petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Наркомания неИЗЛЕЧИМА?

Сегодня можно прочитать массу рекламных объявлений, обещающих избавить человека от наркотической зависимости. Избавляют. Но, как правило, лишь на время. Очень небольшое количество людей после проведенного лечения никогда не вернется к употреблению наркотиков.
Наркологи в один голос утверждают, что наркомания — неизлечима. Более оптимистично настроенные эскулапы высказывают мнение, что это хроническая болезнь. Член Экспертного совета Комитета по безопасности Госдумы, психолог Владимир Иванов убежден в обратном. На протяжении десяти лет он успешно помогает людям избавиться от наркозависимости и вернуться к нормальному образу жизни. Такого не может быть, скажет читатель. Действительно, поверить в это трудно. Однако исследования его методики, которые проводятся в настоящее время в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского, доказывают правоту Владимира ИВАНОВА.
 
— Владимир Александрович, чем ваша методика лечения принципиально отличается от существующих на сегодняшний день?
— Национальный научный центр наркологии выпустил «Концепцию реабилитации наркобольных». В ней написано, я цитирую: «…при этом следует иметь в виду, что особенностью наркологических заболеваний является принципиальное отсутствие возможности выздоровления». Получается, что мы стоим перед таким фактом: есть болезнь, которая относится к разряду неизлечимых. Главный нарколог страны так и говорит: «Это — хроническое заболевание мозга. Его нужно лечить, лечить и лечить». Процесс бесконечный. Потому что постоянно возникают обострения и человек возвращается к употреблению.
Зависимость от наркотиков подразделяется на физическую, когда человек испытывает боль, и психическую. Если наркоман употребляет так называемые психостимуляторы, например «винт», первитин, то после отказа от них боли нет, но остается сильное желание употребить. На сегодняшний день медицина пользуется различными средствами, пытаясь медикаментозно устранить эту зависимость. Как показывают методические рекомендации, нужно от полутора месяцев до полугода, чтобы подавить патологическое влечение к наркотикам. Тем не менее оно может в любой момент прорваться.
Мы же посмотрели на психическую зависимость с несколько иных позиций, нежели наркология, но тоже научных: с точки зрения физиологии высшей нервной деятельности, а конкретно — теории функциональных систем, которую разработал в свое время академик Петр Кузьмич Анохин, а также опираясь на теорию условных рефлексов академика Павлова. Мы увидели, что наркомания — одна из функциональных систем, которая возникает в процессе жизни человека. И у нее есть психическая составляющая — это последовательность действий, которая выстраивает некоторую логику поведения. Получается, наркомания — это не болезнь, а поведение. И чтобы понять наркоманию, необходимо изучать закономерности поведения. Чем и занимался наш соотечественник доктор психологических наук Юрий Михайлович Орлов, его последователями и учениками мы и являемся. В результате долгих исследований нам удалось разработать технологию работы с наркотической зависимостью.
— В чем она заключается?
— Человек стал наркоманом в результате научения, то есть повторения одних и тех же действий: надо наркотик купить, приготовить, употребить. В результате последовательности этих действий, которые заканчиваются эйфорией, у человека вырабатывается условный рефлекс. Значит, его необходимо убрать и заменить новым условным рефлексом — трезвым поведением. Но как это сделать? Мы рассуждали так: если это психический процесс, то нужны не лекарственные средства, а психические. В природе есть только один процесс устранения рефлекса — это так называемое угашение. Была разработана специальная техника, которая называется итерационное или пошаговое угашение. С ее помощью можно устранить тягу в течение двух часов. Мы создали тест, с помощью которого можно измерить патологическое влечение к наркотикам. Человек его заполняет, и мы представляем, какая у него тяга, ее интенсивность, какие стимулы вызывают у него желание употребить дозу, так как он фиксирует, при каких обстоятельствах употребляются наркотики: в компании друзей, при переживании обиды, страха, одиночества и т.д. То есть человек научается употреблять наркотики при определенных обстоятельствах. А тест нам показывает, какой умственный механизм запустит это непреодолимое желание употребить дозу. Человек сам это не осознает. Ему кажется, что желание возникает неведомо откуда. Это не так. Задача — не только понять этот механизм, но и устранить его. И мы это делаем с помощью итерационного угашения. Путь только один: работа с образами. Мы говорим, что нужно делать, и после выполнения специальных упражнений человек постепенно успокаивается. Мы называем это чувством покоя. Это занимает в среднем 35—45 минут. После этого мы просим мысленно воспроизвести тягу. То есть в спокойном состоянии воспроизвести последовательность тех образов, которые ее вызывают. А что такое тяга? Это ощущение в теле. Мы расслабили напряженную мышцу, и ощущение пропало. После 5—7 повторений тяга исчезает. Затем снова даем тест и видим: вот желание было, и вот его нет. И это инструментально доказывается.
— Но зависимость остается.
— Вы правильно поняли. В течение нашего курса реабилитации, в соответствии с законом научения, строим новую последовательность действий, которая обеспечит человеку трезвость в таких ситуациях. Это наркоман?
— Уже нет.
