petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Есть такая служба

На переднем крае

 

1Отряд столичного милицейского спецназа, первый в своём роде, был создан 9 ноября 1978 года для обеспечения правопорядка и безопасности во время Олимпийских игр в Москве. 35 лет спустя, в этот день, СОБР и его командира полковника полиции Владимира Баранова пришли поздравить сослуживцы, ветераны подразделения, руководители многих служб главка.

Руководство страны было обеспокоено событиями, произошедшими на Олимпиаде в Мюнхене, когда немецкая полиция не совсем удачно сработала при освобождении членов израильской спортивной делегации, взятых в заложники и расстрелянных арабскими террористами. Первому советскому милицейскому специальному подразделению и его командиру генерал-майору милиции Василию Юрьеву необходимо было учесть ошибки, допущенные германскими коллегами. Перед ними поставили ясную и чёткую задачу — стать лучшим спецподразделением в мире. Не больше и не меньше!

До 1978 года в ГУВД во время проведения в столице специальных операций формировались так называемые внештатные группы. Чувствовалась нехватка профессионального подразделения. Группы формировались из оперуполномоченных, участковых. Если нужно было задержать вооружённого бандита, выбирали, как правило, крепких спортивных молодых людей. Но только спортивных качеств, смелости и умения метко стрелять недостаточно.

Изрядно прославенный в американском кинематографе спецназ полиции США — SWAT расшифровывается как «специальная тактика и вооружение». Эта аббревиатура может служить кратким определением для спецподразделений всего мира. Именно особая тактика и вооружение, а не бицепсы и авось, делают собровцев непобедимыми.

Бойцы СОБР ЦСН ГУ МВД России по г. Москве и их коллеги в других регионах выполняют уникальную и чрезвычайно опасную работу — задержание вооружённых преступников, освобождение заложников, проведение контртеррористических операций, силовое обеспечение работы оперативных подразделений столичной полиции. Недаром сотрудники всех без исключения полицейских служб и подразделений относятся к ним с особым пиететом. Выделяет их и особая чёрная форма.

— Смотреть за тем, как работают «собры» — одно удовольствие, — говорят сыщики МУРа. — Они настоящие волшебники!

Действительно, те, кто хоть раз видел показательные выступления спецназовцев, не забудут этого зрелища до конца своих дней. Они лихо, как киношные супергерои, за считанные мгновения спускаются по тросам вниз головой с огромной высоты, выпрыгивают из зависших над землёй вертолётов, несущихся на скорости автомобилей.

«Волшебство» сотрудников СОБРа заключается в сочетании исключительной физической и боевой подготовки с гроссмейстерским мастерством. Спецоперация — это, в первую очередь, шахматная партия. Часто спецназ называют особым братством, и это не пустое бахвальство. Группа сотрудников во время выполнения задания становится одним целым, уровень взаимопонимания у них почти телепатический. И пусть преступники знают, что «собры» — это не роботы, которые действуют лишь по ранее отработанной схеме. Каждый сотрудник спецназа хорошо знает и исполняет свою роль в общем «оркестре», но весь коллектив играет не классическую, а джазовую музыку, то есть способен на любую импровизацию в конкретных обстоятельствах.

Вернёмся к истории. После Олимпийских игр отряд передали в подчинение легендарному МУРу, где его появлению немало обрадовались. За многие годы проведения совместных реализаций оперативных разработок, дневных и ночных засад, опасных задержаний спецназовцев и сыщиков связала боевая дружба, которой они дорожат по сей день.

80-е годы, конечно, в сравнении с лихими 90-ми были временем тихим, но работы спецназу хватало. В 1981 году на проспекте Мира преступник взял в заложницы девочку. Бойцы отряда успешно ее освободили.

К концу 80-х психология преступников изменилась, и «красная корочка» перестала быть действенным средством задержания и доставки «куда следует». С появлением кооперативного движения в 1986–1987 годах работы отряду только прибавилось. Появились вымогатели — уголовники или бывшие спортсмены, которые не нашли себе места в обычной жизни. При задержании они оказывали серьёзное сопротивление.

Бойцы СОБРа — не головорезы и не фанаты оружия. Это настоящие, состоявшиеся как в физическом, так и в психологическом плане мужчины. Они не жаждут «войнушек», не проявляют своей силы в конфликтных ситуациях на улицах Москвы в свободное от службы время. Почему? Потому что контроль над эмоциями в любой ситуации — главное качество спецназовца.

Первого командира московского ОМОНа генерал-майора милиции Дмитрия Иванова в 1987 году, когда ещё только решался вопрос о создании в СССР отрядов милиции особого назначения, пригласили на заседание руководства СССР, посвящённое угрозе массовых беспорядков при проведении митингов. Дмитрия Васильевича представили как человека, имеющего большой опыт организации охраны общественного порядка на массовых мероприятиях, знающего, что делать в сложной оперативной обстановке.

— Ну и что делать? — спросил председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко.

— Нужно срочно создавать спецподразделение, обучать сотрудников, — ответил Иванов.

— Чему обучать?

— В первую очередь сохранять спокойствие в любой обстановке...

Через некоторое время на улицах города появились сотрудники нового милицейского подразделения — ОМОН, ставшего для СОБРа родным «братом». Сейчас эти два подразделения, входят в один Центр специального назначения ГУ МВД России по г. Москве.

Как и подобает стражам порядка, «собры» всегда выступают за мирное разрешение конфликтных ситуаций. Как вы думаете, что является для грозных спецназовцев высшим пилотажем? Если удаётся убедить преступника сдаться или взять, его пока он не успел оказать сопротивление. Именно такие тихие и мгновенные задержания являются критерием истинного профессионализма.

В структуре СОБРа нет лишних элементов. Штурмовые группы делятся на группы захвата и группы прикрытия. В последнюю входят альпинисты, снайперы, взрывники-пиротехники и химики, применяющие спецсредства — задымление, газовую атаку. Цель группы прикрытия — максимально обеспечить бойцам группы захвата возможность выполнить свою задачу, а также отвлекать и держать в постоянном напряжении преступника. Её бойцы обладают более мощным оружием и в случае необходимости готовы поддержать группу захвата огнём. Группа захвата состоит из 3–4 человек, подготовленных для мгновенного штурма. Они обеспечены соответствующей защитой, прекрасно владеют короткоствольным оружием и приёмами рукопашного боя.

За время своего существования СОБР приобрёл огромный опыт борьбы с терроризмом. Бойцы участвовали во многих операциях по освобождению заложников и ни разу не дали осечки. Вспомним хотя бы операцию на Фрунзенской набережной в

90-х годах, когда была обезврежена преступная группа из трёх человек, вооружённых автоматами, убивших сотрудника милиции и захвативших в пункте обмена валюты двух заложников.

В лихие 90-е с участием наших спецназовцев были задержаны лидеры солнцевской, курганской, медведковской и ореховской группировок. Это была настоящая война с обнаглевшим до предела и вооружённым до зубов криминалом. Только при задержании в 1996 году на Рублёвке главарей ореховской и медведковской группировок у преступников было изъято 70 единиц оружия и боеприпасов.

Личный состав отряда неоднократно принимал участие в контртеррористических операциях на территории Северо-Кавказского региона — в Чечне и Дагестане. Отличная подготовка, собранность и самоотверженность сотрудников позволили быстро адаптироваться в сложной, постоянно меняющейся боевой и оперативной обстановке. Так, в декабре 2003 года в районах населённых пунктов Маккок, Насти, Эчеда, Гакхо, Ботлих, на перевале Ягодак группа милицейских спецназовцев провела ряд успешных операций по поиску и обезвреживанию бандформирования под командованием полевого командира Гелаева. Бойцы отряда и сегодня находятся на самом острие борьбы с незаконными вооружёнными формированиями. Среди подразделений и сводных отрядов, действующих в составе временной объединённой группировки МВД на Северном Кавказе, столичные «собры» пользуются особым уважением не только за профессионализм, но и за способность выручить, прийти на помощь в самый сложный момент.

Лет десять назад по телевизору показали пресс-конференцию в США, на которой один американский генерал встал из-за стола и начал бодро отжиматься от пола. Он тем самым наглядно ответил на вопрос журналиста о готовности армии к какой-то военной операции. Ещё долго после этого российские СМИ обсуждали поступок американского полководца. А способны ли наши отцы-командиры на подобные физические упражнения?

Для СОБРа вопрос личного примера командира всегда имел первостепенное значение. Здесь все, от новоиспечённых бойцов до ветеранов, постоянно совершенствуют свою физическую и боевую подготовку. Командиры здесь главное звено в боевой цепи. Они не взваливают всю работу на подчинённых, берут самые тяжёлые и опасные участки на себя.

Все сотрудники отряда ежедневно занимаются рукопашным боем, штурмовой, огневой, альпинистской, горной подготовкой, выезжают на полигоны, даже участвовали в восхождении на Эльбрус. В этом подразделении немало обладателей легендарных краповых беретов.

Бойцы отряда говорят: «Служба в подразделении специального назначения — это образ жизни».

Попасть в СОБР, почти как в отряд космонавтов, — непросто. Это мечта не только молодых, сильных и смелых полицейских, но и стражей порядка с боевым опытом, сотрудников войсковых специальных подразделений. Само собой разумеется, что туда не берут по знакомству. Это не тёплое, а скорее, горячее местечко!

Физическая и психологическая выносливость — цветные понятия. Желающие занять место в строю московского СОБРа должны уметь справляться со своими страхами, обладать твёрдым духом, который не сломается даже когда рядом в пыль будут превращаться железобетонные перекрытия. В самом тяжёлом и неравном бою спецназовец может тепло улыбнуться ребёнку и, не раздумывая ни секунды, закрыть его сердце — своим...

Сергей ЛЮТЫХ,

фото Д. РОМАНОВА

и А. ОРЛОВА

  • Есть такая служба, Номер 43 (9399) 13 ноября 2013 года
  • Когда всё точно и в срок

    5Деятельность штаба зачастую остаётся словно бы за ширмой работы отдела. Однако именно его деятельность лежит в основе принятия решений, от которых во многом зависит эффективность в борьбе с преступностью. О работе службы, недавно отметившей 95-летний юбилей, рассказала нашей газете начальник штаба ОМВД по району Бескудниково г. Москвы Юлия Андропова.


    —Расскажите, как вы попали на службу в органы внутренних дел?

    — Говоря откровенно, попала совершенно случайно. Училась в институте, на вечернем отделении, так как должна была обязательно работать — родители зарабатывали немного. В какой-то момент возник вариант работы в милиции, и я устроилась в 1995 году вольнонаёмным сотрудником. Стала впоследствии начальником канцелярии, затем аттестовалась на должность руководителя делопроизводства и режима. Отсюда попала в штаб, став поначалу инспектором. Затем произошли оргштатные изменения: должность инспектора была сокращена и вместо неё появилась вольнонаёмная. Мне же была предложена должность начальника штаба. Я согласилась и вот уже год выполняю эти обязанности.

    — Какие задачи решает штабное подразделение?

    — Задачи наши звучат просто, но скрывается за ними многое. В первую очередь, это помощь гражданам в осуществлении их законных прав и интересов. Если конкретнее, то это контроль за исполнением сотрудниками сообщений и заявлений граждан. Чтобы все они были рассмотрены в установленные сроки и чтобы в соответствии с законом производились по ним все решения, а люди, ждущие отклика на свою беду, не страдали ещё больше из-за каких-то необоснованных проволочек.

    Другая важная функция штаба — это, образно говоря, показать работу всего отдела. То есть отразить в цифрах, в конкретных, строгих, проверяемых показателях все наши пробелы и достижения. Это задача, без которой работа отдела как единой системы фактически будет не видна.

    — Требуется ли в рамках исполнения каких-либо задач штаба выезд на места?

    — Нет, эта работа в основном кабинетная. Мы — служба внутренняя, и чтобы ничего не упустить, внутри и остаёмся. К охране общественного порядка не привлекаемся, за одним исключением: если на территории проводятся какие-либо массовые мероприятия, когда требуется привлечение всего личного состава.

    — А если сроки рассмотрения по каким-то причинам были нарушены и гражданин подал жалобу, не приходится ли выезжать на встречу с ним?

    — Когда срок всё-таки был нарушен и поступила жалоба, это уже выходит за рамки нашей компетенции. Жалобы рассматривает помощник по кадровой работе или конкретный руководитель в зависимости о того, какой формы эта жалоба. А наша задача всё-таки не допустить этого нарушения и проконтролировать сроки исполнения и объективность вынесенного решения.

    — Сроки эти, надо полагать, устанавливаются на уровне министерства для всей системы разом.

    — Тут два варианта, которыми мы руководствуемся. Первый — работаем по Уголовно-процессуальному кодексу. То есть это касается тех сообщений и заявлений, которые рассматриваются в порядке этого кодекса. Тогда мы руководствуемся сроком, который утверждён непосредственно в нём. И мы в течение этого срока либо выносим постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, либо возбуждаем уголовное дело, либо направляем сообщение по территориальности.

    5-1Второй вариант — это сообщения, которые не предусматривают рассмотрения в рамках УПК. Сроки их исполнения действительно установлены на уровне министерства, а конкретно — административным регламентом, утверждённым приказом министра за номером 140. Причём подобные сообщения как раз и составляют большую часть от общего их числа: на 10 000 обращений приходится 6000 тех, что носят некриминальный характер: утрата паспортов, жалобы на соседей, какие-то бытовые жалобы.

    — Каковы конкретно сроки рассмотрения обращений? Насколько они сжаты и не заставляют ли сотрудников разбираться с этими обращениями с излишней поспешностью?

    — Согласно УПК, срок рассмотрения сообщений криминального характера предусматривает трое суток. Бывает, этого времени действительно может не хватить. Однако, если есть реальные основания для продления срока, начальник ОМВД может увеличить его до 10 суток, а ещё до 30 суток может продлить нам срок рассмотрения материала прокурор. Я считаю, что месяц — это более чем достаточно для принятия решения в установленном законом порядке в отношении любого обращения.

    — Поговорим о другом направлении работы штаба — демонстрации работы отдела. Вы сказали, что оно отражается в цифрах — это чистая статистика?

    — За этими цифрами очень многое. Они отражают все совершённые и все раскрытые преступления, картографический анализ, анализ по видам преступлений. Всё это ложится на наши плечи. Подобную работу проводит также уголовный розыск, но по каким-то узким направлениям. Мы же этими цифрами формируем широкую картину работы отдела.

    — Как эта работа отражается на деятельности конкретных подразделений?

    — Они на основе произведённого анализа планируют локальные мероприятия. Например, возникла сложная ситуация по кражам автомашин — в каком-то районе вдруг в определённый период стали уходить либо конкретные марки, либо только иностранного происхождения, либо, наоборот, только отечественные. Мы делаем анализ — в какой точке совершаются все эти преступления. И в этой зоне выставляются группы, усиливаются наряды, проводятся ночные мероприятия. Словом, начинается масштабная профилактическая работа с целью не допустить таких преступлений в дальнейшем. О машинах я заговорила не случайно — это реальный пример прошлого года. Стали уходить «Мазды», и как только обнаружилась эта тенденция, были приняты надлежащие меры, и кражи сразу практически прекратились.

    — Сейчас в районе наблюдается подобная тенденция по определённому виду преступлений?

    — В целом я не могу сказать, что сейчас какой-то вид преступления превалирует у нас на территории. Но как и любой спальный район, мы, в основном, сталкиваемся с уличной преступностью и бытовыми видами преступлений. Из оригинального — разве что начавшаяся совсем недавно серия краж видеокамер, установленных в подъездах. Как только стало ясно, что это серия, провели анализ по конкретным местам и выставили в нужные точки людей. Преступников пока не поймали, но эффект уже есть — ни одной кражи после принятия этих мер не было.

    — Вы упомянули уличную преступность. В прошлом году это стало настоящим бичом для столицы. Вам удалось справиться с этой проблемой?

