petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Результаты есть, но работа продолжается

 
Николай САВЧЕНКО
 
Услугами Московского метрополитена пользуются миллионы горожан и гостей столицы. Найти более удобный и надежный вид транспорта в условиях мегаполиса, наверное, невозможно. О том, какая проводится работа по обеспечению безопасности пассажиров подземки, о проблемах, с которыми сталкиваются сотрудники милиции при охране общественного порядка в метро, о специфике несения службы и основных задачах нам рассказывает начальник милиции общественной безопасности Управления милиции на Московском метрополитене ГУВД по г. Москве полковник милиции Николай САВЧЕНКО.
 
— Главная задача милиции — обеспечивать безопасность граждан, защищать их от преступных посягательств. Но для нас еще важно, чтобы, попадая на территорию метрополитена, человек чувствовал себя в безопасности, чтобы его никто не обидел, не оскорбил, все его вещи были в целости и сохранности.
Если говорить об основных видах нарушений общественного порядка, совершаемых на территории Московского метрополитена, то они в основном носят имущественный характер (кражи, грабежи), распространены и административные правонарушения (нахождение в состоянии алкогольного опьянения, распитие спиртных напитков, мелкое хулиганство). Противостоять этому — довольно сложная задача, поскольку ежесуточно подземкой пользуются порядка 8,5 миллиона пассажиров. Периодически возникает давка, нервозность, а это в свою очередь отвлекает внимание пассажиров, чем и пользуются различного рода воры и грабители. Похищают ценности не только у задремавших пассажиров, но и у недостаточно бдительных граждан. Есть у преступников и своя определенная тактика — они искусственно создают панику, толкучку, а иногда проявляют излишнюю «заботливость», помогая отряхнуть якобы испачкавшуюся одежду. Если пассажир сталкивается с чем-то подобным — это верный признак того, что карманники избрали его в качестве своей жертвы. Ему бы необходимо насторожиться, усилить бдительность, но он как ни в чем не бывало продолжает путь. В итоге оказывается потерпевшим и идет с заявлением к нам. Еще одна проблема — похищение мобильных телефонов путем вырывания их из рук граждан. Опять же, она связана с излишней беспечностью и с тщеславным желанием молодых людей похвастаться всем окружающим дорогим мобильным телефоном. Очень часто можно наблюдать ситуацию, когда юноша или девушка, заходя в вагон поезда, достают мобильник и начинают его вертеть в руках — играть, слушать музыку, писать сообщения. А ведь именно в этот момент они становятся потенциальными жертвами грабителей. Преступнику достаточно беглого взгляда, чтобы оценить стоимость технического средства, а его похищение — дело техники. Чаще всего злоумышленники выхватывают телефоны из рук зазевавшихся граждан в тот момент, когда двери вагона начинают закрываться. Звучит «Осторожно, двери закрываются», грабитель хватает трубку и выскакивает из вагона. Злоумышленник на платформе, а потерпевший уезжает на следующую станцию, и сделать ничего не может. Таковы особенности метро. Поэтому мы постоянно призываем пассажиров к бдительности. Но на рассеянность пассажиров кивать проще всего. Мы делаем все возможное, чтобы оградить их от преступных посягательств. Ежедневно создаются группы, состоящие из сотрудников милиции общественной безопасности и криминальной милиции, одетых в штатское. Они проводят работу по предотвращению подобных проявлений. Кроме того, повсеместно введенное видеонаблюдение значительно помогает нам в борьбе с правонарушителями. Мы имеем возможность отслеживать данных лиц, принимать меры к их выявлению и задержанию.
— Николай Анатольевич, есть ли различия между службой МОБ, допустим, окружного УВД и УМ на ММ?
— Различия, несомненно, есть – условия метрополитена накладывают свой отпечаток. Но у нас имеются все необходимые для плодотворной работы подразделения. Отделы по обеспечению общественного порядка и по делам несовершеннолетних – традиционны для любой службы МОБ. А вот подразделения по обеспечению массовых мероприятий и по работе с лицами без определенного места жительства есть не везде.
— Работой с лицами без определенного места жительства занимается специальное подразделение?
— Да, потому что эта проблема для нас весьма актуальна. Где на территории города может найти пристанище человек без определенного места жительства? Подъезды закрыты, подвалы и чердаки тоже стали недоступны. А метрополитен — открыт. Вот эти люди и приходят в метро. Но понятие «бомж» довольно условно. Человек без определенного места жительства может быть и в опрятной одежде, по внешним признакам его статус определить довольно сложно. А с другой стороны, у классических бомжей может быть и регистрация, и даже квартира. Просто эти люди по тем или иным причинам опустились на самое дно. Они не следят за собой, на них грязная, источающая смрад одежда, они, как правило, пьяны. Вот от этих субъектов мы и стараемся оградить всех остальных пассажиров метрополитена. Проводим разъяснительную работу (полномочий по направлению их в приемники-распределители у нас теперь нет), даем адреса социальных учреждений, где их могут приютить, отмыть, накормить. При необходимости, с согласия самого бродяги, вызывается медицинская бригада для дальнейшей госпитализации. Но в любом случае мы должны выдворить такого человека с территории метро, ведь в правилах Московского метрополитена указано, что запрещено находиться в подземке в пачкающей одежде. Но, с другой стороны, как можно в холодное время года выгонять человека на мороз? Для бродяги это — верная смерть. Поэтому зимой мы внесли в инструкции некоторые послабления. Постовые лояльнее относились к нахождению таких людей в вестибюлях, но жестко пресекали попытки проникнуть на платформы и в вагоны поездов. С приходом тепла мы вернулись к прежнему, жесткому режиму работы с бродягами.
