petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Гарник Восканян «в московских криминальных схватках»

ПЕРВОЕ ДЕЛО. ОПАСЕНИЯ ПОДТВЕРДИЛИСЬ

С этого номера газеты мы начинаем публикацию глав из книги полковника милиции в отставке Гарника ВОСКАНЯНА «В московских криминальных схватках».

Рассказ об авторе и анонс книги были опубликованы в № 7 газеты.

 

Развал Советского Союза в переломный период жизни страны положил начало глубоким системным изменениям, которые охватили все сферы общественно­политической и экономической жизни России. К сожалению, органы правопорядка не смогли стать исключением.
В начале 90-х годов я работал в Московском региональном управлении по борьбе с организованной преступностью ГУВД города Москвы и занимался раскрытием преступлений экономического характера. Как-то придя на работу, я был срочно вызван к начальнику отдела. Поднялся к нему в кабинет, и полковник сразу перешел к главному вопросу.
— Московский преступный мир перерождается, приспосабливается к новым условиям, поэтому в управлении также необходимо произвести структурные изменения. В частности, мы создаем новое отделение, которое будет заниматься этническими преступными группировками. На должность начальника хочу рекомендовать тебя, будешь заниматься своими «родными» кавказцами. Что скажешь?
Я до этого никогда не занимался борьбой с преступлениями насильственного характера. Поэтому спросил начальника:
— Сколько вы мне даете времени подумать?
— Какое время? Я сейчас иду к начальнику управления.
— А насколько подходящей вы находите мою кандидатуру?
— Это уже мое дело. Ты согласен?
Я дал согласие, но на сердце было неспокойно. На самом деле я никогда ранее непосредственно не сталкивался с преступным миром. А здесь совсем новое направление — этнические преступные группировки. Трудно было даже представить, насколько они своеобразны, чем отличаются от других группировок.
Я с нетерпением ждал возвращения полковника. Наконец он вернулся, по его взгляду я почувствовал, что вопрос решен положительно.
— Начальник с трудом согласился, сказал, что эти милиционеры­«экономисты» слишком интеллигентны и могут ловить только взяточников, а не бандитов с ножом и пистолетом в руках. Но я ему напомнил, что ты мастер спорта по борьбе. Одним словом, — подытожил полковник, — что тебе голову морочить, я получил согласие, и с сегодняшнего дня ты приступаешь к работе в новой должности. Да, имей в виду: начальник пригрозил мне — если через несколько месяцев не будет результатов, нас обоих с позором выгонят с работы. Так что прошу серьезно подумать над тем, чтобы хотя бы я не остался безработным.
Общими усилиями быстро пополнили новое подразделение, которое так и было названо: Отделение по борьбе с этническими преступными группировками. Сразу же началась практическая работа в направлении этих криминальных явлений.
Изучив оперативные сводки за последние несколько недель, я заметил одну закономерность. Довольно регулярно, два раза в неделю, совершались разбойные нападения на иностранных граждан. Случаев убийств не было, но всех пострадавших грабили, угрожая оружием. Похищали деньги и более или менее ценные вещи. Почерк преступлений был один и тот же, бандиты выбирали жертв в гостиницах «Москва», «Интурист», «Метрополь», в ресторанах, барах и других увеселительных заведениях. Девушки легкого поведения окружали потенциальных жертв, провожали до дома и грабили у подъезда, в лифте или в самой квартире. По свидетельству пострадавших, у грабителей была ярко выраженная кавказская внешность. Несколько свидетелей обратили внимание на находящийся поблизости желтый «мерседес».
В первые же дни нашей новой работы произошло очередное разбойное нападение. На сей раз ограбили известного японского журналиста. Бандиты избили его и отняли дорогостоящую видеокамеру. Дипломаты из Страны восходящего солнца подняли шум, разразился большой скандал, и министр внутренних дел взял это дело под личный контроль.