    — Да. И опять же на основе анализа картины преступлений были приняты должные меры, в результате у нас заметно возросло количество уголовных дел, направленных в суд по такому роду преступлений. Удельный вес раскрытых преступлений к числу зарегистрированных увеличился практически в полтора раза — до 40%.

    — Участие в разработке тех мероприятий, которые в итоге позволяют справиться с тем или иным видом преступлений, — это тоже ваша задача или этим занимаются уже конкретные подразделения?

    — Выявляя какую-либо тенденцию, мы сразу вносим наши предложения начальнику ОМВД провести определённые мероприятия, а он уже распределяет силы и средства и обозначает их более конкретно. Но это, конечно, не только наша задача. Работа над мерами противодействия преступности — комплексная для всего отдела.

    — Насколько велика нагрузка, лежащая на плечах ваших сотрудников?

    — Немалая, конечно. Просто представьте себе, какой объём сообщений приходит в отдел, а мы должны проконтролировать каждое из них, начиная со сроков исполнения и заканчивая полнотой и качеством вынесенного решения. Чтобы материал не был отменён прокурором, чтобы не было впоследствии возбуждено дело на основе заявления, по которому мы вынесли постановление об отказе от уголовного дела.

    Но, считаю, что нерешаемые задачи перед нами не стоят. Всё можно успеть, если работать не покладая рук. Бывает непросто, бывает, что работаешь с восьми и до восьми, не успевая даже на обед отвлечься, но иначе никак. Работа штаба — одна из ключевых для отдела. И даже день отсутствия любого из наших сотрудников очень заметно сказывается на эффективности работы ОМВД.

    — Как я вижу, подразделение у вас женское. Почему так сложилось?

    — Труд наш в основном бумажный, очень кропотливый. Мужчинам обычно не хватает усидчивости для такой работы. Это не значит, что мужчина бы вовсе не справился с ней, но ему здесь было бы, на мой взгляд, тяжелее.

    — В обозримом будущем этот труд так и останется бумажным? Нет ли планов перехода на электронный документооборот?

    — Мы бы, конечно, с радостью перевели все наши бумаги в электронный вид, более того, мы самостоятельно по мере сил создаём у себя удобные для нас базы, и если сотрудник регистрирует какой-то материал, она также заносит все данные и в электронном виде. Учёт сообщений, конечно, уместнее было бы вести именно в таком варианте. Так удобнее проконтролировать сроки исполнения, и это бы несколько уменьшило волокиту, ведь сейчас нам по-прежнему и вручную приходится переписывать исполнителя. Но эта задача всё-таки не без подводных камней. Например, нужно продумать, как избежать, например, фактов нерегистрации от нерадивого сотрудника. Бумагу-то так просто не удалишь. Но это уже задача для разработчиков системы — продумать такие моменты, мы только можем свои пожелания высказать.

    — Недавно штабной службе исполнилось 95 лет. Глядя в будущее, есть ли у вас какое-то пожелание что-то изменить в работе штаба?

    — Если говорить конкретно о нашем отделе, то здесь у нас фундамент крепкий и позволяет решать все задачи. В нашем отделе проблемы с несвоевременным исполнением материалов попросту нет, а все возникающие нюансы решаемы. Могу лишь пожелать, чтобы и дальше нам удавалось так же справляться со своими обязанностями.

     

    Денис КРЮЧКОВ

  • Есть такая служба, Номер 40 (9396) 23 октября 2013 года
  • НАУЧНЫЕ СОТРУДНИКИ МОСКОВСКОЙ ПОЛИЦИИ

    В основе более 80% раскрытых преступлений находится работа экспертов-криминалистов, однако она же, как ни странно, оказывается при этом в самой густой тени. Восполняя этот пробел, мы побеседовали о работе экспертно-криминалистической службы с начальником ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве Владимиром Станкевичем.

     

    — Расскажите, пожалуйста, как вы попали в экспертно-криминалистическую службу?

    — В экспертно-криминалистическую службу я пришёл в качестве химика. Заканчивал химическое военное училище и был впоследствии приглашён сюда в отдел по исследованию наркотиков. Начинал я с простого эксперта и постепенно прошёл по всем ступеням: эксперт, старший эксперт, главный эксперт, заместитель начальника отдела. Поработал 3 года в должности начальника ЭКЦ САО. Впоследствии пригласили обратно в главк, заместителем начальника ЭКЦ. Затем был назначен на должность начальника.

    — Изначально стремились к работе в структуре МВД?

    — Я собирался служить в армии. Поэтому заканчивал именно армейское училище и в армии службу начинал. Шёл туда целенаправленно, будучи продолжателем военной династии. Но это было как раз время радикальных реформ, войсковая часть, будучи довольно специфической, потихонечку умирала, и, не видя особых перспектив, я начал искать другой путь в жизни. Когда возник вариант со службой, я на него откликнулся, о чём сегодня нисколько не жалею.

    — Расскажите о коллективе, сложившемся под вашим началом в ЭКЦ?

    — Люди у нас работают талантливейшие. Я всегда говорил и говорю, что экспертное подразделение больше относится к науке, и здесь не просто сотрудники, а настоящие высокообразованные научные работники. Люди приходят интеллектуальные, со зрелым взглядом на жизнь, взвешенно принимающие важные решения, так что текучки в коллективе нет, только обычные рабочие моменты: кто-то на пенсию уходит, кто-то переводится куда-то, но это случаи единичные.

    — То есть молодёжи у вас в ЭКЦ не так много?

    — Может быть, и не так много, как в большинстве подразделений московской полиции, но есть, приходят к нам и непосредственно после окончания института. Есть даже и молодые руководители.

    — Молодёжь в основном приходит из специализированных вузов?

    — Здесь нужно небольшое отступление. У нас эксперты делятся условно на две категории — это те, которые выполняют традиционные виды экспертиз, и те, которые проводят специальные экспертные исследования. Так вот по первому направлению наши ведомственные учреждения готовят специалистов. По второму же ни одно ведомственное учреждение специалистов не готовит, и на это направление работы мы берём выпускников гражданских вузов. Это и химики, и биологи, и автотехники, бухгалтеры — целый ряд направлений. Более того, таких направлений большинство. Если традиционных видов экспертиз 7, то специальных экспертиз — 39.

    Другое дело, что работа в структуре МВД имеет свою специфику, и сразу, какой бы талантливый ни был выпускник, к самостоятельной работе мы допустить его не можем, если только это не выпускник нашей системы. Обязательно на первом этапе он проходит теоритический курс, на котором изучает нормативную базу, на основе которой мы работаем. Ну и в целом, конечно, проверяем его знания по интересующему нас направлению.

    — Не является ли это насущным вопросом — всё-таки обеспечить подготовку экспертов по специальным направлениям в ведомственных вузах? Ведь работа эксперта-криминалиста — это весьма специфическая область знания.

    — Нет, я бы это не назвал насущным вопросом. И в принципе не думаю, что в этом есть необходимость. Специфика есть, но, допустим, химик есть химик. Нет необходимости готовить его в нашем учреждении, когда прекрасных специалистов в этой области можно найти среди выпускников гражданских вузов. У нас, например, работают даже выпускники МГУ, окончившие его с красным дипломом.

    — Как же удаётся привлекать специалистов такого уровня на работу в органы внутренних дел?

    — У нас здесь живая, интересная работа и неплохая приборная база, которая реально позволяет людям заниматься на хорошем уровне исследованиями в той области, в которую они и стремились. Загруженность экспертов достаточно большая — на сегодняшний день по отдельным направлениям у нас выполнено более 12 годовых норм экспертных исследований. И тем не менее никто от нас не убегает и все продолжают с удовольствием заниматься своим делом.

    — К слову, о приборной базе: не могли бы вы рассказать о ней подробнее?

    — Жаловаться нам грех — в целом наши нужды в техническом плане удовлетворены на данный момент. И всё же определённые проблемы есть. Дело в том, что с недавних пор всё Министерство внутренних дел перешло на финансирование из средств федерального бюджета и закупки производятся централизовано, через департамент тыла. И речь не о том, что это означает скудость финансирования, вовсе нет. Но такой формат требует большего времени: чтобы закупить основные средства, необходимо подать заявку, которая будет обобщена, и только к концу следующего года, может быть, нам это оборудование закупят. А в нашем деле, к сожалению, промедление крайне нежелательно. Технический прогресс на месте не стоит, и, возможно, то, что нам нужно сегодня, завтра уже не понадобится, или выйдет что-то куда более совершенное. Об этой проблеме я докладывал и начальнику главка, и начальнику ЭКЦ МВД, они согласны, что эта ситуация требует разрешения, и вопрос прорабатывается. Но это требует времени. К счастью, пока время есть: повторюсь, оборудование у нас стоит приличное и для решения текущих задач мы обеспечены.

    — Как вообще вы узнаёте о нужных вам технических новинках?

    — Мы уже знаем основных производителей, которые занимаются поставкой специализированной техники. Они приглашают наших сотрудников  на семинары, показывают свою технику. Предлагают некоторые образцы для апробации. Мы проводим их текстирование, а потом даём заключение: пожходит нам это оборудование или нет.

    — Последнее большое приобретение, сделанное для ЭКЦ?

    — Не совсем недавнее, но то, которое ещё многие годы будет помогать нам в поиске преступника — растровый электронный микроскоп. Очень тонкий прибор, позволяющий найти мельчайшие частицы продуктов выстрела. Если человек стрелял, у него на руках и на одежде неизбежно остаются так называемые следы продуктов выстрела — это частички настолько мелкие, что только с помощью электронного микроскопа с огромным разрешением их можно выявить. Этот прибор нам позволяет это сделать и таким образом привязать к конкретному событию конкретное лицо.

    — Происходит ли какой-то обмен опытом с зарубежными коллегами?

    — Да, наши сотрудники выезжают в заграничные командировки. Наши заграничные коллеги также приезжают к нам для обмена опытом. Я сам дважды выезжал за рубеж, смотрел, как организована работа экспертно-криминалистической службы в
    Германии.

    — Каковы впечатления от немецкого ЭКЦ?

    — Естественно, и техника, и условия там на высоте. Например, ДНК-лаборатория у них разделена по секциям, и в каждой секции делается своя часть исследования, что исключает случайный перенос биологического материала. Это своего рода исследовательский конвейер. Выглядит точно какие-то фантастические декорации. Пока у нас такого нет. Однако не нужно думать, что мы поглядели на всё это великолепие и только грустно покачали головой. Сейчас вопрос строительства подобной лаборатории активно прорабатывается, и Анатолием Ивановичем Якуниным было подписано обращение к мэру Москвы с просьбой построить для этих целей дополнительный корпус для размещения там современной лаборатории, отвечающей последнему слову техники.

    — Можно ли назвать московский ЭКЦ передовым в России?

    — Прежде всего нужно назвать всё-таки ЭКЦ МВД России — они застрельщики всех нововведений, у них разрабатываются новые методы и способы проведения экспертиз. Хотя апробацию проводят зачастую именно у нас, после чего новшества внедряются по всей России. Но не только. По России много экспертно-криминалистических подразделений хорошего уровня. При этом некоторые имеют свою специфику, что делает более уместным проверку каких-либо методик у них.

    — А в чём может заключаться эта специфика?

    — Простой пример — следы обуви. В Москве очень большая миграция населения, и привязать человека по этому параметру непросто. Тогда как в небольших регионах изъятие этих следов срабатывает куда более эффективно.

    — Существуют ли подобные особенности в рамках округов Москвы?

    — Существуют, но сейчас есть тенденция на расширение возможностей окружных ЭКЦ. Возможность эта открылась в связи с переездом и обновлением зданий ряда окружных управлений. При этом обновляется вся техническая база управления, в том числе и экспертно-криминалистическая. Первой ласточкой в этом процессе стал Центральный округ. Современнейшее здание, мощная приборная база, и сейчас они проводят множество экспертных исследований по самым различным направлениям. Потом настал черёд Западного округа, затем Южного. Возможно, аналогичное расширение в обозримом будущем произойдёт в Троицком округе и Восточном.

    С другой стороны, есть специфичные направления, по которым, наверное, нет смысла делать экспертизу в округах. Их не так много и они наиболее сложные, поэтому их мы проводим здесь, на нашей базе.

    — Что это за специфические исследования?

    — Например, автотехническая экспертиза. Этот отдел работает по серьёзным ДТП, которые, к счастью, происходят не так уж часто. Взрывотехника — тоже только у нас. Причём у нас фактически единственное место в центре Москвы, где официально разрешён экспериментальный подрыв до килограмма взрывчатого вещества в тротиловом эквиваленте, для чего имеются специально оборудованные камеры. А если нужно больше, то вывозим на специальный полигон.

    — Какое направление сейчас самое загруженное по работе?

    — Это биология. Но, в общем-то, на любого эксперта в любом отделе может в какой-то момент свалиться задача поистине колоссальная. Не так давно у меня возникли вопросы по одной экспертизе — она проводилась уже около полугода, несколько раз продлялась. Я вызвал ответственного эксперта, спросил в чём дело. Он принёс мне экспертизу, которая занимала полтысячи листов. Вопросы отпали.

    — Наряду с такими масштабными делами, наверняка нередко вы сталкиваетесь со случаями, когда всё решает какая-то мелочь?

    — Да, мелочи в нашем деле всё решают очень часто. Мне вспоминается один случай. Эксперт выехал на место квартирной кражи. Работа была «серийника», давно уже не дававшего покоя полиции. Действовал достаточно профессионально, следов практически не оставлял. Казалось бы, вновь он всех перехитрил. Но эксперт обратил внимание на надкушенный апельсин. А ведь хозяев квартиры не было, преступник потому и влез туда — значит, надкусил он. И по выделенному из апельсина образцу ДНК нам удалось в итоге дать информацию по конкретному человеку.

    — На ваш взгляд, нуждается ли сейчас экспертно-криминалистическая служба в каких-то улучшениях? Не только в плане технической базы, но и законодательной, увеличения численности личного состава? 

    — Нет предела совершенству. Улучшения можно делать по всем этим направлениям. Тем более, что, как я уже говорил, прогресс не стоит на месте и появляется необходимость в новых экспертных исследованиях. Недавно мы открыли одорологию — это раздел криминалистики, который изучает запаховые следы. В перспективе у нас автороведческая, фото- и видеоэкспертизы — единственные три экспертизы из существующих в России, которые у нас не делают. Всё это требует подготовки конкретных специалистов, новых помещений, особой техники. Словом, есть куда стремиться. Но в общем и целом ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве полностью соответствует современным требованиям, предъявляемым к нашей службе.

    Денис КРЮЧКОВ

  • Есть такая служба, Номер 39 (9395) 16 октября 2013 года
  • ДОЗНАНИЕ — МОЁ ПРИЗВАНИЕ

    16 октября отмечается день дознания. Работа дознавателей интересна, многогранна и ответственна. Ведь каждый сотрудник, работающий в этой службе, ежедневно принимает решения, от которых зависит дальнейшая судьба человека.

     

    Есть мнение, что профессия дознавателя — чисто мужское дело.

    Подполковник полиции Татьяна Константинова своим примером разрушает стереотипы. Она не только признанный специалист в своём деле, но ещё и руководитель с 24-летним стажем.

    В 1982 году сразу после выпускных экзаменов Татьяна занялась поисками работы: для поступления в выбранный юридический институт на вечернее отделение в обязательном порядке требовалась справка с места работы. Оказалось, что желающих принимать несовершеннолетних в какую-либо организацию не было. Срок подачи документов в институт заканчивался, и Татьяна переживала, что не успеет стать абитуриентом. 

    Встретившись случайно на улице с соседом, Таня поделилась с ним своей проблемой. Выяснилось, что сосед работал участковым. Он и привел её в отделение милиции к начальнику, ручаясь за девушку. Татьяна начала работать в качестве вольнонаёмной сотрудницы и учиться в институте.

    Получив диплом об окончании вуза, Татьяна в 1989 году была аттестована на должность инспектора по делам несовершеннолетних. Каждый рабочий день закалял её характер и выдержку, но на первом месте всегда были сострадание и желание помогать людям.

    В 1994 году, практически с момента образования службы дознания, Татьяна Константинова была назначена дознавателем в ОВД России района Зябликово г. Москвы.

