petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Москва подземная

Начальник Управления внутренних дел на Московском метрополитене генерал-майор милиции Николай ИВАНОВ принял меня в своем кабинете. Свой первый вопрос до конца я задать не успела. Едва мой собеседник услышал, что «часто в метро из-за духоты людям становится плохо», возразил:
— Зря вы так говорите. Во-первых, человеку и наверху может стать плохо. А во-вторых, в метро с оказанием медицинской помощи нет никаких проблем, и реакция на подобные вызовы гораздо быстрее, чем в городе. На конечных и станциях пересадок на Кольцевую линию оборудованы медпункты, в которых работает квалифицированный медперсонал. Если что-то случилось, в вагоне поезда можно связаться с машинистом, нажав на кнопку «пассажир—машинист». Тот, в свою очередь, передаст информацию дежурному по УВД или по Московскому метрополитену. Помимо этого, на каждой станции имеется не менее двух колонн экстренного вызова, одна из которых обязательно установлена на платформе. Сообщение передается в наш Ситуационный центр. Пойдемте, я вам его покажу.
…Одну из стен просторной, светлой комнаты занимают экраны, на которых в режиме реального времени можно увидеть жизнь московской подземки.
— Скажите, в последнее время пассажиры обращались за медицинской помощью? — спросил Николай Николаевич у оператора.
— На «Пушкинской» гражданка отказалась от госпитализации, — бодро отрапортовал милиционер.
— Через сколько времени «скорая» была на месте? — поинтересовался Николай Иванов. И получил ответ:
— Через 10 минут. Обычно врачи прибывают в течение 15—20 минут.
— Николай Николаевич, в метро стражи порядка у всех на виду и, что бы ни случилось, в первую очередь бегут за помощью к ним. Милиционерам приходится постоянно общаться с гражданами. В связи с этим какие требования вы предъявляете к профессиональным качествам своих сотрудников?
— 2,5 года назад, когда я только пришел сюда на службу, милиционеров на станциях было невозможно найти, потому что они закрывались в своих комнатах. Сегодня это запрещено. За черствое и хамское отношение к гражданам мы увольняем. Мы сейчас с вами видим, как милиционер подходит к человеку, представляется, проверяет документы. Если же оператор выявит какие-то нарушения или от гражданина поступит жалоба, мы обязательно разберемся в ситуации. Причем сделать это поможет видеозапись. Кстати, сами сотрудники прекрасно осведомлены о том, что ведется видеонаблюдение. Это дисциплинирует.
— Преступления с помощью видеокамер раскрывали?
— Да. Мы можем по минутам восстановить путь человека: где он вошел, с кем ехал. 32 поезда на Кольцевой линии также оборудованы системой видеонаблюдения. До конца 2007 года видеокамеры будут установлены в каждом вагоне. Не так давно с помощью видеозаписи задержали вора, который поздно вечером срезал у спящего человека сумку с ноутбуком. Правда, пострадавшего пока не нашли: никто к нам так и не обратился.
— Больше всего в метро происходят именно карманные кражи?
— Вы правы, особенно в вечернее время. Если говорить откровенно, то в метро есть небольшое кислородное голодание. Из-за него человек, который выпил даже совсем чуть-чуть, засыпает. Он и становится жертвой преступников. За прошлые сутки, например, были совершены четыре кражи и один грабеж. Все преступления раскрыты.
— Система видеонаблюдения, похоже, не оставляет преступникам ни единого шанса остаться незамеченным. Коллеги из «наземных» служб обращаются к вам за помощью в раскрытии тех или иных преступлений? 
— Довольно часто, особенно после того, как я показал возможности системы начальникам криминальной милиции УВД всех округов. Оказывали мы и содействие при поимке маньяка, орудовавшего на юго-западе столицы, в Битцевском парке. Даже установили в Чертанове дополнительные видеокамеры. Но обошлись без нашей помощи: хорошо сработал уголовный розыск.
— Николай Николаевич, а можно назвать наиболее опасные для пассажиров станции, где чаще всего совершаются преступления?
— Это непредсказуемо. Но существует, например, проблема на «Чистых прудах». Там рядом с метро расположены много всевозможных закусочных, киоски с алкогольной продукцией. Не совсем трезвая молодежь собирается с пивом на станции и стоят, болтают. Наводим там порядок. Хочешь пить — иди в пивную. Два с половиной года назад, когда я только возглавил УВД, аналогичная ситуация была на «Пушкинской». Там же невозможно было пройти из-за сидящих на ступеньках ребят с пивом!
— Николай Николаевич, а не могли бы вы дать пассажирам метро рекомендации: что делать, если, допустим, вырвали сумку из рук?
— Если вы остались в вагоне, а преступник успел выскочить, свяжитесь с машинистом, чтобы тот передал информацию на следующую станцию, где вас встретит сотрудник милиции. Мы сможем просмотреть видеозапись и по горячим следам задержать преступника. Если же ЧП случилось на станции и поблизости нет милиционеров, свяжитесь с оператором Ситуационного центра через колонну экстренного вызова. Главное, чтобы люди сразу же обращались за помощью. А то, знаете, как бывает? Человек помнит, что в метро достал кошелек — за проезд заплатить. Потом шел по улице, ехал в автобусе. Приходит домой, а кошелька нет. Где вытащили? Ну, конечно, в метро, там же давка! А на самом деле это могло произойти где угодно. Не так давно был случай, когда к нам обратился отец 17-летнего юноши. Паренек вернулся вечером домой и сказал родителям, что милиционер в метро отобрал у него мобильный телефон за 18 тысяч рублей. Начинаем разбираться, просматривать видеозаписи и видим, что милиционер, действительно, задержал паренька за то, что тот находился в нетрезвом виде. Я отцу говорю: «Ну, посмотрите, вот милиционер составляет протокол, проводит досмотр. У вашего сына нет при себе телефона!». Это, кстати, позже подтвердил и приятель задержанного, который находился в тот момент рядом с ним.
— Николай Николаевич, почему же, несмотря на такие технические возможности, в метро ведется несанкционированная торговля?
— Пока вы будете у людей что-нибудь покупать, они будут торговать. Штраф — всего сто рублей. Раньше была соответствующая статья, позволяющая конфисковать по суду имущество. Сейчас, увы, этого нет. Милиционер выгонит торговца, он вернется и будет стоять, пока наш сотрудник не совершит очередной обход. Были бы у меня 5—6 милиционеров на станции, как это положено, не было бы и проблем! 
— Некомплект большой?
— Среди всех подразделений московской милиции — самый большой. Но мы стараемся исправить ситуацию. С прошлого месяца благодаря мэру Москвы Юрию Михайловичу Лужкову нашим сотрудникам подняли зарплату. Теперь работающий в метро сотрудник милиции получает 13 тысяч 900 рублей. На «земле» — на три тысячи меньше. Надеюсь, люди к нам пойдут на службу. Да, есть у нас нечистые на руку сотрудники, но где их нет? Пожалуйста, выявляйте, сообщайте, я вам только спасибо скажу. Чем больше мы выведем таких на чистую воду, тем всем будет спокойнее.
Беседовала Юлия МИЛОВИДОВА,
фото Андрея ТЕРЕХОВА

Номер 7 (7) 22 ноября 2006 года