petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Cадовое кольцо ночью

 
Задачи сотрудников 6-го отдела ДПС на спецтрассе, которые обслуживают Садовое кольцо, мало чем отличаются от тех, что стоят перед их коллегами из других трассовых подразделений. Первоочередная — бесперебойное движение транспорта. Естественно, розыск похищенного и угнанного транспорта, оформление ДТП и административная практика. Однако своя специфика у отдела все же имеется. Вряд ли найдется в городе еще трасса, которая при общей протяженности менее 16 километров имеет такое количество дорожных сооружений: 4 моста (Крымский Большой и Малый Краснохолмский, Высокояузский), 5 туннелей (Чайковский, Октябрьский, Добрынинский, Таганский, Маяковский), 2 эстакады (Ульяновская и Самотечная). Да и вообще, где это видано, чтобы одна дорога объединяла 15 площадей и 17 улиц, три из которых именуются бульварами (Зубовский, Смоленский и Новинский).
Чтобы рассказать, как организована служба в этом подразделении, насколько эффективно работают наряды и какова в целом обстановка на кольце, корреспонденты «Петровки, 38» заступили с одной из смен отдела на ночное дежурство.
 
 
22.30. В классе службы начинается инструктаж ночной смены. К нашему удивлению, она немногочисленна — всего шесть человек, из которых формируют три мобильных экипажа.
— Для работы в ночь этого количества вполне достаточно, чтобы обеспечить возложенные на нас задачи,— заверяет ответственный по подразделению заместитель начальника отдела майор милиции Сергей Гущин. — Принцип расстановки ночных нарядов таков: вся трасса поделена примерно поровну на два сектора, по одному экипажу направляем в каждый сектор и один — им на подмену.
Чтобы избежать путаницы, мы решили присвоить каждому из экипажей следующие номера-позывные. Территория от Маяковки до Таганки — зона ответственности «первого», от Таганки до Маяковки — «второго», номер «три» получают «универсалы». Почему мы назвали так последних? За карт-бланш по всей дороге. На скамейке запасных в ожидании своего часа «третий» экипаж не сидит, он, как и два первых, осуществляет автопатрулирование на кольце, но без привязки к какому-либо сектору.
Развод закончен. Приказ о заступлении в наряд отдан. Мы выезжаем на трассу.
23.10. Смена у «первого» экипажа, состоящего из инспекторов ДПС старшего лейтенанта милиции Игоря Крайнова и лейтенанта милиции Вадима Терехова, начинается с вызова на ДТП. В районе Павелецкого вокзала произошло столкновение двух автомобилей. У «Форда» поцарапано крыло, автомобиль «Митсубиси», помимо крыла, получил еще повреждение двери. Авария пустяковая, гаишники называют это «мелочевкой». Однако и «мелочь», произошедшая в столь поздний час, способна осложнить перемещение по дороге. К нашему появлению здесь образовалась внушительная пробка, хотя с момента ДТП не прошло и четверти часа.
На проведение замеров уходит пара минут. Сразу же после этого участники аварии получают разрешение на перемещение автомобилей на обочину, движение транспортного потока восстанавливается. Далее водителям выдаются бланки для написания объяснений, и пока они заполняются, Игорь переносит план-схему с черновика в чистовик, а Вадим оформляет необходимые в таких случаях бумаги. К слову сказать, бумаг этих получается немало. Нужно написать протокол на виновного в столкновении водителя, оформить справку для страховых компаний каждому из участников аварии, заполнить примерно такой же по содержанию бланк для приложения к материалам дела. Каждый раз глядя, как инспектор выписывает справку сначала одному «аварийщику», потом точно такую же другому, и наконец для себя, у меня возникает вопрос: почему нельзя сделать бланки-формы «под копирку», как протоколы? Пока же подобных документов нет, среднее время оформления такой «мелочовки» составляет 40 минут.