     — Сегодня я уже не представляю себя вне службы дознания, — отмечает Татьяна Владимировна. — Когда на практике увидела результаты своего труда, почувствовала огромный интерес к этой профессии.

    В разное время Татьяна Владимировна возглавляла отделение дознания в ОВД Зябликово и ОВД Чертаново Северное. Вот уже три года является начальником отделения дознания ОМВД России по району Нагатинский Затон.

    Подполковник полиции Константинова всегда была и остаётся преданной своему делу. Следствие этого — отдел дознания, который возглавляет Татьяна Владимировна, постоянно занимает первое место.

    Она хорошо помнит первое уголовное дело, которое ей пришлось самостоятельно расследовать. Двое пьяных парней оскорбляли водителя автобуса, избивали его на глазах пассажиров. Проезжающий наряд полиции задержал их. Дознаватель установила личности людей, которые ехали в этом автобусе, провела множество допросов, очных ставок, судебных экспертиз. В итоге она смогла доказать вину молодых людей и они были привлечены к уголовной ответственности.

    Татьяна Константинова говорит, что порой приходится часами выслушивать собеседника, чтобы узнать одну маленькую, но важную деталь, которая поможет в деле:

    — Всё время работаешь с людьми. Чтобы собрать доказательства, надо побеседовать со многими. Всегда кто-то что-то видел, кто-то что-то знает из того, что поможет раскрыть преступление.

    Одно из последних памятных дел Татьяны Владимировны — незаконное  лишение свободы. По нему проходил подозреваемый, хорошо известный в мире спорта. Злоумышленник несколько часов удерживал в своей квартире потерпевшую, предварительно связав ей руки и лишив средств связи. Привлечь внимание жертва смогла лишь криками о помощи. Преступник пытался уйти от уголовной ответственности разными способами — от традиционного непризнания вины до запугивания потерпевшей. Женщина до последнего не верила, что справедливость восторжествует и преступник будет наказан. Благодаря Татьяне Константиновой это удалось.

    Был случай, когда среди ночи Татьяне Владимировне пришлось в одиночку бежать за разбойниками, которые разбили мужчине голову бутылкой.  Выезжала в квартиру, где находился притон жуликов, один из которых был судим за убийство сотрудника полиции.

    За всю свою профессиональную деятельность Татьяне Константиновой через многое пришлось пройти, жизнь подбрасывает сюжеты, которые не описаны ни в одной книге. Каждый день на службе может стать опасным и непредсказуемым. По словам подполковника полиции, в этой профессии нужно постоянно проявлять себя, подходить индивидуально к каждому делу. Татьяна Владимировна — человек, обладающий бесценным опытом в работе дознавателя.

    Поздравляем Татьяну Константинову и её коллег с профессиональным праздником. Желаем им оптимизма и успехов в определении истины, ведь они выбрали непростую, но очень важную профессию, благодаря которой потерпевшие получают защиту, а нарушители закона — справедливое наказание.

    Наталья МАЛЬЦЕВА

  • Есть такая служба, Номер 39 (9395) 16 октября 2013 года
  • ВСЁ КАТЕ ПО ПЛЕЧУ!

    Прежде чем начать повествование о таком необычном «явлении» в службе уголовного розыска, как Екатерина Токмина, мне бы хотелось акцентировать ваше внимание на том, как непросто было её «выдернуть» из рабочего процесса для интервью.

     

    Единственным разумным выходом оказалась совместная поездка от работы до дома. Пока я вела машину, Катя рассказывала о себе. Конечно, после тяжёлого трудового дня в 10 вечера тяжело найти в себе силы даже просто говорить.

    Родилась Екатерина Александровна 30 августа 1984 года в селе Тырново Пронского района Рязанской области в многодетной семье, где она была старшей из детей.

    Росла девочкой активной и самостоятельной. Посещала спортивные секции, кукольный кружок, плела макраме, бойко пела под гармонь, занималась ораторским искусством, ездила на различные олимпиады по биологии, физике, праву и занимала призовые места.

    В 1999 году, окончив 9-й класс с отличием, поступила в Волоколамский техникум экономики и права на факультет правоведения и успешно его окончила. В школе и техникуме была старостой группы.

    2002 год — год принятия серьёзных решений, которые повлияли на дальнейший профессиональный путь Екатерины Токминой. Одно из них — поступление в Российский новый университет МВД на заочное отделение, и второе — по совету подруги приход в доселе совершенно неизведанную для неё систему — в органы внутренних дел. На тот момент единственное, что знала о тогдашней милиции, Катя почерпнула из только появившихся «ментовских» сериалов.

    В отделе МВД России по Пресненскому району г. Москвы начинала работать в службе дознания, потом был отдел по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и административного законодательства, патрульно-постовая служба, отдел кадров.

    Работа ей пришлась по душе, особенно радовал сплочённый коллектив. Хоть зарплата маленькая, но все праздники вместе, каждый друг другом дорожил. Например, недостающую сумму на обучение Кати собирали в складчину. Ну что тут ещё добавишь!

    Наставники учили, как работать с документами, как их хранить, подшивать. Основная школа была заложена именно в тот золотой период. Екатерина постигала азы ведения делопроизводства и документации отдела в целом. Отмечает, что с руководителями ей всегда везло, они были ответственны и заботливы.

    Кстати, знания о том, как функционирует каждая служба, пригодились ей, там же, в родном Пресненском отделе, когда в 2007 году она пришла работать в уголовный розыск.

    А затем в 2010 году поступило предложение перевестись в УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, работать по линии — незаконный оборот наркотиков.

    Хочется добавить, что средний брат Кати также пришёл работать в органы внутренних дел. Теперь он трудится в должности участкового уполномоченного. Можно сказать, что это сестра направила его на этот путь.

    С июля 2011 года и по сегодняшний день Екатерина Александровна начальник отделения информационно-аналитической и зонально-организационной работы. Теперь она занимается управленческой деятельностью в ОУР, разработкой планов уголовного розыска, постановкой основных задач на большой период времени с учётом состояния оперативной обстановки на сегодняшний момент, анализом и статистикой состояния преступности, прогнозированием её на перспективу, координацией деятельности территориальных подразделений.

    В Центральном округе в службе уголовного розыска трудятся всего две женщины-руководители. Одна из них Катя.

    Объём работы колоссальный. Но Екатерина Александровна справляется благодаря своей педантичности, скрупулёзности, принципиальности. Требования к работе у неё ко всем одинаковы. Нравится, когда подходят к делу со всей серьёзностью, категорически не принимает в людях лицемерия. Убеждена, если сотрудник полиции сам не опрятен, он не может содержать дела в порядке. Считает, что необходимо постоянно развиваться, и не надо ждать, что кто-то придёт и сделает работу за тебя.

    Основными качествами, которыми, по её мнению, сотрудник полиции должен обладать — это интуиция, желание работать, чувство ответственности и инициативность.

    В профессиональном плане Катя реализовалась вполне, хотя ей не чужды и новые высоты. Однако сейчас у неё  в приоритете желание реализоваться как супруга и мама. В свободное время она увлекается танцами, косметологией и многим
    другим.

    Поздравляем Екатерину Токмину, талантливого руководителя, умного и принципиального человека и просто милую женщину с профессиональным праздником! Желаем добра, сил для достижения намеченных целей, счастья в личной жизни!

    Елена СЕЛЮТИНА,

    фото автора

  • Есть такая служба, Номер 39 (9395) 16 октября 2013 года
  • ГЛАВНАЯ ОПОРА РУКОВОДСТВА

    95-летие со дня образования своей службы отпраздновали сотрудники штабных подразделений в системе МВД
    России.

     

    Штаб — одна из старейших служб органов внутренних дел — был основан 7 октября 1918 года и в первое время представлял собой только инструкторский и информационный отделы. Год от года совершенствуясь, Штаб стал одной из ведущих служб полиции: органом сбора и анализа информации, планирования и оперативного реагирования, центром практического осуществления управленческой деятельности.

    В ходе реформирования Штаб сохранил своё предназначение как орган управления, занимающийся выработкой стратегических решений, организацией оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел в целом и реализацией контрольных функций.

    Постоянно находясь в эпицентре повседневных полицейских забот, Штаб во взаимодействии с другими подразделениями реализует решение наиболее острых и актуальных проблем, внося весомый вклад в совершенствование работы на приоритетных направлениях.

    Штаб координирует деятельность органов внутренних дел, что, несомненно, позволяет эффективно и оперативно решать важные задачи в сфере борьбы с преступностью, охраны общественного порядка и безопасности.

    Функции и полномочия Штаба ГУ МВД России по г. Москве многообразны. В настоящее время Штаб является самостоятельным органом управления, обеспечивающим в системе Главного управления реализацию государственной политики в сфере внутренних дел и осуществляющим разработку, организацию выполнения и контроль за реализацией управленческих решений начальника главка Анатолия Якунина.

    Зачастую деятельность Штаба ГУ МВД России по г. Москве, да и вообще всех штабных подразделений органов внутренних дел не так уж и известна обывателю. Его сотрудники не занимаются расследованием опасных дел, не выезжают на оперативные задания и не обезвреживают бандитов, но в системе МВД России их труд считается важнейшим.

    Любая работа, и работа Штаба столичной полиции в этом не исключение, оценивается по качеству достигнутого результата, так называемого «конечного продукта деятельности». Одним из таких «продуктов», по которому судят об уровне и профессионализме штаба, является организация и проведение коллегий.

    Коллегия — совещательный орган, который на своих заседаниях рассматривает любой вопрос, входящий в компетенцию органов внутренних дел и требующий коллегиального обсуждения.

    В настоящее время проведение коллегий получило широкое распространение в системе МВД России и их заседания организуются как на министерском, так и на территориальном уровне.

    Вместе с тем подготовка коллегий ГУ МВД России по г. Москве имеет свои особенности. Ни одно главное управление органов внутренних дел субъектов Российской Федерации не имеет такого многочисленного аппарата как столичная полиция, такого количества приглашаемых на заседания коллегий должностных лиц высокого ранга.

    Указанные доводы особенно видны на примере состоявшейся 23 января этого года коллегии главка. Говоря об уровне и масштабах проведения заседания указанной коллегии, следует отметить тот факт, что на ней присутствовало семь представителей правительственного и ведомственного уровня, среди которых министр внутренних дел Российской Федерации генерал-полковник полиции В.В. Колокольцев, мэр Москвы
    С.С. Собянин, заместитель Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе
    Г.А. Бурцев, Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по обороне и безопасности, Герой России
    А.А. Чекалин, депутат Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации шестого созыва В.И. Ресин.

    Помимо указанных лиц в заседании коллегии приняли участие 29 представителей государственных органов и ведомств регионального уровня, а также 354 руководителя территориальных органов внутренних дел системы ГУ МВД России по г. Москве.

    Подготовка мероприятия требовала совместных усилий нескольких подразделений главка. Однако основное организационное обеспечение коллегии осуществлено сотрудниками Управления анализа, планирования и контроля Штаба.

    Сотрудниками данного подразделения была проведена значительная работа по планированию работы коллегии; подготовке, сбору, обобщению и докладу председателю коллегии материалов коллегии и ознакомление с ними её членов; определению порядка проведения заседания коллегии; приглашению должностных лиц для участия в заседании коллегии и многое другое.

    По завершении заседания проведена кропотливая работа по доведению итоговых документов до членов коллегии, ответственных исполнителей и соисполнителей; по ведению накопительного делопроизводства; по контролю за выполнением решений коллегии.

    Проведение коллегии на высоком «Министерском» уровне отмечено Министром внутренних дел Российской Федерации и руководством ГУ МВД России по г. Москве.

    В настоящее время коллектив Управления анализа, планирования и контроля Штаба столичной полиции находится на стадии профессионального развития, сплочения. Но уже сегодня виден его высокий профессиональный и творческий потенциал.

    — Руководство ГУ МВД России по г. Москве уверено, что личный состав штабных подразделений будет и в дальнейшем успешно реализовывать поставленные задачи. Желаю руководителям, личному составу и ветеранам штабных подразделений крепкого здоровья, счастья, благополучия и дальнейших успехов в службе на благо нашего Отечества! — сказал Анатолий Якунин в праздничном обращении, приуроченном к юбилею штабных подразделений московской полиции.

    Подготовил к печати

    Сергей ПЛОТНИК

  • Есть такая служба, Номер 38 (9394) 9 октября 2013 года
  • ЭТА СЛУЖБА И ОПАСНА И ТРУДНА

    Наше досье

    Полковник полиции Михаил Викторович Карпунин родился в 1966 году в городе Избербаш Дагестанской АССР.

    Его отец Виктор Михайлович всю жизнь работал в промышленных предприятиях токарем. Мать Патимат Муцаловна, врач-гинеколог, славилась высоким искусством приёма родов, умением сохранять здоровье рожениц и новорождённых. Ныне она на пенсии.

    Среднюю школу в городе Моздоке Михаил Карпунин окончил с золотой медалью. Затем поступил в МВТУ им. Баумана на вечернее отделение факультета автоматизации и механизации производства. Одновременно учился в Московском техническом училище. Учёба была прервана призывом на армейскую службу. После армии работал сварщиком на одном из предприятий Мосводоканалтреста.

    В ноябре 1987 года Михаил Викторович поступил на службу милиционером патрульно-постовой службы в 89-е отделение милиции Кировского РОВД. В 1990 году успешно поступил в Московскую высшую школу милиции и по окончании в 1994 году вернулся в своё 89-е отделение милиции, но уже оперуполномоченным по розыску без вести пропавших людей.

    В Московский уголовный розыск М.В. Карпунин перешёл работать в 1999 году, в отдел по раскрытию квалифицированных мошенничеств. Успешная работа, трудная, но интересная, как он сам считает, позволила ему подняться до нынешней должности заместителя начальника 2-й ОРЧ «Р». Ниже мы приводим рассказ самого Михаила Викторовича о его жизни, об отделе и его делах. Он женат. Супруга Наталия ведёт большое домашнее хозяйство. Старшему сыну Сергею 25 лет. Он военнослужащий. Сыну Андрею 16 лет. Есть и внуки. К такому краткому изложению большой жизни полковника полиции можем добавить, что он страстный рыболов.
    К сожалению, работа оставляет очень мало времени для поездок со спиннингом на подмосковные озёра.

     

     

    У 2-й ОРЧ «Р» УУР МВД России по городу Москве структурно имеются четыре отдела, деятельность которых многофункциональна. В соответствии со штатными изменениями нам был добавлен отдел, который занимается раскрытием преступлений, совершённых против несовершеннолетних детей и профилактикой преступлений, совершаемых футбольными фанатами. Поскольку почти все ведущие футбольные клубы России находятся в Москве, то противоборствующих болельщиков Спартака, Динамо, ЦСКА и Локомотива целая армия, действующая на территории одного города и почти ежедневно. В задачах отдела — предотвращение драк, беспорядков во время матча, до его начала и по окончании. А если наиболее ортодоксальные из фанатов совершают противоправные действия, иногда и особо тяжкие преступления, то оперативники отдела разыскивают таковых и привлекают к ответ-
    ственности.

    По праву считается, что розыск без вести пропавших — одно из важнейших, сложнейших и, не премину заметить, интереснейших направлений деятельности уголовного розыска! Ведь самое страшное для людей — находиться в неведении о судьбе близкого человека. Что с ним? Живой ли? Не находится ли в страшнейших мучениях и страданиях? Сколько слёз пролито в телестудии во время передачи «Жди меня» и у экранов телевизоров. И это чаще всего — сочувствие и сопереживание людей, увидевших чужое горе. У нас же прямой контакт со страданиями самых родных людей, потерявших своё чадо, родителей, братьев или сестёр. Непременно осуществляется контакт и с самой телепередачей.