— Получается, что наркомания — проблема на самом деле решаемая, а не неизлечимая болезнь с точки зрения наркологии. Что такое неизлечимая болезнь? Та, которую невозможно вылечить используемыми методами. Как только мы их меняем, болезнь излечивается. Чтобы лечить наркоманию, нужно понять ее природу. Мы поняли, что это психическое явление — поведение, и что психологическими средствами мы можем за 2 часа тягу снять. Можно ли сделать это традиционными методами? Невозможно. Более того, мы недавно проводили очень интересный эксперимент. К нам привели бывшего наркомана, который уже 2 года не употребляет наркотики. С помощью прибора «Реакор» замерили кожно-гальваническую реакцию и ритмы мозга во время заполнения нашего теста. И тест, и данные прибора совпали: отклики на предъявляемые стимулы в тесте были. Значит, несмотря на то что 2 года человек не употреблял, тяга оставалась. Мы провели угашение и вновь замерили. Отклика нет.
Когда человек к нам приходит, мы его тестируем до и после нашей работы. И абсолютно точно знаем результат. В большинстве методик этого нет. А эффективность любого лечения — отсроченный результат. При нашем подходе мы знаем, что, когда человек уходит, тяги точно нет. Если он повторяет то, чему мы научили, то новая модель поведения с каждым повторением закрепляется. Появляется чувство комфортности.
— А я слышала такое мнение нарколога, что после испытанного кайфа наркоман никогда не сможет вернуться к нормальной жизни, поскольку будет помнить о пережитых сильных эмоциях, которые без наркотика не сможет испытать.
— Мы предлагаем воспроизвести человеку чувство покоя самому по определенному алгоритму. После чего я предлагаю сравнить наркотический кайф и то состояние, в котором человек находится. За
10 лет, что я работаю с наркоманами, все говорили, что чувство покоя — лучше. Мы любого обучаем этому навыку, чтобы он остался на всю жизнь. И тогда мы получаем устойчивый эффект. На сегодняшний день у меня есть люди, которые не употребляют наркотики с 1997 года. И такой результат мы получаем за месяц — 12 занятий, и человек полностью свободен от зависимости. К нам приходили парень и девушка. Во время курса им несколько раз предлагали наркотики. Но они ни разу не согласились. Даже на дне рождения приятеля. И это вызвало удивление у героиновых наркоманов. Они говорят: такого не может быть. Оказывается, может. Люди отказываются, причем легко. Хотя находятся в такой же атмосфере.
— Владимир Александрович, но если рассматривать наркоманию не как болезнь, а как поведение, получается, что наркоманом может стать любой человек? И склонность к употреблению наркотиков, о которой многие любят рассуждать, здесь ни при чем.
— Ни один человек не родился наркоманом, водителем, музыкантом, ученым. Он этому обучается. Наркомании мы тоже обучаемся, как и любому виду поведения. Как это происходит? В процессе жизни люди сталкиваются с горестями, неудачами, проблемами и пытаются как-то с ними справляться. Вот человек волнуется, ему говорят: «На сигарету, успокоишься». Он покурил, успокоился. И так шаг за шагом, повторяя одно и то же в одних и тех же ситуациях, человек понимает, что в данном случае курение помогает решить какую-то жизненную задачу. Справиться с волнением, сосредоточиться. И человек начинает курить. Если же поможет алкоголь — станет алкоголиком; наркотики — наркоманом. И это относится абсолютно к любой зависимости: игровой, компьютерной и т.д. 
— Во мне борются два чувства. Раньше говорили, что наркомания неизлечима. А теперь вы утверждаете, что месяц — и человек здоров. С одной стороны, очень здорово, что появилась панацея. Но с другой стороны, страшновато, что все так легко и просто. Ведь многих останавливало именно то, что они знали: попробовав один раз, не соскочишь.
— Вам кажется, что теперь все подряд начнут пробовать? Я с этой позицией принципиально не согласен. Приведу одну историю. В нашем центре были две сестренки из Подмосковья. Старшая — наркоманка со стажем, младшая только начинала. Она мне говорит: «Я для себя решила, что никогда ни при каких обстоятельствах употреблять не буду». Спрашиваю: «Так что же случилось?» Рассказывает: «Мы сидели в машине: я, сестра и два молодых человека. Они, как обычно, употребляли, а я до этого никогда не пробовала. Но в тот момент я сильно переживала из-за того, что родители в очередной раз поругались. Я не могла справиться со своим раздражением, недовольством и попросила наркотик. Все трое пытались меня отговорить, но я настояла на своем». Понимаете, человек начинает употреблять в конкретных обстоятельствах и никогда не будет думать: «Сначала сяду на наркотик, а потом меня вылечат».
— Владимир Александрович, любая психиатрическая помощь может быть оказана только по желанию пациента. Как близким людям уговорить наркомана прийти на прием к врачу?
— В подавляющем большинстве наркоманы обращаются к врачам. Но чаще всего разочаровываются. Лишь 5% после этого становятся «трезвыми». И когда предлагают какие-то новые методики, они в них не верят: мол, плавали, знаем. Кроме того, сформировалось устойчивое представление, что наркомания неизлечима. И сто тысяч наркоманов ежегодно погибают. Не потому, что методики нет, а потому, что довлеет это общественное мнение. Люди не видят выхода и нередко заканчивают жизнь самоубийством. Даже сами врачи в диспансерах заявляют: «Наркоманы — конченые люди». Но я провожу работу с наркоманами уже на протяжении 10 лет. Ребята, которые прошли программу, получают образование, женятся, работают, детей рожают. Как можно о них так говорить? Мы их вытащили. И наркоманы обращаются к нам за помощью, потому что никто их здесь не ругает, не унижает. Мы относимся к ним по-человечески. И они советуют обращаться к нам. Рекламы у нас нет, а люди приходят. И если рассказывать об этом методе, суждения в обществе начнут меняться. Мы даем людям шанс выжить. 
Беседовала
Юлия МИЛОВИДОВА

Номер 33 (44) 19 сентября 2007 года