23.55. И часа не прошло с момента несения службы, а в активе старшего инспектора ДПС капитана милиции Кирилла Андриенко и инспектора ДПС старшего лейтенанта милиции Николая Александрова, сотрудников «третьего» экипажа, уже два протокола об административных правонарушениях. Оба нарушения — разворот через две сплошные линии. Подобный маневр является очень распространенным на Зубовском бульваре. Некоторые водители, следующие от Крымского моста, не удосуживаются доехать до конца бульвара и развернуться по правилам, а «крутятся» значительно раньше. Казалось бы, ну не доехал человек до «пунктира» несколько десятков метров — что с того?!
— Разворот в границах перекрестка, то есть там, где это разрешено правилами, безопасен, потому что водитель разворачивается, видя, что встречный поток удерживается светофором, — объясняет Кирилл. — Если же водитель решается на разворот с середины улицы, то перекресток скрыт от его взора изгибом дороги, и он уже не может видеть сигнала светофора. Получается, разворот через «две сплошные» становится настоящей лотереей: проскочу — не проскочу. Именно поэтому мы стараемся как можно больше времени проводить здесь, чтобы своим присутствием сдерживать потенциальных нарушителей.
Однако офицерам удается далеко не всегда дисциплинировать своим видом водителей. Ведь двух сегодняшних нарушителей они не подкарауливали из подворотни, стояли открыто, не прячась. Просто некоторые сидящие за рулем настолько привыкли нарушать, что перестали это осознавать. В подтверждение этих слов приведем диалог нарушителя с инспектором.
— Вы бы хоть нас постеснялись.
— А че я нарушил-то?
— Вы считаете, что в этом месте разворачиваться можно?
— А чего ж нельзя, если аккуратно?!
00.50. На Земляном валу «первый» экипаж обнаруживает стоящую во втором ряду «газель». Автомобиль принадлежит фирме, которая обслуживает рекламные щиты, установленные вдоль трассы. Возникла следующая ситуация. Рабочие фирмы приехали менять «декорации», а место у тротуара непосредственно напротив щита занято, вот они и решили бросить машину во втором ряду, дабы не таскать тяжелый инструмент и материалы издалека. В принципе такая привилегия у них есть, но разрешается подобная вольность только при выполнении комплекса защитных мер, которые уберегут других участников дорожного движения от столкновения со стоячим транспортом. Но, увы, из всех средств защиты «рекламщики» выставили лишь несколько оградительных конусов. А вот предварительных знаков об ограничении скорости и проведении дорожных работ — нет, хотя таковые имеются, но лежат в кузове «газели». Обязательная для подобных работ импульсная стрелка, указывающая направление движения, тоже в наличии, но она не подведена к электричеству, а потому проку от нее никакого. Второй раз за ночь нам приходится созерцать акт вопиющей беспечности. Люди фактически осуществляют работы на проезжей части, но опасений за свою и чужую жизнь не испытывают. Видимо, свято верят в отменную реакцию проезжающих мимо водителей. 
00.50. «Второй» экипаж, состоящий из инспекторов ДПС старшего лейтенанта милиции Дениса Терехова и лейтенанта милиции Дмитрия Андросова, в то же самое время обнаруживает такую же опасную стоянку транспорта на проезжей части, но на Новинском бульваре. В третьем ряду с включенной аварийкой замер микроавтобус «Соболь». Водитель, выставив сзади вместо знака аварийной остановки пустую канистру, меняет спущенное колесо. Инспекторам приходится останавливаться, включать проблесковые маяки и в буквальном смысле прикрывать собой горе-водителя все то время, пока тот не закончит замену колес.
— Это хорошо, что «Соболь» остановился здесь за несколько минут до нашего появления, — говорит Дмитрий. — Практика показывает: постой он на дороге еще немного, обязательно нашелся бы ротозей, который в него въехал. От столкновения со стоячим транспортом не спасают ни включенная аварийка, ни выставленная канистра. Под колеса попадают и водители, и их попутчики, которые покидают салон и выходят на дорогу оказывать помощь.