    В среднем в Москве ежегодно пропадает около 5500—6500 граждан. Для примера скажу, что в 2012 году отделы внутренних дел Москвы приняли 5590 заявлений о безвестных исчезновениях. Из них 5001 человек найдены живыми, 253 погибли в результате несчастных случаев или скоропостижно скончались, 11 человек стали жертвами преступлений. Из указанного числа 1339 заявлений поступило по фактам безвестного исчезновения несовершеннолетних и малолетних детей (в 2011 году поступило 1558 аналогичных заявлений), практически все дети найдены живыми, лишь двое погибли в результате несчастных случаев и двое стали жертвами преступлений. Всего в Москве с 1996 года 110 детей остаются в розыске.

    Свою работу розыскники начинают с неизвестности. Если сотрудники других подразделений отталкиваются от преступления (кражи, грабежи, изнасилования, убийства, мошенничества и т.д.), то в данном случае розыскники начинают работать от неизвестности, и их задача установить, что же случилось с пропавшим, восстановить всю картину исчезновения.

    Выше я заметил, что розыск пропавшего человека не только сложен, но и интересен. Приведу лишь один пример хотя и нашумевшего и взволновавшего всю страну (благодаря телевидению) случая. 11 марта 2012 года в 17 часов 50 минут в Дежурную часть УМВД России по Брянской области поступило сообщение о том, что пропал девятимесячный ребёнок. Мать ребёнка Светлана Шкапцова, гуляя с грудным младенцем, зашла в зоомагазин, расположенный рядом с её домом, оставив коляску с маленькой Анечкой у входа в магазин. А выйдя из магазина, коляску с дочкой не обнаружила. Брянские сыщики делали всё возможное для поиска ребёнка, но безрезультатно. Пришлось обращаться за помощью сыщиков 7-го отдела нашей 2-й ОРЧ «Р».

    Выехав в Брянск, наши сыщики отрабатывали разные версии, не упуская и самую страшную: преступление совершено самими родителями. Почему? К тому было немало оснований. В частности, отец — Александр Кулагин, охранник одного из городских предприятий, ранее сожительствовал с двумя женщинами, которые родили от него четырёх детей. Проживая с ними, в состоянии алкогольного опьянения вёл себя агрессивно, избивал детей. Ранее он подозревался в краже из ювелирного магазина. Да и глаз опытного сыщика остро видит малейшие перепады в настроении и поведении подозреваемого во время допроса. Короче, за эту фигуру сыщики нашего 7-го отдела и сотрудники ГУУР МВД России взялись всерьёз. Были собраны необходимые доказательства, а вскоре получено признание Кулагина в том, что в ходе ссоры на бытовой почве в ночь со 2-го на 3-е марта 2012 года он преднамеренно нанёс дочери Анне травму, от которой она позднее скончалась. Кулагин вывез труп в Печенский район Брянской области, где совершил его кремацию (то есть сожжение).

    Далее, договорившись с женой, он переоделся в женскую одежду и мистифицировал похищение ребёнка. Инсценировав похищение пустой коляски, он оставил её в подъезде жилого дома.

    В настоящее время А.В. Кулагин осуждён к лишению свободы на девятнадцать лет, мать ребёнка Шкапцова осуждена к лишению свободы на четыре года.

    Но в основном мы находим пропавших людей живыми. Одни из них бегут из семьи, другие — от долгов. Немалую помощь в поиске нам оказывает растущее волонтёрское движение.

    Сотрудники нашей 2-й оперативно-розыскной части «Р» УУР ГУ МВД России по городу Москве заняты розыском преступников, скрывшихся от следствия и суда, розыском других категорий преступников и непременно профилактикой иных видов преступлений. Рамки газетной или буклетной публикации не позволяют мне рассказать о многих доблестных делах сыщиков.

    Поэтому в канун наступающего 95-летия Уголовного розыска России пожелаю моим дорогим коллегам доброго здоровья и дальнейших успехов!

  • Есть такая служба, Номер 37 (9393) 2 октября 2013 года
  • ЛУЧШИЙ ДРУГ И ВЕРНЫЙ НАПАРНИК


    Инспектор-кинолог Центра кинологической службы УВД по ЮЗАО старший лейтенант полиции Наталья Кушнаренко вместе работает с четвероногими полицейскими уже 10 лет. Она не только профессионал, но и искренний фанат своего дела.

     

    Наталья родилась в городе Сасово Рязанской области в обычной рабочей семье. Её отец, Михаил Иванович работал на станкостроительном заводе. Мать тоже трудилась на этом заводе. Сейчас они оба пенсионеры.

    Когда Наташе было 11 лет, она увидела в своём родном Сасове женщину в военной форме. И ей самой захотелось примерить на своих плечах погоны и посвятить свою жизнь высокому делу служения людям и Отечеству.

    В 2003 году Кушнаренко поступила на службу в столичную милицию в кинологическую службу. Перед этим в её жизни произошёл памятный эпизод. Возле станции метро «Университет» юная Наталья завязала разговор с милиционером из экипажа ППС местного райотдела. Звали парня Вадим. Девушка тогда ещё не знала, что вопросы, связанные с выбором конкретной милицейской службы или подразделения, условиями и особенностями работы следует задавать сотрудникам отдела кадров. Но и Вадим оказался вежливым и внимательным собеседником. Он с полной готовностью отозвался на просьбу рассказать о милицейской работе будущей коллеге. Кушнаренко расспросила его о патрульно-постовой службе. Вадим ответил, что эта служба ещё не каждому-то физически развитому мужчине по плечу, не то, что девушке. С другой стороны есть такие подразделения, где женщина со своей заботливостью, кропотливостью и развитой интуицией может добиться больших успехов, к примеру, в кинологической службе.

    Вот так обычный столичный милиционер помог Наталье выбрать свою стезю. И за все последующие годы Кушнаренко об этом выборе ни разу не пожалела.

    Однако далеко не сразу Наташа стала профессиональным кинологом. Она прошла соответствующую программу подготовки. Кушнаренко обучали лучшие спецы Зональной кинологической службы столичной милиции. Там же девушка с направлением будущей работы, а их у полицейских-кинологов четыре: патрульно-постовая работа, оперативно-розыскной профиль, поиск наркотических средств, а также поиск взрывчатых устройств, взрывчатых веществ и оружия. Наталья выбрала последнее, наиболее опасное. Она всегда была смелой и не теряла головы в экстремальной ситуации.

    Инспекторов-кинологов, работающих по взрывчатке, сапёры часто называют «смертниками», но сегодня это скорее преувеличение. Техника работы полицейского и его четвероного напарника отработана до мельчайших деталей. Она складывалась десятилетиями, с учётом ошибок, приводивших к гибели кинологов и их питомцев.

    Об отношениях между полицейскими и собаками написана уже не одна книга, снят не один замечательный фильм: «Ко мне, Мухтар!», «К-9: Собачья работа». У Натальи, как и у героев этих кинокартин, сложились очень близкие дружественные отношения с её первым напарником английским спаниелем Шедди. Через 8 лет службы бок о бок пёс отправился на почётную пенсию. Теперь он вместе с другими четвероногими пенсионерами находится на пожизненном проживании в питомнике, — это важная и давняя традиция кинологической службы МВД. Кушнаренко с удовольствием забрала бы его домой, но скромные жилищные условия ей этого не позволяют. Шедди привык к жизни в питомнике, где можно сколько угодно времени проводить на свежем воздухе в окружении «друзей». Наталья регулярно его навещает.

    С выходом на пенсию Шедди, нужно было найти себе нового напарника. С полицейской службой хорошо справляются многие породы: немецкие овчарки, лабрадоры, спаниели. У каждой из них есть свои отличительные черты, качества. Подбор собаки вопрос для кинолога очень личный, можно сказать интимный, потому как эффективность его работы будет целиком зависеть от степени взаимопонимания с четвероногим напарником.

    Наталье очень приглянулась порода, которая совсем недавно (в 90-е годы) появилась в России и сейчас активно набирает популярность среди кинологов — бельгийская овчарка малинуа.

    В 1891 году бельгийский ветеринар профессор Адольф Рийул попытался вывести национальную пастушью породу. Позже, в 1907 году был установлен следующий стандарт: полудлинношёрстые овчарки имеют чёрный окрас (грюнендаль), короткошёрстые — желто-коричневый или угольный (малинуа), а длинношёрстые — пепельно-серый (лакенуа).

    Малинуа назван в честь небольшого городка Мехелен или Малин (по-французски).

    Бельгийские овчарки хорошо дрессируются в руках опытного кинолога. Однако грубое обращение не принесёт пользы ни владельцу, ни собаке и со временем может превратить щенка в неврастеника. В отличие от немецких овчарок и лабрадоров, у малинуа нет проблем с опорно-двигательной системой.

    В практике кинологической службы случается такое, что пройдя долгую и сложную подготовку немецкая овчарка заболевает дисплозией суставов, что исключает её дальнейшее использование в работе. С «бельгийцами» таких неприятностей не происходит. Собаки этой породы меньше и динамичнее «немцев». На поверхности их кожи нет выделяющих неприятный запах желёз, что также является её отличительной чертой.

    Бельгийские овчарки малинуа работают в самых разных амплуа. Благодаря уникальной нервной системе эта порода может выполнять самые разнообразные задачи, всё зависит от того, как воспитать и чему обучить собаку. Это, наверное, самая прыгучая в мире порода – малинуа могут преодолевать очень высокие препятствия, высотой до трёх метров и более. Они необыкновенно выносливы и неутомимы в работе, очень контактны, устойчивы к стрессам, боеспособны. При наличии определённых условий, бельгийская овчарка — отличная собака для семьи и замечательный компаньон, всегда готовый c радостью выполнить приказ хозяина.

    Наталье с рук отдали годовалую малинуа, которую по документам звали Окда, но вскоре за свою гиперактивность и юркость собака получила новое прозвище — Змейка. У многих кинологов есть предпочтение по половому признаку. Наталье хотелось завести именно суку. Они более добрые, покладистые. Часто, работая с кабелями, кинологам приходится упорно завоёвывать лидерство. В фильме «К:9 Собачья работа» этому посвящено несколько презабавных эпизодов.

    После знакомства началось обучение. В головах у обывателей существует весьма смутное представление о том, как натаскивают собаку на поиск взрывчатки и наркотиков. Есть такие, кто полагает, что животных буквальным образом «подсаживают» на наркоту. Это, безусловно, полная чушь.

    Обучение собак строится на двух основных принципах, которые можно сформулировать так: «собака любит играть», «собака любит кушать».

    Вот пример дрессировки, основанной на первом принципе. У каждой собаки есть любимая игрушка. Допустим, это резиновый мячик. На нём остаётся собачья слюна, что позволяет четвероногому владельцу в раз отыскать игрушку куда бы её не положили. К спрятанному резиновому мячику кинолог начинает подкладывать определённые предметы или вещества. Собака начинает постепенно привыкать к тому, что запах этого предмета соседствует с запахом любимой игрушки. Далее мячик разрезается пополам. Подкладывают уже его половинку. Со временем кусочек мячика уменьшается. Кульминацией дрессировки становится тот момент, когда собака находит необходимый кинологу предмет уже без следа любимого, но уничтоженного в ходе тренировок мячика. Периодически, правда, сохранившийся кусочек может подкладываться вновь для подкрепления навыка.

    Тренируясь вышеизложенным способом, собака воспринимает работу, как игру. Однако, она прекрасно чувствует своего владельца, которому в реальной обстановке обследования заминированного помещения совсем не до игр. Первые годы Наталья тяжело воспринимала проверки в школах, ведь в таких случаях в опасности находятся самые незащищённые и доверчивые из людей — дети. Со временем Кушнаренко стала более выдержанной, в ходе поиска она научилась сливаться с напарником в одно целое, чутко реагируя на любое его действие. Профессионализм Натальи отмечен коллегами и руководством. Недаром именно её делегировали на прошедший недавно в Санкт-Петербурге саммит «Большой двадцатки». Туда на автотранспорте были направлены 9 столичных кинологов. По прибытию, каждую собаку испытали на профпригодность. На саммите Наталья тесно взаимодействовала с сотрудниками ФСБ и ФСО. Она осталась в восторге от организации работы кинологов и размещения их питомцев. Каждой собаке принимающая сторона выделила именной вольер, также индивидуально организаторы подошли к вопросу обеспечения животных кормом. Кинологи из Москвы и их напарники проявили себя профессионалами экстра-класса. Собачкам на память даже подарили подарки.

    Нос собаки всё же не «газоанализатор», коих сейчас в продаже становится всё больше и больше, — это живой прибор тончайшей настройки. Пёс не может трудиться двенадцать часов к ряду. К примеру, даже в тёплую погоду, собака беспрерывно работает только двадцать минут, затем ей нужен такой же по времени перерыв. Собака ведущая поиск, — не сторожевой пёс: её нельзя ругать, бить. На эффективность работы четвероного сыщика влияет и погода и его самочувствие. Трудно определить каково среднее время сохранения запаховых следов на месте преступления. Оперативно-розыскной профиль — самое сложное и трудоёмкое направление кинологической работы. Искомые предметы могут быть самые разные и запах конкретного человека весьма индивидуален. Однако бывают случаи, когда собака находила след и выводила полицейских к преступнику спустя 1,5 суток, — такое ни одному «газоанализатору» не под силу.

    Наталья выезжает по вызову дежурного почти каждую смену. Никогда доподлинно неизвестно является ли вызов ложным. Да, школьники по-прежнему практикуют срыв уроков и контрольных работ с помощью «заложенных бомб», но что если вот этот конкретный случай окажется реальным? Кушнаренко относится к каждому вызову максимально серьёзно. Свои действия она мысленно планирует ещё до подъезда на место, в машине, тщательно анализируя полученную от дежурного информацию. В этот напряжённый момент с нею рядом верный друг и напарник, который чувствует её озабоченность и старается поддержать и помочь. Пускай без слов, по-своему, по-собачьи, но всегда искренне и с полной самоотдачей.

    Сергей ЛЮТЫХ

  • Есть такая служба, Номер 36 (9392) 25 сентября 2013 года
  • Подразделение, которое знает всё


    Информационным подразделениям органов внутренних дел исполняется 95 лет. В Москве вся статистика, все данные, формирующие сложную картину криминогенной обстановки в столице, собираются в Зональном информационном центре ГУ МВД России по г. Москве. Это подразделение поистине можно назвать информационным сердцем московской полиции: по тысяче сосудов-проводов сюда стекается огромное количество данных — о конкретных преступниках и преступлениях, цифры статистики, дактокарты, и отсюда, откликаясь на нескончаемые запросы, расходятся по Москве порции информации, которая становится фундаментом поимки преступников.

     

    История информационных подразделений органов внутренних дел начинается 23 сентября 1918 года, когда решением коллегии Народного комиссариата внутренних дел РСФСР было утверждено «Положение о статистическом отделе Комиссариата внутренних дел». В этот отдел впервые в истории правоохранительных органов РСФСР централизовано начала стекаться информация о совершаемых в стране правонарушениях. При этом в действительности день рождения службы вполне можно было бы перенести на несколько месяцев ранее, когда той же коллегией были организованы архивные отделы правоохранительной системы, которые также являются частью фундамента информационных структур МВД.

    Конечно, учёт преступлений и сбор связанной с этим статистики вёлся и ранее, однако процесс этот не был централизован. Из-за этого в период революции возникли сложности в деле оперативно-розыскного учёта: многие архивы на местах, содержащие важную информацию, были уничтожены, и проводить учёт осуждённых, арестованных и задержанных приходилось заново.

    Ещё одним этапом становления информационных подразделений стало создание в 1923 году Центрального регистрационно-дактилоскопического бюро, которое, как легко догадаться по названию, занималось регистрационным и дактилоскопическим учётом преступников.

    Датой, когда родилось информационное подразделение, чья работа охватывала непосредственно столицу СССР, стало 1 марта 1951 года. До того ответственность регионального Управления НКВД, в рамках которого действовало регистрационно-учётное отделение, распространялось не только на Москву, но и Московскую область.

