея. Много сил и энергии на эту реконструкцию потратил строитель и реставратор Сергей Германович Осипов. И снова музей стал активно принимать посетителей. 10 лет музей возглавлял историк-архивист Г.В. Сарычев.

Память… За каждым экспонатом музея стоят конкретные люди, их судьбы. Вот со стендов на нас смотрят зловещие бандиты 1918—1923 годов — Кошельков, Котов… За ними сотни убийств, разбоев, грабежей и других тяжких преступлений. А вот фотографии сыщиков, изобличивших этих извергов и их подручных.

Что это за молоток, помещённый на одном из стендов рядом с фотографиями? Этим предметом маньяк-убийца Комаров-Петров лишил жизни не менее 30 человек. А вот групповая фотография первых муровцев-орденоносцев. Эти шестеро преданных делу и идее людей в 1922 году были отмечены высшей наградой государства того периода — орденом Красного Знамени.

Все посетители музея обращают внимание на чучело собаки Дины в первом зале. Это, если хотите, своего рода памятник служебным собакам, помогавшим и помогающим сыщикам в тяжёлой борьбе с преступностью. В 30-х годах прошлого столетия с помощью этой собаки было задержано около 40 нарушителей закона. При последнем задержании вооружённых преступников Дина ценой своей жизни спасла жизнь сыщику-кинологу.

Стенды музея заполнены различными предметами-экспонатами, многочисленными документами разных периодов столетней истории МУРа. Коллекция орудий преступлений, начиная с конца XIX века, даёт представление об изобретательности преступников и, конечно же, ловкости сыщиков, изобличивших их.

Особо привлекают внимание посетителей макеты мест совершения преступлений. Как упоминалось выше, они были изготовлены с особым мастерством театральными художниками в послевоенные годы. Каждая деталь этих макетов проработана с большой достоверностью и изяществом. Создаётся ощущение присутствия на месте происшествия.

Находящееся на стендах огнестрельное и холодное оружие поражает своим разнообразием. Здесь не только оружие серийного отечественного производства, но много единиц иностранного образца, в том числе с приспособлениями для бесшумной стрельбы. А сколько единиц оригинального оружия, изготовленного кустарным способом!

В коллекции музея боевые и трудовые награды сыщиков МУРа. Среди них орден Красного Знамени, которым был посмертно награждён муровец М.Ю. Луканин в 1991 году. Это один из последних боевых орденов ушедшей эпохи.

А это что за письмо, написанное детским почерком и адресованное начальнику МУРа в уже далёком 1989 году? Автор письма — 11-летняя девочка Алина убедительно просит «зачислить» её на работу в МУР «хотя бы ищейкой», так как она «маленькая и пролезет в любую щель». В музее расскажут, как сложилась судьба этой девочки.

Одна из витрин музея посвящена замечательному сыщику, начальнику МУРа, депутату Верховного Совета РСФСР А.Н. Егорову. Здесь внимание посетителей привлекает «шедевр тюремной живописи». На носовом платке шариковой ручкой неизвестный художник изобразил заключённого в одиночной камере. Этот «шедевр» был подарен Егорову заключёнными в знак уважения к нему, как к справедливому сыщику.

В мемориальном зале портреты и биографии участников Великой Отечественной войны и Доска Памяти с именами погибших при исполнении служебных обязанностей сотрудников МУРа. Там же экспонаты времён войны, документы… Ещё много интересного и познавательного находится в залах музея.

Сегодня работа музея осуществляется по новой концепции. Главное — показать тех людей, которые, не считаясь с трудностями, тяготами избранной профессии сыщика, делали и делают свою работу. Делают честно, порой рискуя жизнью. Муровцы — главные персонажи экспозиций, всё остальное — результат их труда.

С фотографий на нас смотрят знаменитые сыщики. У каждого из них яркая биография, хотя многие прожили совсем недолгую жизнь. Трепалов, Вуль, Овчинников, Тыльнер, Осипов, Филиппов, Корнеев, Ёркин, Егоров, Цхай… Тысячи имён и фотографий хранят экспозиции и запасники музея. Эти имена будут ещё долго звучать в залах этого «храма памяти».

Нельзя не сказать добрых слов в адрес людей, которые своим бескорыстным трудом создавали, развивали и продолжают развивать Музей истории МУРа. Много сил и энергии посвятил этому делу ныне покойный бывший председатель Совета ветеранов МУРа Виктор Николаевич Фёдоров. Его дело продолжает с большим упорством нынешний председатель этой организации Василий Николаевич Купцов. Много времени посвящают музею ветераны МУРа — Е.Г. Паталов, Ю.Г. Федосеев, Б.К. Рудык, В.А. Редькина, В.И. Меркулов, А.В. Ильченко и другие.

Большую методическую помощь оказывают руоводители: Центрального музея МВД России А.Г. Белодуб и А.А. Алькинская, Музея истории органов внутренних дел г. Москвы — С.А. Козлова. Много хорошего для реконструкции музея сделал бывший начальник главка генерал­лейтенант полиции Анатолий Иванович Якунин.

Постоянную заботу о музее проявляют нынешний руководитель ГУ МВД России по г. Москве генерал­лейтенант полиции Олег Анатольевич Баранов и его заместитель генерал­лейтенант внутренней службы Андрей Владимирович Понорец.

Ветеран МУРа А.Ю. Судаков — настоящая находка для музея. После выхода в отставку этот талантливый оперативник раскрылся ещё и как мастеровитый плотник, электрик, дизайнер, экскурсовод. Это его золотыми руками сделаны многие музейные витрины и стенды. Своему новому увлечению Александр Юрьевич отдаёт много времени.

Очень большую работу, направленную на установление новых имён и подвигов сотрудников МУРа, проводит руководитель музея Олеся Скударёва. Работу в архиве она совмещает с ежедневными экскурсиями в музее.

Благодаря настоящему другу Музея истории МУРа писателю С.Л. Устинову была осуществлена качественная реставрация многих старых экспонатов. Он безвозмездно передал музею ряд ценных экспонатов, в том числе редкую икону XIX века, принадлежавшую ранее братьям Вайнерам.

Одной из главных задач Совета ветеранов МУРа и работников музея является задача по патриотическому воспитанию учащихся полицейских колледжей и кадетских классов, молодых муровцев и представителей других служб полиции. Есть что рассказать и есть что показать многочисленным посетителям из числа рабочих, служащих, учащейся молодёжи. Покидая стены музея, они становятся более доверительными к работникам полиции, а то и их друзьями. Приятно видеть горящие глаза мальчишек и девчонок, доброжелательные улыбки взрослых посетителей, слышать слова благодарности сотрудникам Московского уголовного розыска. Значит музей не зря существует, не зря сохраняется история легендарного МУРа.

Александр ЛУКАШЕНКО, фото из архива музея

К 100-летию московского уголовного розыска, Номер 36 (9637) от 2 октября 2018г.