01.00. «Третий» экипаж, проезжая Смоленскую площадь, обнаруживает два притертых друг к другу автомобиля. Ситуация для инспекторов и для московских водителей до боли знакомая. Объяснения участников аварии всегда звучат одинаково: один перестраивался и не видел, что полоса занята, другой поздно заметил маневр соседа. Алгоритм оформления ДТП ничем не отличается от того, который мы уже описали ранее, поэтому повторяться не будет. Отмечу лишь, что и на первом ДТП, и сейчас порадовало то, что сотрудники 6-го отдела используют в работе современную технику — цифровые фотоаппараты и лазерные дальномеры. Хотя так и должно быть. Согласитесь, не солидно в наши дни разматывать ленточные рулетки в центре Москвы.
— Существуют ли на Садовом аварийные дни, — интересуемся мы у Николая Александрова.
— Аварийных дней как таковых нет, есть часы. Самые проблемные — вечерние часы пик, когда люди стремятся побыстрее попасть домой. Начинают перестраиваться из ряда в ряд, надеясь выиграть время, в результате чего и возникают ДТП. Итог — многокилометровая пробка, в которой с каждой минутой таких нетерпеливых становится все больше и больше.
01.30. Ночью любителей промчаться с ветерком на дороге хватает. В зоне ответственности «второго» экипажа район Новинского бульвара в этом плане наиболее актуальный участок. Патрульный автомобиль занимает место у выезда из Новоарбатского туннеля, инспекторы берут в руки жезлы и… бинокль.
— Это отличный помощник в работе, — увидев наши недоуменные взгляды, объясняет Денис. — Внешне ЛИСД очень похож на бинокль. На самом же деле это современный радар. Работать с ним очень удобно, так как он имеет оптическое наведение, что позволяет производить замеры скорости не первого идущего в потоке автомобиля, а любого, который заинтересовал инспектора.
Нарушителей долго ждать не пришлось. Спустя всего лишь пару минут к нам на скорости 149 км/час вылетает БМВ с цифрами 100 на госномере. Водитель, молодой парень, больше огорчен не тем, что расстался с правами, а тем, что не дотянул до круглой цифры в 150 км/час и теперь таким протоколом не очень-то похвастаешься перед друзьями. Действительно, незадача: номер «круглый», а скорость — нет (шутка, конечно). Любопытно, но рекорд зафиксированной скорости, который у ребят не изменился еще с прошлого лета, тоже не круглая цифра — 199 км/час.
В течение последующего часа с помощью ЛИСДа было выявлено еще 12 нарушителей скоростного режима, правда, на фоне первого лихача их показатели были куда слабее. Кстати, этим гражданам и «презент» полагался поскромнее — всего лишь штрафная квитанция.
01.50. На Садовой-Спасской улице «первый» экипаж настораживает поведение водителя автомашины «Хундаи», движущейся в потоке транспорта. Водитель, следуя на большой скорости, то и дело перестраивается из ряда в ряд, обгоняя попутчиков то справа, то слева, к тому же едет, не включив габаритных огней. При проверке документов выясняется, что шофер иномарки пьян. Проходить освидетельствование на алкоголь на месте отказывается, мало того, сообщает милиционерам о необходимости немедленно отпустить его, ибо в противном случае создаст им большие проблемы. По признанию офицеров, подобные угрозы еще одна специфика их службы, причем за долгие годы работы в Госавтоинспекции они вывели такую закономерность: чем пьянее человек, тем страшнее перспективы он им рисует.
Экипажу предстоит ехать к врачу-наркологу «на продув», дабы официально зафиксировать факт опьянения, после чего решать вопрос о перемещении автомобиля нарушителя на спецстоянку. Первая и вторая процедуры достаточно длительные по времени, поэтому ребята сообщают в эфир «третьему» экипажу о необходимости взять их маршрут патрулирования под свой контроль.