    Спустя пять лет отделение подверглось новому преобразованию: приказом теперь уже УМВД г. Москвы оно было преобразовано в 1-й спецотдел управления. В его состав входили три отделения, а за всю оперативно-розыскную и справочную информацию по крупнейшему городу страны отвечали тогда лишь 34 человека, однако под началом подполковника милиции Павла Михайловича Михайлова им удавалось с честью справляться с этой задачей. Павел Михайлович, возглавивший подразделение в 1952 году, когда оно ещё носило другое название, оставался на своём посту до 1965 года. В советское время никто не занимал эту должность дольше него.

    Своё нынешнее название ЗИЦ приобрёл в 1970-х годах. В 1971 году приказом УВД Мосгорисполкома от 1 ноября был создан Информационный центр. В состав его входили следующие отделы: оперативно-справочный, статистики, оперативной информации и розыска, контрольно-методическое отделение и архив. Кроме того, впервые массу поступающих в подразделение данных стали обрабатывать при помощи компьютерной техники, для чего был создан Вычислительный центр ИЦ.

    Уточнение «зональный» ИЦ получил в 1977 году, что сопровождалось и структурными изменениями: из прежних отделов сохранили свои названия и функции только отдел статистики и архив, остальные же перетерпели те или иные изменения и отныне перечень их выглядел следующим образом: информация по линии «А», оперативно-разыскная информация, информация по административным правонарушениям, организационно-методический отдел. Изменились отделы, входившие в состав Вычислительного центра.

    Последние изменения ознаменовали также и рост численности сотрудников информационного подразделения: в начале 1970-х она выросла трёхкратно — до 77 человек, а к концу десятилетия — почти восьмикратно, в сравнении с численностью первого чисто московского подразделения — до 240 человек. И неудивительно: город постоянно рос, расширялись функции и задачи ЗИЦ, и без слаженных действий этих людей работа столичной милиции, несомненно, оказалась бы далеко не столь эффективной.

    Разумеется, перемены, произошедшие в государстве и в органах внутренних дел за последние двадцать лет, не могли не сказаться и на работе ЗИЦ. Сегодняшняя структура подразделения отличается от прежней. В состав его ныне входит 12 отделов. И, пожалуй, в первую очередь сторонний человек ассоциирует с деятельностью ЗИЦ ту работу, которую проводит отдел статистики и контроля за учётно-регистрационной дисциплиной. Именно этот отдел регистрирует и учитывает преступления, уголовные дела по которым возбуждены подразделениями центральных аппаратов, контролирует информацию, вводимую в БД «Уголовная статистика» подразделениями следствия и дознания округов, создаёт статистическую отчётность о состоянии преступности на той или иной территории и результатах оперативно-служебной деятельности подразделений ГУ МВД. Если бы кто-то был способен охватить разом это гигантское полотно статистических данных, перед ним предстала бы подробнейшая карта, в точности отражающая криминогенную обстановку в городе.

    В течение года сотрудниками информационных центров окружных УВД и ЗИЦ вводится в базу данных сотни и сотни тысяч статистических карт. Эти данные, отражающие состояние преступности и результаты оперативно-служебной деятельности, становятся огромным подспорьем в оценке работы отдельных подразделений правоохранительной системы Москвы.

    Подобную работу по административным правонарушениям ведёт оперативно-справочный отдел, сотрудники которого обеспечивают формирование и ведение БД «Административные правонарушения». Общий объём этой базы составляет на текущий момент миллионы учётных документов. Сотни тысяч человек работают по запросам сотрудников органов внутренних дел в круглосуточном режиме в течение года.

    Для увеличения эффективности работы ЗИЦ в его структуре созданы отделы, занимающиеся учётом по конкретным направлениям, исходя из практических интересов правоохранительных органов. Это отдел оперативно-справочных, разыскных и криминалистических учётов, сотрудники которого осуществляют сбор, накопление и анализ значимых сведений о субъектах и предметах преступлений и связанных с ними событий. Отдел по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и ведению базы «Подучётный элемент», где сосредотачивается информация обо всех лицах, арестованных и привлечённых к уголовной ответственности на территории Москвы. Отдел информационного обеспечения по линии «А», который аккумулирует информацию о лицах, сотрудничающих с органами внутренних дел, проверяемых, разрабатываемых и наблюдаемых по делам оперативного учёта. В круглосуточном режиме сотрудники этого отдела осуществляют выдачу экспресс-информации  к ежедневной оперативной сводке о лицах, задержанных за совершение административных правонарушений и преступлений.

    Отдел оперативно-разыскной информации формирует базы данных, содержащие сведения о лицах, скрывающихся от следствия и суда, без вести пропавших, утративших связь с родственниками, неспособных по состоянию здоровья сообщить о своей личности, а также неопознанных трупах. Кроме того, здесь формируются учёты профилактического значения для нужд участковых уполномоченных и сотрудников ПДН: о лицах, злоупотребляющих спиртным, совершающих бытовые правонарушения, наркоманах, людях психически нездоровых и представляющих опасность для окружающих, членах неформальных групп противоправной направленности, лицах, осуждённых к мерам наказания, не связанным с лишением свободы.

    Благодаря работе отдела по ведению базы данных «Автоугон» тысячи единиц автотранспорта ежегодно обнаруживаются и возвращаются законным владельцам.

    Более 11 миллионов дактокарт и сотни тысяч следов с мест преступлений находятся в ведении сотрудников отдела по эксплуатации автоматизированных дактилоскопических информационных систем. Информация, предоставляемая сотрудниками отдела, ежегодно позволяет выявлять десятки лиц, находящихся в местном и федеральном розысках.

    Особое место в структуре ЗИЦ занимает отдел специальных фондов, сотрудники которого не только осуществляют работу по приёму, хранению и реализации вещественных доказательств, но и оказывают содействие в работе по реабилитации жертв политических репрессий. Невозможно переоценить важность этого труда в нашей стране, где многие семьи пострадали в тёмные годы нашего государства от незаконных преследований.

    Кроме того, в структуру подразделения вот уже 40 лет входит Вычислительный центр, работа которого позволяет ЗИЦ выполнять свою работу по самым высоким стандартам XXI века.

    До недавнего времени ЗИЦ, сотрудники которого выполняют ежедневно не поддающийся осознанию объём работы, возглавлял полковник милиции Виктор Богачёв, под началом которого Центр на протяжении 13 лет работал в режиме чётко отлаженного механизма. На ответственном посту в марте этого года его сменил полковник внутренней службы Владимир Ледовских.

    В прошлом году Москва столкнулась с проблемой возросшей уличной преступности. Ныне с этим валом удалось если не справиться, то, по крайней мере, сбить его. Если поинтересоваться в отделах, которые имеют наиболее значительные успехи по этому направлению, как удалось достичь этого, вам скорее всего ответят, что в основе — тщательный анализ картины правонарушений, позволивший эффективнее распорядиться имеющимися силами на территории. Но сделать эти своевременные и точные выводы, предотвратившие неисчислимое количество преступлений, в первую очередь позволила грамотная работа сотрудников ЗИЦ, чьими усилиями эта картина и была соткана.

    Денис КРЮЧКОВ

     

    Руководство Зонального информационного центра поздравляет всех бывших и действующих сотрудников с юбилеем службы. Вот уже 95 лет ваш профессионализм лежит в основе деятельности правоохранительных органов столицы. Ваш труд благороден, ибо направлен исключительно на благо граждан нашей страны. Счастья вам, семейного благополучия, крепкого здоровья и удачи!

  • Есть такая служба, Номер 35 (9391) 18 сентября 2013 года
  • В ОДНОМ ЭКИПАЖЕ


    Сегодня наш репортаж о дорожной постовой службе (ДПС) Таганского района. О чём расскажем? Вместе со старшим лейтенантом полиции Константином Комаровым корреспондент «Петровки, 38» проехал по центру столицы — мы фиксировали аварии, искали угнанные автомобили и восстанавливали движение транспорта…

     

     

    Часто ли «целуются» машины на Таганской площади? Два-три раза в сутки. Здесь в центре находится один из самых главных дорожных узлов города. И имеет он развязку в 8 направлений.

    — Особенно когда дождь идёт, — рассказывает старший лейтенант ДПС Таганского района Константин Комаров. — Ведь на мокром асфальте длина торможения увеличивается. Водители часто не успевают вовремя отреагировать, вот и происходит ДТП.

    Однако аварий в солнечную погоду тоже достаточно.  Нам сообщают по рации, что на улице Народная, дом 7 произошло ДТП, участниками её становятся три автомобиля. Улица почти полностью стоит. Все ждут сотрудников ДПС.

    — Я жал на педаль тормоза, а получилось на газ! — кричит водитель «Дэу».

    Он десять минут назад сворачивал с Садового кольца на Народную улицу и не справился с управлением. Перепутал педали и протаранил две машины, припаркованные на обочине.

    Сотрудники ДПС отмечают: хорошо, что он «не включил заднюю» и не отказывается от вины. Чаще водители спорят и предлагают версию случившегося: его подрезал автомобиль или кто-то перебегал дорогу. Вот того и надо найти и наказать, а он не виноват.

    Оформляем аварию оперативно. Полицейские замеряют расстояние от бордюра до бордюра, рисуют схему аварии. Водители пишут объяснения, кто и где находился. За 40 минут мы заполняем целую кипу бумаг. Наконец, всех отпускаем. Постепенно движение восстанавливается.

    Ещё сообщение от дежурного. Нас отправляют осмотреть стоянку на улице Марксисткой. Нужно провести проверку, возможно, именно там угнанные автомобили, которые сейчас в розыске. Бывает, машина находится, образно говоря, прямо за зданием ГИБДД, а все её ищут на окраинах столицы.

    — В Москве много машин угоняют, — говорит старший лейтенант. — По рации нам в день приходит по 5—6 сообщений, а то и больше. Это «Тойоты», «Хонды», «Дэу», за отечественные угонщики почти не берутся, спрос не тот.

    Инспекторы считают, что лучшее средство от угона — это аэрография. Почти на 80% можно быть уверенным, что автоугонщик не возьмётся за такую машину: автомобиль надо перекрашивать, да и слишком велик риск, что её остановят на посту ДПС во время перегонки в городе.

    Нельзя обойти и тему взяток, многие считают, что за деньги можно купить всё.

    — Взятки? — удивляется старший лейтенант. — Сейчас почти все машины оборудованы видеокамерами, в них пишут даже звук. — Он показывает на установленную камеру в машине. — Взяток мы не берём. Кроме того, мы часто проводим совместные операции с УБЭПом. Вместе задерживаем тех, кто пытался откупиться, чтобы мы не выписывали штраф или не задерживали.

    Стоянка на Марксисткой улице профессионально оборудована: камеры слежения, высокий забор, автоматический шлагбаум. Здесь и охранник серьёзный. Он неохотно, словно делая одолжение, показывает нам журнал. В нём отмечены все прибывшие машины.

    — Дураки только ставят на стоянки, — возмущённо говорит охранник, он хочет побыстрее от нас избавиться. Но мы осматриваем площадку, проверяем номера машин, сообщаем дежурному, узнаём, кто их хозяин, есть ли в базе розыска.

    Наше внимание привлекает мотоцикл «Хонда», который спрятан за машиной в конце стоянки. Мотоцикл без номеров, его проверяем по win-коду.

    — Я не знаю, откуда этот мотоцикл, — нервничает охранник стоянки. — Тут много людей, приезжают и оставляют на ночь свои транспортные средства… Он давно уже у нас стоит. Можете, конечно, проверять.

    Дежурный сообщает, что мотоцикл снят с учёта. Водитель просто не зарегистрировал его ещё в ГИБДД. На стоянке всё в порядке. Угнанного транспорта нет. Новое сообщение от дежурного.

    — Примите аварию на Бакунинской улице, дом 20. Автомобиль «Тойота» врезался в автобус, — сообщают нам по рации.

    А мы уже отработали полсмены, но об обеде и речь не идёт. Если мы отправимся в столовую, то нас будут ждать автомобилисты. Из-за ДТП движение останавливается. Все это понимают. Будем обедать позже? Оказывается, нет.

    — Сотрудников не хватает, — говорит старший лейтенант. — Иногда уходим в переработки. Транспорта с каждым днём в Москве больше и больше. Вот когда я устраивался на работу в дорожно-патрульную службу в 94-м, не было столько аварий, не было страховых организаций, люди были проще.

    На Бакунинской, 20 — ложный вызов. Владелица «Тойоты» рассказывает, что авария была на Садовом кольце. Всё произошло два часа назад. Она шла на опережение и пыталась перестроиться в соседний ряд. Дорогу автобус ей не уступил или не успел затормозить. Но столкновение произошло, и повреждение «Тойоты» уже никуда не деть.

    — Я уже папе позвонила, он всё мне объяснил. Я виновата, — говорит девушка. — Автобус ведь двигался по своей полосе. Он не должен был уступать. Но у него одна царапина на бампере, а у меня крыло и бампер. Извините, что вас вызвала.

    Константин Комаров говорит, что водительнице «Тойоты» повезло. Исходя из объяснений, нужно её оштрафовать за нарушение правил ПДД и обязать выплатить компенсацию за повреждение автобуса. Де факто есть, а де юре — настоящего пострадавшего нет. А на нет и суда нет.

    Пять вечера. Час пик. А на Бауманской улице — 8 стоящих трамваев, рядом — около 100 возмущённых пассажиров. И виной всему один припаркованный автомобиль в неположенном месте.

    — В Японии, чтобы не было повадно, такие автомобили просто переворачивают.  Раз — и всё! Ну что с ними делать, с этими автомобилистами? Сделайте хоть что-нибудь! — обращается один из пассажиров к полицейским.

    Водитель трамвая говорит, что в Москве много таких участков дорог, где приходится стоять часами и ждать, пока хозяин или эвакуатор появится. Но выход есть. Нужно просто установить столбы. Тогда машина на бордюр не заедет. Так поступили в центре. Но почему же здесь так не сделали до сих пор?

    А пока нехорошая машина стоит, по её колёсам продолжают бить ногами. Сигнализация срабатывает и отключается. Некоторые пассажиры плюнув на лобовое стекло, отправляются пешком по шпалам. Мы ждём от дежурного телефона владельца машины. Номер сотового телефона есть в базе ДПС. Наконец дозваниваемся.

    — Я же не знала! — кричит женщина в трубку, когда ей объясняют ситуацию. Но не приходит ни через пять минут, ни даже через десять. После второго звонка полицейского и угрозы забрать машину эвакуатором хозяйка машины появляется тут же.

    — Я сейчас переставлю! Я извиняюсь!

    Ей грозит штраф в 3000 рублей. Но чтобы его выписать, нам самим негде припарковаться. Заезжаем во двор, чтобы оформить протокол о нарушении. Женщина не спорит, только, опустив голову, смотрит боковым зрением на нули после цифры три.

    — Движение восстановлено, трамваи пошли, нарушитель наказан, — передаёт дежурному старший лейтенант.

    По словам полицейских, мелких нарушений в Москве становится меньше. Причина тому — подняли штрафы и за многие правонарушения (просроченную страховку, тонированные передние стёкла) снимают номера. За нерадивых водителей государство взялось всерьёз.

    В семь вечера моё дежурство с экипажем заканчивается. А Константину Комарову надо ехать в отдел и заполнять бумаги. Вот так, без обеда и права на перекур, отрабатывается смена.

    Михаил СОСНОВСКИЙ

  • Есть такая служба, Номер 34 (9390) 11 сентября 2013 года
  • «БЕЗ ТЫЛА НЕТ И ФРОНТА»


    Сотрудники этой службы МВД не патрулируют улицы, не занимаются задержанием преступников. Но без неё трудно себе представить эффективную работу любого отдела полиции. Должность начальника службы тыла УВД по ЮАО ГУ МВД России по г. Москве занимает полковник внутренней службы Юрий Бондарь. Вдумчивый и грамотный руководитель, большой хозяйственник, он умело направляет и организовывает работу своего подразделения, своевременно решая возникающие служебные вопросы. В обязанности его службы входит материально-техническое обеспечение отделений юга столицы, начиная с оружия, боеприпасов, связи и заканчивая автотранспортом и бухгалтерией. Кроме того, на службу тыла возложены ремонтные работы, благоустройство территории и её уборка. Сотрудники должны иметь полное обмундирование, а значит иметь всё необходимое для службы: форму, оружие, боеприпасы, специальные средства и т.д. Все расчёты по заработной плате и её своевременная выплата, компенсации, контракты, заключаемые с правоохранительными органами, документы и прочее ложатся на плечи Юрия Павловича.