Я позвонил начальнику милиции этого района. Он сказал, что пока нет ничего обнадеживающего. Час назад его сотрудники остановили один желтый «мерседес», привели в отделение милиции каких-­то армян, но не нашли ничего подозрительного и собираются их отпустить.
— Продержите их до нашего прибытия, — потребовал я.
— Товарищ майор, но у нас нет никаких оснований для этого.
— Ничего, — убеждаю я его, — тяните время под любыми предлогами. Лично министр контролирует это дело, мы уже садимся в машину.
Под сигналы сирен спешно выезжаем на место. В отделении сидели трое молодых армян. Мне очень хотелось, чтобы они оказались невиновными, чтобы в моем самом первом деле не столкнуться со своими соотечественниками. Но, увы, мы начали по одному их допрашивать, уточнять, где они находились в момент преступления. Сопоставив их алиби и проверив некоторые обстоятельства, стало ясно, что многие показания противоречат друг другу. Под давлением неоспоримых улик один из них наконец признался, что на своей машине подвез двух друзей в указанное место, но что они делали потом, он не в курсе. Вскоре сдались и двое других: верно, они напали, но ничего не похитили. То есть вещественных доказательств нет. У одного из этих двоих на пачке сигарет был записан номер телефона гостиницы «Москва». Выяснили, что в этом номере проживает некто по имени Оганнес. Наш визит он воспринял вполне хладнокровно, сказал, что знает этих ребят, но не знает, чем они занимаются. Накануне в его присутствии они подарили видеокамеру одному армянскому криминальному авторитету, который уже долгое время живет в этой же гостинице.
Круг наших «знакомств» расширился, и все новые лица, увы, были армяне. Когда в гостинице мы зашли в номер к вышеупомянутому авторитету, то обнаружили его в постели с любовницей. Мы дождались, пока он оденется, и начали разговор.
— Два дня назад тебе дарили видеокамеру? — спросил я.
— Дарили.
— Где она?
— У администратора.
— А почему именно у него?
— Как только я узнал, что ребят поймали, забеспокоился и отнес ее туда.
Он не врал. Действительно, он не имел никакого отношения к этому преступлению.
Японский журналист сразу узнал свою видеокамеру. Нам стало известно, что в преступной группировке было еще двое, о них всплыли некоторые сведения, но мы не знали, где они скрываются. Мы подключились к телефону Оганнеса и вскоре узнали, что он, который якобы «не в курсе дел», звонит кому-то и предупреждает о возможных действиях милиции. Своим звонком он помог нам определить адрес квартиры преступников. Поздним вечером с бойцами отряда быстрого реагирования мы приехали туда. Взломав дверь, ворвались в квартиру. Там находились пять человек, двое были вооружены. Мы уже заочно знали этих двоих: активные участники вооруженных нападений. Трое других предъявили билеты на самолет, доказав, что только что прибыли из Еревана. Но самой большой неожиданностью стало то, что одна из комнат до потолка была забита всевозможными вещами. Проникая в квартиры жертв, «доблестные» армянские сыны забирали все что возможно. Многие из пострадавших узнали свои семейные и личные вещи.
Нам удалось доказать факты восемнадцати разбоев, сколько их было в действительности, оставалось только догадываться.
Во время одной из очных ставок произошел забавный случай. Дело в том, что один из «гостей», прибывших из Еревана, был новоиспеченным вором в законе. Вот и представьте: японский журналист стоит перед шестью людьми. Я не знаю, общался ли он с армянами до этого случая или нет, но чувствовалось, что все бандиты кажутся ему похожими друг на друга. Несколько раз пройдя вдоль стоящих в ряд людей, он вдруг остановился и схватил за горло упомянутого вора в законе.
— Вот этот пытался меня задушить! — на ломаном русском языке закричал он.
С трудом удалось его убедить, что он ошибся.

Номер 8 (150) 3 марта 2010 года