02.40. Из Новоарбатского туннеля появляется очередной нарушитель. Взмах жезла, трель свистка. Но водитель жмет на газ, и машина с диким ревом устремляется дальше. Буквально за минуту до этого инцидента ко «второму» экипажу подъехал освободившийся с подмены «третий». Машина «универсалов» прогрета и заведена, а потому им и начинать преследование. Едва мы успеваем сесть к ним в салон, как машина Кирилла срывается с места. Беглеца на точно таком же, как и у нас, «Форде» удалось догнать и прижать к обочине через несколько километров. Вышедший из-за руля молодой человек невозмутимо интересуется у инспекторов, по какой причине его остановили, то есть, говоря попросту, «включает дурака». Его объяснения из той же серии: меня никто не останавливал, и я ни от кого не удирал. Сможет ли полное отрицание вины повлиять на решение судьи? Сомнительно. Но исключать этого нельзя. А потому милиция с нетерпением ждет воплощения в жизнь распоряжения министра внутренних дел России генерала армии Рашида Нургалиева о начале разработок и последующей массовой установке в патрульные машины систем видеоконтроля. Это будут две компактные видеокамеры. Одна крепится на обшивке потолка — она видит и слышит все, что происходит в салоне автомашины. Вторая — через лобовое стекло смотрит на улицу, ее обязанности — фиксация всего происходящего рядом со служебным авто. Вот была бы сейчас такая техника в нашем автомобиле, пленочку с погоней можно было бы судье показать, начиная с того момента, как водитель двух инспекторов, останавливающих его у туннеля, «не заметил», потом погоню, и тогда гарантированно влепили бы этому юноше еще и за клевету кругленькую сумму штрафа.
03.15. Едва стражи порядка успевают закончить с оформлением бумаг данного водителя, как по радиостанции им поступает сообщение от «второго» экипажа об очередной «не остановке». На этот раз требованию не подчинился владелец спортивного «Мерседеса». Вполне очевидно: раз водитель не остановился в первый раз, значит не остановится и во второй, поэтому махать ему жезлом от обочины бесполезно. Таких, чтобы не упустить, нужно брать только на ходу — дабы разрыв в скорости был минимален. Для этого Кирилл выруливает на Садовое кольцо и набирает скорость
60 км/час. Спустя пару минут нарушитель обходит нас по крайнему левому ряду, мы включаем проблесковые маячки и увеличиваем скорость. Тактика «брать в движении» оказалась верна. «Мерседес» хоть и спортивный, но не самолет, поэтому оторваться на большое расстояние от нас его владелец не смог, а через некоторое время на очередном перекрестке беглец уперся в стоящие на «красном» машины — «game over».
04.50. «Второй» экипаж останавливает очередного «слепого» — так на профессиональном сленге именуют водителей, передвигающихся в темное время суток с потушенными фарами. За рулем «Фольксвагена» молодая девушка. Ей бы духами благоухать, а от нее спиртным разит на всю округу. Она не возражает пройти освидетельствование на дороге. Напомним, законодатель наделил таким правом сотрудников ДПС в прошлом году, после чего столичное управление ГАИ закупило алкотесторы со встроенными принтерами. Порядок процедуры таков. Перед началом освидетельствования инспектор ДПС вносит в память прибора данные водителя, указывает номер его автомашины, место обследования, а также свою фамилию и подразделение, дату и время освидетельствования. Результат вместе со всеми вышеперечисленными данными будет значиться в распечатке, которую выдает прибор сразу же после теста. Данная распечатка прикладывается к материалам дела.
В прошлом году законодатель также четко установил, что понимать под определением «алкогольное опьянение». Это — наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 15 миллиграммов на один литр выдыхаемого воздуха. У девушки прибор фиксирует
0,88 промилле, поэтому дальше она отправляется на такси.