    В службе тыла Управления внутренних дел по Южному округу занято свыше 40 человек. Профессионалы своего дела, люди с многолетним стажем, все они прекрасно знают тонкости своей службы и отлично справляются со своими обязанностями.

    Отдел материально-технического и хозяйственного обеспечения — одно из основных подразделений службы тыла. В круг задач специалиста ОМТиХО Андрея Михайлова входят вопросы коммунального хозяйства, работа, связанная с ведением документации по недвижимости, административно-бытовых зданий, гаражей, сооружений и земельных участков, а также всё, что связано с ремонтом и строительством. В службе тыла он работает уже 10 лет. Вот уже полтора года, как сотрудники окружного управления переехали в новое здание. Оно изначально было полностью укомплектовано и готово к полноценной работе, начиная с мебели и заканчивая радиосвязью и персональными компьютерами. Андрей Михайлов принимал непосредственное участие в разработке технического задания на его строительство, активно сотрудничал с подрядными организациями при проектировании и возведении учреждения. В управлении просторные кабинеты и залы для совещаний и конференций, обширная столовая, современный спортивный и фитнес залы.

    Старший специалист ОМТиХО Максим Парчинский занимается государственными закупками, проведением тендеров на поставку товаров, организацией выполнения работ и оказания услуг для нужд подразделений округа. Если в управлении возникает необходимость в тех или иных товарах или услугах, на площадке торгов ГУВД проводятся аукционы, после чего с победителем заключается контракт. Канцелярские принадлежности, мебель или любой другой заказанный продукт, хранящиеся на специальных складах, по нормам положенности выдаются в подразделения ОМВД по районам и структурным подразделениям УВД. Обеспечение вооружением и боеприпасами также лежит на плечах сотрудников подразделения. Оружие, безусловно, одна из основных составляющих профессии полицейского, занимающего передовую позицию в борьбе с преступлениями. Не менее важно содержание автопарка, где в общей сложности 574 транспортных средства требуют своевременного сервисного обслуживания.

    Развитие службы тыла на юге столицы не стоит на месте. Офицерами службы внедряются новые технологии, в том числе технических средств и связи. Служба связи Управления внутренних дел по Южному округу обеспечивает непрерывное управление всеми задействованными подразделениями, передачу распоряжений из дежурных частей и оперативных штабов подчинённым органам и силам, взаимодействие служб и приданных сил. Коллектив профессионалов из 16 человек отдела информационных технологий, связи и защиты информации возглавляет Виктор Матвеев, который вот уже более 18 лет работает в службе связи. В целях повышения оперативности выполнения задач, поставленных перед подразделениями внутренних дел, и для совершенствования конвенциональных и транкинговых радиосетей в УВД по ЮАО проведена работа по внедрению цифровой транкинговой системы радиосвязи, которая обеспечивает подразделения автоматизированной бесперебойной цифровой связью.

    В последние годы в деятельности подразделений полиции всё шире используются современные системы мониторинга подвижных объектов с использованием отечественной навигационной аппаратуры ГЛОНАСС. В УВД по ЮАО данная система внедрена, и на сегодняшний день к спутниковой системе подключено 256 автомобилей патрульно-постовой службы. Сейчас одна из основных задач службы тыла — привести в надлежащий порядок здания районных отделов полиции. Всего в Южном округе их 16, большая часть из них требует капитального ремонта. В конце сентября завершаются работы по капитальному ремонту в зданиях отделов УВД по районам Бирюлево-Западное и Донской. В следующем году запланированы работы в Орехово-Борисово Южном. Таким образом, планомерно будут приведены в соответствующий вид все районные отделы. В скором будущем планируется строительство кинологического центра УВД по ЮАО. Нынешний центр не соответствует требованиям, так как его площадь очень мала и не способна вместить всех животных. Теперь это будет современное административное здание, в облагороженной территории разместятся просторные вольеры, площадки для выгула и тренировок. В этом году служба тыла отметила 95-летие со дня образования в системе МВД России. За добросовестное исполнение служебных обязанностей сотрудники службы тыла юга столицы получили ряд наград. Пожелаем им дальнейших успехов в профессиональной деятельности, уверенности в достижении намеченных целей и неиссякаемой энергии!

    Наталья МАЛЬЦЕВА

  • Есть такая служба, Номер 34 (9390) 11 сентября 2013 года
  • Люди святой профессии


    В Центре временного содержания несовершеннолетних правонарушителей прошли торжественные мероприятия, посвящённые 85-летию этого учреждения. 28 августа 1928 года приёмник-распределитель, размещённый тогда в Свято-Даниловском монастыре впервые распахнул свои двери перед беспризорными детьми и несовершеннолетними правонарушителями, дабы его сотрудники помогли ребятам найти в жизни верную дорогу.

     

    Наибольшее внимание на этом празднике было уделено ветеранам, людям, чьи усилия позволяют Центру на протяжении десятилетий успешно исполнять благородную миссию перевоспитания детей. Для ветеранов был организован транспорт, на котором они получили возможность вернуться в Свято-Данилов монастырь; для некоторых из них именно здесь прошла вся служба, и к открытию нынешнего здания приёмника своё дело они уже передали молодому поколению сотрудников.

    На празднике царила удивительно тёплая, почти семейная атмосфера, и немудрено, что многие со сцены обращались к присутствующим «друзья». Как было сказано в одном из выступлений, «друзья по счастью воспитывать подрастающее поколения, даря ему свои сердца и улыбки».

    ЦВСНП занимает особое место не только в системе МВД, но и среди московских учреждений, ответственных за судьбу детей с непростой судьбой, и на юбилей приёмника прибыло немало почётных гостей. В том числе лично поздравить сотрудников Центра приехал  заместитель начальника ГУ МВД России по г. Москве — начальник Главного следственного управления генерал-майор юстиции Владимир Морозов.

    — Всю жизнь посвятив борьбе с преступностью, я преклоняюсь перед вами, потому что ваш труд неизмеримо сложнее, — сказал он в своём выступлении. — Душа ребёнка, детская судьба, оказавшаяся в тисках тяжёлых жизненных обстоятельств, оказывается в ваших руках, и сложно представить себе большую ответственность. Я вижу как здесь относятся к ветеранам, с какой любовью встретили их и понимаю, что вы, работая здесь, были одной семьёй, и попадавших сюда детей воспринимали как своих собственных. От лица руководства главка я вас искренне поздравляю, желаю счастья, здоровья и удачи. Так же любите свою профессию и впредь. Её истоки — в святом месте, где было впервые образовано это учреждение. И я думаю, верно будет сказать, что вы — люди святой профессии.

    Большую помощь приёмнику оказывают различные московские учреждения, также своей работой связанные с детьми. Одно из таких учреждений — центр образования № 1459, возглавляемый Антониной Фоминых, под руководством которой вот уже более 10 лет проходит процесс обучения детей в приёмнике.

    — Дети — это будущее нашей страны, — начала она свою речь. — И все годы мы вместе старались, чтобы на лицах этих детей были улыбки. Чтобы никогда больше в их жизни не было боли. Старались показать, что есть в этом мире другие ценности, другая судьба. Возможность помочь этим детям — большая ценность, и наши сотрудники с гордостью помогают им, зная, что делают очень большое дело, неподвластное тому, кто не способен нести тепло другому человеку. 

    Со словами поздравлений обратились к сотрудникам Центра и другие гости: Галина Успенская, директор социально-реабилитационного центра «Алтуфьево», воспитанники которого изготовили в дар приёмнику икону Казанской Божьей Матери; директор благотворительного фонда «Петровка, 38», главный редактор газеты «Петровка, 38» полковник милиции Александр Обойдихин, привёзший в подарок детям множество сладостей; начальник Управления по организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних полковник полиции Михаил Павличук, отметивший, что бывая в подобных учреждениях в регионах, не мог бы ни одно из них поставить вровень с московским Центром.

    Особое поздравление прозвучало от ветерана ЦВСНП — Софьи Сергеевны Лебедевой, пришедший на работу в приёмник спустя всего несколько лет после его открытия. Сегодня ей более ста лет, но она сохраняет острый ум и хотя лично прийти не смогла, Софья Сергеевна передала к юбилею запись своего поздравления и благодарности:

    — Спасибо вам, дорогие мои друзья, за тёплое доброе отношение, за то, что вы не забываете меня, одаривая теплом ваших слов и ваших добрых мыслей. Это всё очень дорого мне — поддержка важнее, чем лекарство врача. Труд, посвящённый детям — это благородный труд, но очень сложный. Большая помощь в таком труде — слаженный коллектив. Дружный коллектив, в котором все относятся друг к другу с уважением, в котором каждый готов помочь друг другу — это основа будущих побед. Любите детей, и пусть они вас любят — тогда всё будет хорошо.

    В завершении торжественной части начальник Управления кадров Управления по работе с личным составом ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Василий Веденькин зачитал приказ начальника главка о вручении наград и ценных подарков ветеранам и действующим сотрудникам ЦВСНП. В ответном слове начальник ЦВСНП полковник полиции Тамара Мешкова поблагодарила руководство главка за неравнодушное отношение к Центру.

    Продолжила праздник концертная программа, подготовленная артистами Культурного центра ГУ МВД России по г. Москве. В завершении её действующие сотрудники ЦВСНП исполнили трогательную песню для ветеранов приёмника. Видя это, понимаешь, что нет никакого преувеличения в часто повторяемых здесь словах о том, что столь трепетного отношения к бывшим сотрудникам, как здесь, больше нигде встретить нельзя.

    Денис КРЮЧКОВ

     

     

    СЛОВО  СОТРУДНИКАМ  ЦВСНП

     

    «Судьбу трудно выправить»

     

    Начальник ЦВСНП полковник полиции Тамара Мешкова:

    — В этом зале, где проходит праздник, на стене расположено большое панно. Изображает оно Свято-Данилов монастырь и корпус приёмника-распределителя, каким он был на протяжении десятилетий. Это наше начало, наши истоки. Теперь наш приёмник располагается в другом месте, но мы всё так же работаем с трудными подростками, стремясь повернуть их жизнь к лучшему. Они оступились в своей жизни, нарушили закон, а мы здесь перевоспитываем их.

    Многие поражаются тому, какую заботу мы здесь проявляем о наших ветеранах. Но наша работа чрезвычайно сложная, и опыт ветеранов нам крайне необходим. Они хранители того профессионализма, который позволяет помочь детям с непростыми судьбами. Каждую такую судьбу очень трудно выправить, а ведь таких детей проходит через наш Центр очень много: только в этом году уже побывало в приёмнике 1200 человек.

    В первую очередь, когда сюда попадает ребёнок, мы стараемся выяснить причину: почему он это совершил? Устанавливаем, как ему жилось в семье, какой круг общения у него был и почему он это сделал. Поняв, что у него на душе, открыв его сердце, мы можем повлиять на него. И тогда бывает, что достаточно просто провести с ним беседу на правовую тему. Ведь многие поступающие подростки даже не знают закона, они не понимают, что совершили что-то с точки зрения общества дурное — в его компании могло было быть так принято. А побыв здесь, о содеянном искренне жалеют: «Да если бы я тогда понимал, такого бы не делал конечно». Это не пустые слова: они действительно, больше этого не совершают.

    Когда дети попадают сюда и оказываются в условиях нормальной жизни, которую не видели из-за пьющих родителей или под влиянием дурной компании, они просто преображаются. За нами закреплена школа, учителя которой преподают здесь общешкольные дисциплины. Живя той жизнью, ребёнок мог месяцами не ходить в школу, считая, что это неинтересно, что это ему не нужно. Но здесь, начав ходить на занятия, они очень увлекаются. Им здесь нравится учиться — там они просто не осознавали, чего лишены! Масса случаев, когда подросток, никогда толком не учившись, здесь в считанные дни усваивает программу и становится отличником. А всё что нужно — забота о ребёнке, внимание, похвалить его, когда он справился — многие ни разу в жизни слов похвалы-то и не слышали. А поверьте, для ребёнка так много значит, когда взрослый его слушает и ребёнок понимает, что его ценят и любят.

    Когда он попадает сюда, он оказывается окружён заботой. Всё что мы делаем — мы делаем для детей и стараемся, чтобы они ощущали себя, как в хорошей любящей семье, которой у многих из них не было, чтобы его наконец выслушали, чтобы он забыл кличку и вспомнил имя — бывает, что ребёнок даже не сразу понимает, когда его зовут, настолько привыкнув к какому-нибудь прозвищу. Мы всегда говорим: это наши дети и это хорошие дети. Ребёнок, чувствуя это, здесь становится совсем другим, исправляясь в лучшую сторону.

     

    «Если не ты — никто им не поможет»

    Медицинская сестра, Маргарита Романова:

    — На работу в ЦВСНП я пришла, можно сказать, со школьной скамьи, окончив только фельдшерское училище. Интересно, что первое впечатление о Центре у меня осталось неважное. Даже, придя домой, сказала маме, что работать там, наверное, не буду. Но она меня уговорила: «Неудобно так сразу уходить, хоть месячишко побудь!» В итоге этот «месячишко» растянулся более чем на полвека и длится до сих пор.

    За этот месяц стало ясно, что место это особое, с удивительной атмосферой и потрясающим коллективом. Коллеги, с которыми я начинала, были людьми уникальными: Тамара Васильевна Медвецкая, под руководство которой я поступила, педиатры Галина Сергеевна Маслова и Дина Ильинична Силкина. Это были люди, по-настоящему преданные своему делу: Дина Силкина проработала в Центре 50 лет. Галина Маслова умерла на рабочем месте.

    Люди могли уйти из Центра сразу, но, задержавшись, оставались здесь надолго.

    Работали мы очень дружно и каждый готов был выручить товарища. Помню, как мне помогали с образованием: когда я пошла на высшее фармацевтическое, коллеги, подстраивая графики и подменяя, шли мне навстречу, если то нужно было для учёбы. При этом сами думали, что когда я закончу учёбу, то работу в Центре оставлю. Но я и не думала об этом: эти люди создали такие условия, поддерживали во всём, а я, достигнув цели, уйду от них, ничего толком не дав взамен, точно сбегу?

    Хотя иной раз, пока не хватало опыта, бывало непросто. Дети были трудные, некоторые могли совершить проделку отнюдь не невинную. Но никаких обид у меня нет: все они заслуживают лишь сочувствия. За их плечами зачастую настолько тяжёлая история, начатая вовсе не по их вине, и особенно это было заметно в советское время, когда с первого взгляда было видно бедность и безразличие, из которых сбежал ребёнок. Случалось, что найденный ребёнок был буквально покрыт коростой, а по телу его бегали вши.

    Но вместе, ощущая принадлежность к большому общему делу, мы преодолевали все трудности. Как-то Дину Ильиничну спросили: «Как вы смогли столько лет проработать на одном месте?». Она ответила: «Во-первых, я люблю детей. Во-вторых, я люблю свою работу. И в-третьих, мы все здесь единомышленники». Под её словами подпишутся все наши сотрудники. Нас сближала дружба, нас сближали дошколята, обнимавшие со словами: «Хочу, чтобы ты была моя мама!», нас сближали неблагополучные дети, потому что, глядя на них, понимаешь: если не ты — им никто не поможет.

     

    «Все они — наши общие дети»

     

    Воспитатель группы по воспитательной работе старший лейтенант полиции Евгения Колинёва:

    — Я пришла в Центр, когда сама стала мамой и захотела лучше понимать детей. Знать их не только с точки зрения жизни благополучной, но и разобраться в случаях, когда на судьбу ребёнка падает тень, пытаться найти корень неблагополучия и исправить ситуацию. Мне этого хотелось как матери. И сейчас для меня нет понятий, «плохой ребёнок», «чужой ребёнок». Все они наши общие дети, которым нужно помочь.

