petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Психологом надо родиться»

2002 год. Захват террористами здания театра, в котором проходил показ мюзикла «Норд-Ост». Все внимание общественности и прессы направлено туда. На Дубровке день и ночь, наравне с сотрудниками спецслужб и правоохранительных структур, работниками МЧС и врачами, дежурят родственники заложников в ожидании каких-либо вестей. Руководителями психологических служб ФСБ и МВД РФ была в кратчайшие срокиорганизована психологическая поддержка родственникам заложников.
Чуть в строне от всех, у стены, стояла молодая женщина и придерживала руками свой слегка округлившийся живот, будто защищая еще не родившегося малыша от беды. Она не плакала, но ее бледное лицо красноречиво говорило о том, что горе проникает вглубь души и сознания. Ее дыхание было настолько слабым, что казалось, оно вот-вот оборвется. Она не заметила, как к ней подошла незнакомая женщина и некоторое время молча стояла рядом. Это была старший психолог УВД СЗАО города Москвы Анжела Константинова, которая пришла на помощь молодой женщине. Вскоре будущая мама стала глубже дышать, щеки ее порозовели, в глазах заблестели слезы.
— В таких стрессовых ситуациях выплеск эмоций необходим, — объяснила мне Анжела Евгеньевна. — Чтобы помочь этой женщине, я применила методику «озеркаливания», то есть подстроилась под ритм ее дыхания и, потом изменив свой ритм, «раздышала» убитую горем женщину.
Страшное событие на Дубровке совпало с началом службы Анжелы Константиновой в правоохранительных органах. Свою профессию она выбрала, следуя зову сердца.
— Психологом надо родиться, — считает Анжела.
 
Окончив медицинское училище, Анжела некоторое время работала в детской больнице. Вскоре девушка поняла, что свои возможности и желание помогать людям сможет реализовать именно в этой области. Но подать документы в медицинский институт помешали счастливые изменения в личной жизни. Анжела вышла замуж за военнослужащего. Он служил в отдаленном гарнизоне на Дальнем Востоке, поэтому от идеи стать врачом молодой женщине пришлось отказаться. Анжела поступила на факультет педагогики и психологии Уссурийского государственного педагогического института. Начала учиться заочно. Как только семья переехала в Москву, Анжела перевелась на вечернюю форму обучения Московского педагогического государственного университета. Там ее и заинтересовала юридическая психология, но пойти работать в милицию решила не сразу.
Получив диплом, Анжела некоторое время преподавала психологию в медицинском училище, которое когда-то закончила. Однажды ей предложили должность инспектора-преподавателя в Центре служебной и боевой подготовки УВД по СЗАО города Москвы. Так она получила свои первые лейтенантские погоны. Помимо психологической она преподавала там и медицинскую подготовку. Пригодились знания, полученные в медицинском училище. Когда же ей предложили занять должность старшего психолога управления, Анжела согласилась, но продолжала преподавать. Чтобы лучше освоить специфику работы, она окончила курсы практического психолога органов внутренних дел Академии экономической безопасности МВД России. В процессе работы Анжела регулярно повышала квалификацию при различных институтах, а также на семинарах, организованных МВД РФ и ГУВД по городу Москве. 
Когда Анжела только пришла в УВД СЗАО, психологическая служба в системе правоохранительных органов была только на этапе становления.
— В первые годы формирования этой службы немногие понимали, что главная задача милицейского психолога — это сохранение профессионального долголетия сотрудников органов внутренних дел, — рассказывает Анжела Константинова. — Но вскоре стражи порядка стали не только доверять нам, но и убеждаться в эффективности нашей работы, которая осуществляется в нескольких направлениях.
Первое — это психологическая коррекция. Служба сотрудника милиции связана с постоянными нагрузками: ненормированный график, усиления, большой объем работы. Такой режим может вызвать у любого человека синдром сгорания. Проявляется он в том, что в определенный момент сотрудник перестает чувствовать усталость, но эффективность деятельности не возрастает, а резко снижается. Работу, которая обычно выполнялась им за несколько минут, он может делать не один час. У сотрудников снижается трудоспособность, может нарушаться сон. Все это может привести к нервному истощению, которое может отразиться как на здоровье, так и на взаимоотношениях с близкими людьми. Чтобы не допустить этого, Анжела Константинова советует делать в работе хотя бы короткие перерывы и, конечно же, пользоваться помощью психологов.
— А еще мне бы хотелось дать совет руководителям всех уровней учмтывать возможности человеческого организма при организации работы сотрудников в усиленном режиме, — говорит Анжела. — Они работают на износ, забывая об отдыхе, который необходим каждому человеку.
Психологи осуществляют психологическое сопровождение сотрудников не только в повседневной жизни. Они готовят людей к командировкам в «горячие точки» и помогают сотрудникам, вернувшимся оттуда. Специальная техника, разработанной для медико-психологической реабилитации сотрудников, очень эффективна.
Психологическая служба незаменима при кадровом отборе сотрудников на службу в ОВД. По итогам психологической диагностики даются рекомендации, стоит человеку работать в данной структуре или ему лучше попробовать себя в другой области. К мнению специалиста прислушиваются руководители служб.
Еще одно направление работы – служебно-оперативная деятельность. Она заключается в том, что психолог участвует в проведении допросов подозреваемых, свидетелей и потерпевших, специалисты также выезжает на места происшествий для составления психологического портрета злоумышленника. Использование профессиональных методик помогает получить полезную для раскрытия преступлений информацию.
— Методика допроса преступников отлично отработана у оперативников, дознавателей и следователей, — рассказывает Анжела. — Чаще всего мы участвуем в допросе свидетелей и потерпевших. Психика человека так устроена, что любые воспоминания о перенесенном стрессе вытесняются из памяти. Человек, переживший несчастье или ставший невольным свидетелем преступления, не может вспомнить детали, которые необходимы следствию. Психолог помогает ему извлечь из памяти нужные сведения, а также справиться со стрессом, не замкнувшись в себе.
Анжела поделилась опытом своей работы и рассказала, как однажды участвовала в опросе женщины, на глазах которой был убит муж. Супруга не могла вспомнить деталей произошедшего, которые были необходимы для расследования. Это говорило об остром стрессовом состоянии женщины. С ней начала работать Анжела Константинова. После беседы с психологом потерепвшая стала спокойней и вспомнила некоторые очень важные детали преступления.
Оказывается, определить мотив преступления можно по месту, где оно было совершено, и следам, оставленным там. Опытный психолог может сказать, какой характер носит преступление: было ли оно совершено спонтанно или по заранее продуманному плану, знал ли злоумышленник жертву или нет, в каких отношениях они состояли.
Слушая Анжелу Евгеньевну, я все больше удивлялась тому, какие широкие возможности открывает «наука о душе» для деятельности профессионального психолога. Одиннадцать лет проработав в органах внутренних дел, Анжела Константинова сделала вывод, что стать преступником может только тот человек, который что-то не дополучил в своем детстве. Он будет стремиться компенсировать это в сознательном возрасте, при этом иногда не взирая на законы государства и общества...
Как раз о науке воспитания детей мы поговорим со старшим психологом УВД по СЗАО майором милиции Анжелой Константиновой в следующий раз.
Ольга ЛОСЕВА
 

Номер 14 (25) 18 апреля 2007 года