 06.30. Незаметно наступило утро. Подошла к концу смена. Мы возвращаемся в подразделение. Ребятам необходимо сдать оружие и специальные технические средства, а наш путь лежит в кабинет начальника отдела подполковника милиции Сергея Чигрина, который, несмотря на столь ранний час и выходной день, находится на работе.
Сергей Григорьевич считает, что смена поработала неплохо: одних «трофеев», то есть изъятых прав, аж 15 штук: 2 — за «пьянку», 9 — за скорость, 4 — за не остановку. Вместе с тем офицер оговаривается, что такая насыщенная ночь получилась только потому, что пришлась она с пятницы на субботу, в другие дни эта цифра была бы скромнее.
— Хотя это вовсе не основной показатель работоспособности экипажей, — признается Чигрин. — За время дежурства на обслуживаемой территории не случилось ни одного серьезного ДТП, в котором бы пострадали люди, кроме того, в районе Садового кольца не было зафиксировано ни одного уличного преступления — вот это и есть главные критерии, по которым можно судить, что поработали «ночники» на совесть.
Покидая подразделение, мы поинтересовались мнением руководителя о водителях, которые глохнут и слепнут, когда их останавливает милиция.
— С этой категорией дорожных хамов бороться весьма затруднительно, потому что, как правило, люди, игнорирующие поднятый милицейский жезл, управляют импортными машинами, чей мощный двигатель не оставляет отечественной технике никаких шансов. Спасибо руководству главка, которое закупило для нашего подразделения партию машин марки «Форд», и у нас теперь есть возможность противостоять этому злу. Однако случается, что и мощности «Форда» не хватает, ведь нарушитель, пролетая мимо стража порядка, уже имеет огромную фору в скорости. Нам бы хоть по одной, но действительно скоростной машине в смену. Наличие на дороге «породистых» автомобилей с логотипом «ДПС» на корме будет уже само по себе отличным сдерживающим фактором не только для дорожного лихача, но и автовор сто раз подумает, стоит ли ему совершать преступление.
Вячеслав АНДРЕЕВ,
Алексей ИВАНЧИКОВ,
фото авторов
 
Страничка истории:
Практически со дня своего основания Москва была окружена рядом укрепляющих сооружений, одно из которых — земляной вал, представлявший собою замкнутое кольцо протяженностью около 16 километров. Вал был насыпан в 1591—1592 годах по повелению Бориса Годунова, сразу после опустошительного набега на Москву крымского хана Казы-Гирея. Поверх вала была выстроена дубовая стена высотой до 5 метров, с 34 выездными и примерно ста глухими башнями.
К концу XVII века земляной вал утратил свое значение как фортификационное сооружение, превратившись в таможенную границу города. Перед въездами в город возникают рынки, из них наиболее известны Сухаревский и Смоленский.
В 1816 году вал снесли, а на его месте создали широкую кольцевую улицу, мощенную булыжником. Так было положено начало Садовому кольцу.
К 1830 году Зубовский и Смоленский валы стали общественными бульварами, а Новинский вал до 1877 года как место народных гуляний оставался широкой площадью.
В 1870-х годах были проложены пути для трамваев на конной тяге (конка), в 1912 году их сменили трамваи на электрической тяге. Маршрут назывался «Б» (в просторечье — «букашка»). В 1936—1937 годах трамваи линии «Б» сменили троллейбусы.
В октябре 1917 года многие участки Садового кольца стали местом кровопролитных схваток между красными и белыми отрядами за контроль над центром города. Особо упорные бои происходили в районе Крымской, Зубовской и Кудринской площадей. Акт о капитуляции правительственных войск был подписан в одном из зданий на Садовой-Триумфальной улице.
В 1941 году на некоторых участках Садового кольца были возведены мощные оборонительные укрепления и узлы сопротивления.
17 июля 1944 года после разгрома немецких войск в Белоруссии по Садовому кольцу прошел «парад» немецких военнопленных.
В 1963 году на Садовом кольце впервые организовано круговое движение транспорта.

Номер 12 (114) 8 апреля 2009 года