    Определённый опыт работы с детьми у меня был и до того, но это было в колледже, с более взрослыми детьми. Специфика совсем другая, так что в первое время мне сильно пригодилась помощь людей, которых я могла бы назвать своими наставниками: Татьяны Александровны Мелёхиной, Елены Валерьевны Пикус.

    Впрочем, я бы не сказала, что было очень тяжело. Здесь удивительный коллектив, и в плане того, чтобы освоится на новом месте, никаких затруднений не было. Но с детьми, конечно, бывало непросто; в том смысле, что не каждый готов был общаться, сложно бывало добиться того, чтобы тебя послушали и услышали. Однако теперь я понимаю, что подход можно найти к каждому.

    Как в итоге удаётся найти эту дорожку, в двух словах объяснить невозможно. Бывает ребёнок контактный, который сразу испытывает к тебе какое-то доверие. Но есть, конечно, ситуации куда более сложные, когда ребёнка привела к нам очень жестокая судьба. Здесь может потребоваться длительное время. Самое главное, чтобы ребёнок тебе стал доверять. Тогда он расскажет, почему так произошло, почему у него такой образ жизни, к чему он стремится, и что его на это натолкнуло. И мы узнаём о конкретных людях и конкретных причинах, которые направили его жизнь в неправильное русло. В моей практике не было таких случаев, чтобы ребёнок так и остался закрытым. Рано или поздно все идут на контакт.

    Дети, освободившись от этого груза и увидев альтернативу в своей судьбе, очень благодарны. Многие из них до сих пор пишут мне письма. Была у нас несколько лет назад девочка Таня. В 15 лет у неё уже было двое детей, и второй малыш как раз только родился. Мне удалось её убедить, что ребёнка всё-таки нужно воспитывать, как бы тяжело ни было. Я ей помогала как могла, возила ей в роддом, что было необходимо, давала советы. А теперь у неё всё хорошо: она благополучно вышла замуж, нашла общий язык с родителями. Знаю, что есть в этом и моя заслуга, и от этого на сердце теплеет.

     

    «Важен индивидуальный

    подход»

    Старший воспитатель ЦВСНП капитан полиции Артём Сошников:

    — Я пришёл сюда со службы участковых уполномоченных. Участковым был два с половиной года, и трудился здесь же, в районе Отрадное. В том, что в итоге оказался здесь, ничего удивительного нет: тут и влияние родителей — мама у меня педагог, и собственный опыт — до прихода в милицию я работал учителем физкультуры.

    Перешёл сюда, решив попытаться не допустить тех последствий, которые я видел, работая участковым. Здесь, воспитывая детей, я стараюсь сделать так, чтобы итогом их судьбы не стала череда строчек в полицейской сводке.

    Должен сказать, здесь тяжелее работать. Там я уже вижу результат. Здесь я, воспитывая ребёнка, этот результат во многом определяю и за него ответственен.

    Метод тут один — беседа. На примерах своей службы рассказываю, что хорошо и что плохо — между этими понятиями мы должны провести для них чёткую грань. Что такое закон и почему он важен. Какие поступки приводят к трагическому концу и какой образ жизни нужно вести. Почему важна семья. Вещи вроде бы очевидные, но ведь если бы эти ребята их по-настоящему знали, то здесь бы не оказались. Их родителям это донести не удалось — казалось бы, неужели у чужого человека получится? Но получается, в том числе потому, что из уст полицейского это звучит куда убедительнее.

    Бывает, что дети очень трудно идут на контакт. Но занимаюсь ими не только я, есть у нас здесь психологи, и общими усилиями достучаться до ребёнка в конце концов всегда удаётся. Пусть через три дня, пусть через неделю — но удаётся. У меня был случай, что только спустя 15 дней мальчик рассказал свою историю. Ушёл из дома, скажем так, не найдя общего языка с маминым сожителем. Ничего вроде бы совсем уж страшного, но 15 дней ему потребовалось, чтобы привыкнуть к нам и морально собраться.

    Здесь важен индивидуальный подход. Не только какие-то занятия коллективно проводить, но и побеседовать лично, даже несколько раз на дню. Тут только нужно не затянуть беседу, почувствовать, когда ребёнка лучше отпустить.

    Как-то раз к нам попал мальчик из верующей семьи. И я не только сам с ним побеседовал, но и попросил пообщаться с мальчиком батюшку. У нас здесь храм, и батюшка приезжает каждый четверг. Преображение в течение считанных дней было волшебным: мальчик выбрал новые, верные ориентиры в жизни, и вскоре после того, как его вернули в семью, на имя начальника даже пришла от поражённой такой переменой мамы благодарность за прекрасную работу.

     

    «Я благодарна судьбе,

    что оказалась здесь»

    Инструктор по труду Галина Кулиш:

    Попала я сюда благодаря своему знакомому, работавшему здесь водителем. Сама тогда трудилась в ателье, а он предложил: «Иди к нам, в Данилов монастырь. Ты же любишь с детьми заниматься». Это было верно, и я решила попробовать.

    Начальником тогда был Вячеслав Алексеевич Ежов. Он принял меня так, точно мы до того с ним уже много лет работали. И я согласилась остаться в Центре.

    Приёмник как раз тогда переезжал, и начала я сразу на новом месте, в Отрадном, помогая обустраивать помещения, а вскоре сюда прибыли и дети с воспитателями. И началась для меня учёба: профессионального опыта работы с детьми, тем более с трудными детьми, у меня не было, и постигать всё приходилось на лету. Но, несмотря на все сложности, в конце концов так у меня душа прикипела к этому дела, что вот уже 30 лет я остаюсь здесь.

    Поначалу действительно было непросто, непривычно. Но потом я осознала: не нужно смотреть на этих детей как на трудных ребят, не нужно зацикливаться на их прошлом — это те же дети, просто они немного обижены и им нужна ласка.

    С детьми мы рисуем, лепим из глины, из пластилина, делаем фигурки из бумаги. Мальчики ещё очень любят выжигать. Увлечь сразу ребёнка не всегда удаётся — я не заставляю, даю ему книгу о Москве, пусть почитает. Сейчас к тому же много ребят из Средней Азии, о Москве-то они ничего и не знают, пусть хоть так познакомятся с нашим городом. А когда он второй раз приходит, посмотрев на увлечённых детей, ему уже самому интересно. И он сам начинает просить какую-то работу.

    Я радуюсь, когда ребёнок что-то сделал. Это такая эмоциональная отдача! Шлют мне и письма, покинув Центр. Была у нас одна девочка, Лена. Она мне как-то шепнула: «Вы знаете, у меня был друг, и я чувствую, что буду мамой». И действительно, уже после приёмника мне пришло письмо, в котором она рассказала, что у неё родился сын. Жили они с бабушкой где-то в Сибири. Это было в середине 90-х, времена очень непростые. А я здесь научила её вязать. Так они с бабушкой вязали носки и продавали их. Деньги небольшие, но буквально спасли их в те тяжёлые годы. А потом она устроилась на работу и жизнь её наладилась.

    Я благодарна судьбе, что оказалась здесь. Вроде бы 30 лет прошло, но остаётся всё таким же сильным чувство, что многое ещё могу сделать. Тут я забываю о любых проблемах, и когда приходят дети, меня охватывает огромная радость побыть с ними и чем-то помочь им.

     

    Денис КРЮЧКОВ

  • Есть такая служба, Номер 33 (9389) 4 сентября 2013 года
  • Путешествие из России в… Россию

    (Окончание. Начало в № 32.)

     

    ЧТО ДЕЛАТЬ?

    Что должен делать полицейский при поступлении сигнала о правонарушении? Казалось бы, вопрос  несерьёзный. Он чётко прописан в руководящих документах. Но здесь, в этом поезде, есть свои особенности. И главная из них — зависимость от границ. Железнодорожный состав — не корабль и не самолёт. Он следует не под флагом своей страны, а значит, не остаётся территорией России за границей; и преступление, совершённое в поезде в тот момент, когда он едет по литовской территории, автоматически подпадает под местную юрисдикцию.

    — Увы, — говорит Валерий Гаврилов, — даже если мы раскрыли преступление и задержали подозреваемого, мы не можем высадить его в Вильнюсе, например, и передать литовской полиции. Они его попросту не возьмут: мол, это ваш гражданин, сами и разбирайтесь, а нам лишние хлопоты совершенно ни к чему. В таких случаях задержанного доставляем на ближайшую станцию на территории России или Белоруссии. С белорусской милицией таких проблем не возникает. Хотя если преступление носит тяжкий характер или особо тяжкий (к счастью, таких случаев в обозримом прошлом не было), то литовская полиция обязана принять дело к рассмотрению.

    Впрочем, нередко полиция Литвы и помогает российским коллегам. Несколько лет назад поступали жалобы от коммерсантов на воровство из товарных поездов. Прибывал состав на конечную станцию в Калининград, а вагоны оказывались вскрытыми. Крали в основном дорогостоящую электронику. Вскоре оперативники выяснили, что воруют аппаратуру в то время, когда поезда передвигаются по территории Литвы. И тамошние оперативники помогли: вычислили злоумышленников и арестовали всю шайку.

     

    ПРОВЕРКИ НА ДОРОГАХ         

    Подчеркнем еще раз: с белорусскими коллегами у российских групп сопровождения отношения прекрасные. И в Орше,  в Минске, и в Молодечно к нашему составу подходят сотрудники местной транспортной милиции, интересуются обстановкой, сообщают свою информацию. Более того, в соответствии с договоренностью между министерствами руководители белорусских линейных подразделений имеют право даже проверять несение службы полицейскими-россиянами, а это дисциплинирует сотрудников.

    Наряд сопровождения следует в калининградских поездах без оружия. Почему? Дело в том, что литовские власти категорически против его провоза по их территории. Единственное, на что они дали добро, — пропускать наших сотрудников со спецсредствами. Случалось, наши полицейские привозили из командировок за это замечания от проверяющих из других российских ЛОВД. Ну не всегда оперативный дежурный на станциях по ходу следования  в курсе того, что не положено этому наряду иметь с собой пистолеты.

     

    ТАМОЖНЯ ДАЕТ ДОБРО, НО…

    Поезд приближается к западному рубежу России. Пограничного контроля в Смоленске нет. В Гудогае (пограничная станция) стоянка длительная. В вагон заходят белорусские пограничники. Сначала вдоль купе пробегает ушастый спаниель. Собачка принюхивается, но ничего интересного для себя не находит. Сержант-кинолог задерживается в вагоне не более минуты. Зато молоденький пограничник настроен решительно. Больно уж ему не нравятся сотрудники российской полиции. Вооружившись отвёрткой, специальным ключом и фонариком, он устраивает в купе настоящий обыск. Открывает крышки люков, заглядывает в каждую щель, видимо, предполагая, обнаружить контрабанду. В соседнем купе таможенник пересчитывает у молодой супружеской пары количество пачек сигарет: больше одного блока не положено. Впрочем, к разочарованию пограничного контролёра, ничего незаконного обнаружить ему не удалось. Полицейские к такому повороту событий относятся спокойно: ну хочется солдату-срочнику поиздеваться над прапорщиками, вот и придирается. Затем заходит женщина-прапорщик и ставит в загранпаспорта штампы.

    — Паспортов нашим коллегам хватает ровно на полгода, — поясняет Валерий Гаврилов, — за одну только командировку мы пересекаем границу восемь раз, а это 16 штампов — и одна страничка использована.

    — Не так давно, — рассказывает Андрей, — произошёл неприятный случай. Одна женщина везла в подарок сыну плазменный телевизор. Казалось бы, едет из Россию в Россию. Ан, нет! Не положено. В Белоруссии свои законы. Не пропустили. Точнее, пропустили бы, но с одним условием: пошлину заплати и проезжай. А пошлина немалая. Пришлось пассажирке сдавать подарок в камеру хранения, чтобы на обратном пути забрать с собой в Москву.

    На остановках в Литве пассажирам запрещается выходить из вагонов на перрон. За этим строго следят литовские пограничники. Да и идти-то здесь некуда. Все перроны находятся за металлическими заборами. Европа… Литву мы проскакиваем за несколько часов. Нестеров — первый город на российской земле. Здесь начинается Калининградская область. Процедура пограничного и таможенного оформления длится недолго, и мы въезжаем в Янтарный край.

    Евгений КАТЫШЕВ,

    Олеся НИКОЛАЕВА.

    Калининград — Москва

  • Есть такая служба, Номер 33 (9389) 4 сентября 2013 года
  • Бессонные будни спального района


    Район Свиблово представляется весьма тихим уголком Северо-Востока Москвы. Вот только преступникам об этом, никто, кажется, не рассказал — местному отделу полиции расслабляться не приходится. О непростых буднях стражей правопорядка ОМВД по району Свиблово рассказал корреспонденту «Петровки, 38» заместитель начальника полиции по оперативной работе майор полиции Алексей Ёлкин.

     

    —Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Как вы оказались на службе в органах внутренних дел?

    — В 1999 году я переступил порог колледжа милиции № 2 и спустя четыре года окончил его с красным дипломом. Благодаря этому получил возможность без экзаменов поступить на факультет подготовки специалистов криминальной милиции Московского университета МВД России. В 2006 году, после выпуска, попал в ОМВД по району Свиблово по распределению. Район этот для меня родной: здесь я вырос, здесь я живу и сегодня. Назначен был на должность оперуполномоченного по линии ГОРИ, группы оперативно-розыскной информации. Занимался постановкой людей на оперативный учёт, дактилоскопированием, фотографированием. Так познакомился со всеми местными криминальными и антисоциальными элементами. Знал всех в лицо, помнил приметы. И постепенно, с помощью этой «базы», стал раскрывать преступления. То есть ко мне приходили люди, описывали преступника, а я уже примерно понимал, о ком они говорят.

    Когда произошла реорганизация, в ОМВД появилась должность заместителя начальника полиции по оперативной работе. К тому времени я уже был старшим оперуполномоченным, успев поработать не только в ГОРИ, но и по делам несовершеннолетних. Меня назначили на эту новую должность, на которой я и пребываю с сентября 2011 года.

    — Почему изначально ваш выбор пал на милицейские учебные заведения?

    — Мой дядя, Виталий Николаевич Волков, полковник, свою карьеру начинал органах внутренних дел. Впоследствии он сосредоточился на науке, занялся судебной медициной, судебной психиатрией, был заслуженным деятелем науки Российской Федерации, преподавал в Университете МВД. Под его авторством издано немало научных пособий. В 2008 году его не стало, к сожалению. Глядя на него и у меня созрело желание связать свою судьбу с милицией. Также в органах внутренних дел служит моя сестра. Она полковник, работает в Главном следственном управлении.

    — Насколько трудный для работы полиции район Свиблово?

    — Когда я в 2006 году пришёл сюда работать, это был типичный спальный район, тихий и спокойный. Здесь не было торговых центров, здесь не было крупных магазинов. Преступления совершались относительно редко. Однако за последние годы район очень сильно изменился. На месте складов построили огромный торговый центр «Золотой Вавилон», а рядом с ним — магазин Metro. Возле станции метро открыли торговый центр «Свиблово», а через дорогу, где раньше был пустырь, построили офисное здание, где также имеются торговые площади. Ещё один — на пересечении улиц Снежной и Седова. Открылась масса кафе и ресторанов, привлекающих самую разную аудиторию. Сейчас сносят пятиэтажки и строят многоквартирные высотные дома. Растёт число жителей, растёт число людей, посещающих Свиблово. Словом, район оживился. Но вместе с тем оживилась и преступность. Главным образом, их, конечно, привлекают торговые центры, в которых совершается немало краж, как карманных, так и из автомашин. Очень часто в машинах люди бросают ценные вещи, а преступник разбивает стекло или использует специальное устройство, считывающее сигнализацию, после чего открывает машину как свою.

    — Как же найти потом такого преступника? Ведь вряд ли он надолго задерживается у автомобиля.

    — Ситуации бывают разные. Приведу пример недавнего нашего задержания. В позапрошлую субботу, как раз на моём суточном дежурстве, к нам поступило сообщение от службы «02» о том, что на парковке возле одного из торговых центров у машины разбито стекло, а ценные вещи украдены. Спустя 15 минут — точно такое же сообщение. А потом ещё, и ещё одно — и так раз шесть. Всё на одной парковке, довольно недалеко друг от друга. Стали отрабатывать территорию, опрашивать людей. Нашёлся один свидетель, который видел автомашину, из которой вышел мужчина, разбил стекло другого автомобиля, схватил что-то и уехал. Свидетель примерно описал внешность мужчины и, к счастью, запомнил номер его машины. Как выяснилось, зарегистрированной в Нижегородской области. Мы номер пробили, установили владельца, которым оказалась вместо нашего преступника некая женщина. Связались с МВД Нижегородской области, с районом, где она проживала, и местные оперативники выехали на место жительство. Там никого не оказалось, но в ходе оперативно-розыскных мероприятий найти её всё-таки сумели. Женщина подтвердила, что машина её. Автомобилем пользуется дочь, проживающая в настоящий момент в Москве. Мужчина по-прежнему оставался в тени, а эстафету расследования вновь переняли мы. Стали устанавливать круг её знакомых. И среди них обнаружился (после проверки по базе данных) ранее судимый мужчина, как раз за подобные преступления. К его дому выслали группу, которая его задержала, когда тот ночью приехал на этой машине. В салоне были обнаружены некоторые из пропавших вещей.

    — Раз уж мы заговорили о конкретных делах, не расскажете ли о каком-нибудь примечательном случае?

    — Много было таких интересных дел. Но вот, например, одно, которое случилось в январе этого года. В Свиблово произошла серия преступлений по одной и той же схеме: молодые девушки  возвращаются с работы домой, заходят в подъезд, а за ними вслед забегает крупный, высокий, плотного телосложения мужчина. Зажимает рот, приставляет нож к горлу и требует отдать ценные вещи. После того, как девушки выполняли требование, он заставлял их совершать развратные действия сексуального характера. По району в вечернее время стали выставлять группы из числа полицейских и общественников, но поймать преступника никак не удавалось. Вдруг раздаётся звонок от одной из потерпевшей: «Я еду в метро, и сейчас со мной в вагоне этот человек». Немедленно отреагировав на сообщение, мы его задержали. Подозреваемый оказался приезжим, на допросе молчал, и, кажется, вообще не до конца понимал происходящее. Но девушка его опознала. Вот только этот человек к преступлениям оказался непричастен. Наш сотрудник, Алексей Быков, анализируя его поведение, обстоятельства совершения преступления, пришёл к выводу, что задержан не тот человек, и продолжил «копать». Поднял архив и выяснил, что десять лет назад череда таких же по способу совершения преступлений произошла в нашем округе. Преступник был пойман и осуждён. А год назад вышел из тюрьмы. Мы изучили записи с камер видеонаблюдения и увидели, что этот человек и искомый преступник похожи и внешним видом и походкой. Мы его задержали и выяснилось, что именно он  совершал нападения.

    — Ваш сотрудник нащупал след по деталям, которые неопытный оперативник мог упустить. Можете ли вы сравнить новое поколение сотрудников с теми, кто уже давно работает в органах?

    — Конечно, когда молодёжь приходит, у них горят глаза. Они смотрели фильмы о нашей работе, жаждут раскрывать такие же сложные и захватывающие дела. По поначалу не хватает им грамотности, зрелости. Они пока не знают, как раскрывать сложные дела, потому что в теории, в ВУЗах этому по-настоящему научить нельзя — там дают только фундаментальные знания. Сотрудник же, проработавший годы, с ходу поймёт было ли совершено преступление матёрым бандитом или человеком, который по какой-то нужде пошёл на это впервые. Приезжий ли этот преступник или местный, знал ли он территорию, выбрав место, куда не смотрят камеры и где есть пути незаметного отхода. Молодёжь поначалу эти тонкости не различает, стараемся их держать рядом с собой и на все преступления выезжать вместе с ними.

    Сейчас, к сожалению, опытных мало. Когда я начинал работать много было «старых» сотрудников, проработавших и по двадцать лет. Но впоследствии нагрузка на сотрудников полиции очень сильно выросла. С таким валом действительно проще справится молодым, у которых ещё нет семьи и которые готовы посвятить работе всё своё время. Те, кто старше хотят больше времени проводить с детьми, кому-то уже не хватает здоровья тянуть такой груз.

    — К слову о нагрузке: район Свиблово сильно вырос в последние годы, тогда как численность полиции была, напротив, сокращена.

    — Нам очень помогает окружное Управление. Мы делаем постоянный анализ совершённых преступлений, смотрим, где наших сил не хватает, и направляем заявки в округ с просьбой о дополнительных силах. И всегда на наши просьбы в УВД откликаются. Помогает нам и главк: по крупным торговым центрам мы вплотную работаем с 13-м отделом МУРа, который занимается карманниками. Периодически наш сотрудник выходит на дежурство с коллегой из 13-го отдела, и не было случая, чтобы они не задерживали ни одного карманника.

    — А что насчёт нелегальной миграции?

    — Для Свиблово такой проблемы нет — по крайней мере, в том масштабе, в котором столкнулся с ней город в целом. Ведь на нашей территории отсутствуют рынки и другие места возможного скопления «нелегалов». Да, обслуживание крупнейших торговых центров производится приезжими из Средней Азии, но все они работают в России официально, трудоустройством их занималась конкретная фирма, которая предоставляет им помещения, обеспечивает едой, достойными бытовыми условиями.
    И мигранты нашего района, заканчивая рабочий день, уезжают отдыхать в предоставленные им помещения, не создавая местным жителям никаких проблем. Конечно, мы бдительности не теряем, и сообщения, к примеру, о «резиновых» квартирах держим на особом контроле и отрабатываем максимально. 

    — Другой серьёзной проблемой для Москвы стала уличная преступность.

    — Конечно, мы этим тоже занимаемся. Если преступника не удалось задержать сразу, наша цель — провести определённые оперативно-розыскные мероприятия. Например, когда оперативник в составе СОГ  выезжает на место преступления, он определяет пути отхода и подхода преступника. Это очень важно, потому что ведётся запись с разных подъездов, с домов, и мы должны понять, какая камера зафиксировала преступника. И затем, когда мы получаем и маршрут, и приметы, нарядам уже проще будет отыскать преступника.

    — Какова вообще динамика преступности: растёт или снижается их общее количество?

    — Да, сейчас у нас идёт снижение. Причём по большинст-ву видов преступлений. Единственно, рост наблюдается только по кражам, совершаемых на территории торговых центров. Справится с этим не просто, потому как один только «Золотой Вавилон» посещает в выходные до 100 000 человек. Но зато удаётся сдержать преступность в жилой зоне. В частности, за счёт того, что мы серьёзную работу провели против игорных заведений, притягивавших антисоциальные элементы. Люди проигрывали там все деньги, а чтобы взять новые, будучи взбудораженными игрой, нередко шли сразу совершать преступление.

    — Замечают ли обычные граждане ваши успехи? Какого отношение жителей вашего района к своим защитникам?

    — Сейчас, мне кажется, отношение граждан к полиции стало намного лучше. Во всяком случае, в нашем районе точно. Это не только мои ощущения: очень много поступает благодарностей. Наши возможности ведь довольно сильно возросли в последнее время. Благодаря установленным на подъездах камерам, пишущим в хорошем качестве, в цвете, благодаря Системе управления мобильными нарядами, мы быстрее реагируем на сообщения граждан, и люди это замечают. Я сейчас не сталкиваюсь с каким-то неуважением или безразличием — напротив, нам всегда готовы помочь. Не так как раньше: «это ваши проблемы, а я пойду по своим делам». К тому же сейчас молодые сотрудники хорошо знают, как нужно общаться с гражданами и умеют держать себя в рамках в любой ситуации. А я считаю, если к людям относиться нормально, не превышая своих полномочий, то и люди отнесутся к тебе хорошо.

     

    Денис КРЮЧКОВ

  • Есть такая служба, Номер 32 (9387) 28 августа 2013 года
  • Путешествие из России в… Россию


    Охота к перемене мест, как правило, возникает у россиян летом. Пора отпусков. Большинство стремится «на юга», но и Восточная Пруссия, или Русская Прибалтика (Калининградская область), также востребована курортниками. Да и жители анклава не желают сидеть взаперти. Вот только проезд туда через территорию Литвы, являющуюся членом Евросоюза, в определенной степени осложняет теперь дорогу для россиян.

    Соответственно и работа сотрудников транспортной полиции на этом направлении претерпела некоторые изменения. Какие именно? Для того чтобы выяснить это, наши корреспонденты отправились в путешествие из России в… Россию вместе с нарядом сопровождения поезда. Кстати, именно этим летом исполняется 10 лет как введён транзитно-визовый режим проезда через Литовскую республику.

    С особенностями мы столкнулись ещё на стадии покупки билетов. Попытка приобрести их через Интернет не увенчалась успехом: не положено. А в кассе наотрез отказываются выдавать проездной документ по ксерокопии паспорта. Требуется оригинал, причём заграничного, а не общегражданского. Ещё один немаловажный нюанс: билеты в Янтарный край надо покупать за 28 часов до отправления поезда. Это время специально выделяется для оформления виз в литовском консульстве.

     

    ДИПМИССИЯ В КУПЕ

     

    Знакомимся с группой сопровождения. Старший наряда — старший прапорщик полиции Андрей Стрельцов, его напарник — прапорщик полиции Валерий Гаврилов. Оба сотрудника не новички в своём деле. Они прекрасно знают все нюансы железной дороги, хорошо знакомы с поездной бригадой. Ещё бы! Оба вот уже несколько лет колесят по различным маршрутам на поездах, которые формируются в Калининграде.

    Внутри вагона сразу чувствуется уют: полки аккуратно застелены, на столиках скатерти и вазочки с цветами. Раньше львиную долю пассажирского парка российских железных дорог составляли восточногерманские вагоны. Теперь же мне предстоит поездка в нашем, отечественном, собранном на Тверском вагоностроительном заводе. Купе здесь более просторные, хорошо освещённые; предусмотрены места, оборудованные всем необходимым для инвалидов. В некоторых вагонах есть даже душ. Вроде бы пустячок, а приятно. Да и биотуалетами можно пользоваться на остановках.

    Три купе в штабном вагоне занимает консульская служба Литовской Республики. Сотрудники дипмиссии не очень словоохотливы. Согласились общаться с нами только на условиях анонимности. Поэтому заменяем их имена вымышленными. Все они прекрасно, практически без акцента, говорят по-русски. Тем, что поезда, транзитом проходящие через Литву, сопровождаются нарядами полиции, они очень довольны.

    — Разные ситуации случаются в дороге, — говорит атташе консульской группы Мариюс Маркявичус. Бывает, что отдельные пассажиры, особенно употребившие алкоголь, пытаются оскорблять нас и даже в драку лезут. Впрочем, такие происшествия скорее исключение, чем правило, и возникают конфликты крайне редко. Да уже само наличие стража правопорядка в поезде отрезвляет буйные головы.

    —   Кстати, консул имеет право отказать разбуянившемуся пассажиру в выдаче визы, — добавляет сотрудница консульства Камилла Гинайтите.

    Виза не совсем обычная. В паспорт она не вклеивается и представляет собой лист бумаги с персональными данными транзитного пассажира. Этот документ защищен голограммой, печатью консульства и водными знаками. Выдаётся он бесплатно. Порой у некоторых пассажиров возникают визовые проблемы. По мере своих возможностей дипломаты стараются помочь. Как раз в момент нашей беседы в консульское купе наведалась женщина: у неё проблема. Кассирша на вокзале ошиблась: отчество пассажирки — Владленовна, а в билете написано Владимировна. Возникает вопрос: что делать? Дадут ли ей визу? Внимательно изучив документы, консул принимает решение: выдать визу. Явно Владленовна ни при чём, хотя есть и её вина. Получая билет на руки, могла бы и проверить, все ли правильно написано.

    Охрана литовской передвижной дипмиссии — одна из обязанностей сотрудников наряда сопровождения. Только почему-то на эту дополнительную нагрузку литовская сторона денег не выделяет. Еще одна неприятность, которая может подстерегать россиян, желающих попасть в Янтарный край с Большой земли поездом, — отказ в выдаче транзитной визы. Впрочем, об этом бедняге скажут в кассе вокзала.

    — В прошлом году консульство отказало в визах двум молодым москвичам, — говорит Камилла, — они путешествовали по Германии на автомобиле, совершили ДТП и с места происшествия скрылись. Нарушителей объявили персонами нон грата во всем Евросоюзе. Соответственно Литва им не выдала даже транзитных виз.

     

    ТРЕВОЖНЫЙ СИГНАЛ

     

    — Преступления в поезде совершаются крайне редко, — рассказывает Андрей Стрельцов, — в основном это кражи. Был любопытный случай. У мужчины украли куртку. Нас вызвали в вагон, где произошло ЧП. Свидетели и потерпевший сообщили, что злоумышленник направился в хвостовую часть поезда. Проверили все три вагона — нет его. Не мог же он на ходу выпрыгнуть. И вдруг, когда рельсы свернули в сторону, и поезд изогнулся тоже, кто-то из пассажиров увидел человека, стоящего между вагонами с наружной стороны. Оказалось, воришка пролез между резиновыми уплотнителями в тамбуре и таким оригинальным образом спрятался. Начальник поезда через машиниста сообщил о случившемся диспетчеру. Поезд совершил незапланированную остановку в одном из белорусских городов, где экстремала уже поджидал наряд милиции.

    Андрей не успевает закончить рассказ, как из одного вагона поступает тревожный сигнал. Проводница по внутреннему телефону сообщила начальнику поезда о том, что несколько мужчин распивают спиртные напитки, громко кричат, мешают пассажирам. Мы немедленно следуем туда. Действительно, четверо парней ведут себя не слишком педагогично: вагон плацкартный, много детей. На столике у компании бутылка водки, закуска. Разговор у милиционеров с выпивохами довольно жесткий: либо немедленно прекращаете безобразничать, либо на ближайшей станции покинете поезд. Полномочия такие у бригадира имеются. Он вправе после составления протокола высадить хулиганов. Билет при этом аннулируется. Угроза действует. Один из мужчин заверяет стражей порядка, что подобное не повторится, и демонстративно выливает содержимое бутылки в туалет. Забегая вперёд, скажу, что больше жалоб на этих пассажиров не было: до самого Калининграда мужчины вели себя прилично. 

    По словам сотрудников полиции, высаживать выпивох и иных нарушителей им приходится довольно часто. Было бы неплохо иметь во время работы миниатюрные видеорегистраторы. Они стоят недорого, но какое это подспорье! Ведь доказать то, что пьяный пассажир устроил дебош, с помощью видеозаписи намного проще.

     

    РОДДОМ НА КОЛЕСАХ

     

    Мы возвращаемся в штабной вагон. Интересуемся у полицейских курьёзными случаями, которые происходили в поездах дальнего следования.

    — Однажды мне пришлось не только присутствовать, но и ассистировать при родах, — рассказывает Андрей Стрельцов. — В плацкартный вагон села молодая женщина, лет 25, с явными признаками беременности (смеётся). Поезд тронулся в сторону Прибалтики. Но буквально через несколько минут у пассажирки начались схватки. Ближайшая станция — Можайск. Начальник поезда Валентина Стрельбицкая обратилась по громкой связи к пассажирам с вопросом, нет ли медицинского работника. Увы, никто не откликнулся. Начальница не растерялась и заявила, что роды примет сама. Мы с напарником организовали импровизированную операционную прямо в купе. Постелили чистое бельё, заготовили ёмкости с кипятком, а потом по требованию Валентины Владимировны подавали необходимые ей инструменты. Всё прошло благополучно. На свет появился мальчик, а на станции Можайск роженицу встретила бригада скорой помощи.

    Евгений КАТЫШЕВ, Олеся НИКОЛАЕВА,

    фото авторов.

    Калининград — Москва

     

    (Продолжение следует.)

  • Есть такая служба, Номер 32 (9387) 28 августа 2013 года