Наше отделение по работе с лицами без определенного места жительства насчитывает всего 10 человек. Согласитесь, что этого крайне мало для того, чтобы охватить вниманием более чем 180 станций метро. Поэтому данной проблемой занимается практически весь личный состав. Вся информация стекается в наше специализированное подразделение, которое обобщает, систематизирует, организует и корректирует работу в этом направлении.
— Николай Анатольевич, вы упомянули про службу ПДН, на «земле» ее функции и задачи вполне понятны и традиционны. А какую работу она проводит в метро?
— Если территориальные подразделения действуют по принципу «от семьи», то наши сотрудники работают по направлению «к семье». В метрополитене мы выявляем и задерживаем несовершеннолетних, которые допускают те или иные нарушения. В дальнейшем разыскиваем их семьи, выясняем, в чем причина того, что несовершеннолетний совершает правонарушение, почему он находится без присмотра в вечернее время. Служба ПДН введена в управление не так давно, около 6 лет назад. Ее организация была мерой крайней и вынужденной. Когда-то в метрополитене было очень много беспризорников, можно было видеть шокирующую картину — дети, находящиеся под воздействием алкогольного или токсического опьянения, спали в вагонах или межстанционных переходах, буквально под ногами у людей. Мы приезжали, пытались разобраться, но оперативно и адекватно реагировать на сложившуюся ситуацию не могли. У нас было недостаточно полномочий. А проблема была серьезнейшая! Власти города, руководство ГУВД и МВД пошли нам навстречу и разрешили ввести службу ПДН, которая и занялась этой проблемой. Сейчас можно сказать, что мы практически полностью взяли ситуацию под контроль. Да, дети попадаются на совершении различных правонарушений, но эти явления не такие массовые, как прежде. Ранее существовала проблема вовлечения несовершеннолетних в попрошайничество. Мы ее тоже практически изжили. Но такова особенность службы — мы не можем действовать в одиночку. В работе нам очень помогают территориальные подразделения ПДН и органы опеки и попечительства. Еще один момент — на «земле» часто действуют профилактически. Мы тоже проводим различные рейды и спецоперации, но в основном работаем по факту совершенного правонарушения. Несовершеннолетних задерживают за распитие алкогольных напитков, курение, различные хулиганские проявления. Но бывает, что выявляются ребята, уже совершившие преступление. Буквально на днях поймали мальчишку, который разыскивался за совершение преступления на территории города. Его задержали на станции «Белорусская» в ходе операции «Розыск». Позже подросток был передан в ОВД, инициировавший розыск.
— А на чем сегодня акцентируется ваша служебная деятельность?
— Мы работаем по всему спектру проблем. Периодически у нас проводятся различные специальные мероприятия, в ходе которых мы отрабатываем какую-то локальную тематику. К ним подключаются и территориальные ОВД, и Федеральная миграционная служба. Помощь коллег из ФМС нам очень важна, поскольку 70% всех преступлений на метрополитене совершается иногородними или иностранцами.
— Николай Анатольевич, можно ли сказать, что хотя бы одну из проблем вам удалось решить полностью?
— Лично я этого сказать не могу. Стало меньше бродяг, беспризорников, попрошаек. По ряду направленной деятельности есть существенные успехи, но расслабляться нельзя, работа продолжается — нужно закреплять результаты. Почти удалось справиться с таким явлением, как несанкционированная торговля. Этого мы достигли в результате многих предпринятых мер, основная из них — ужесточение спроса с личного состава. За то, что на территории, на которой несет службу конкретный сотрудник, фиксируются факты несанкционированной торговли, этому сотруднику грозит не только материальная ответственность, но и меры дисциплинарного воздействия, вплоть до увольнения. Милиционер, находясь на станции, обязан обеспечивать порядок, должен быть ответственным за вверенный ему участок. Ужесточен спрос не только с сотрудников, но и с их руководителей. И естественно, свои плоды дает серьезное усиление меры ответственности правонарушителей. Это и есть составляющие довольно плодотворной борьбы с несанкционированными торговцами.
— Ваши подчиненные всегда на виду. Какая работа проводится с личным составом по повышению культуры общения с гражданами?
— На всех инструктажах, перед каждым выездом мы напоминаем сотрудникам, что они должны быть вежливыми и обходительными с гражданми. Даже если происходит задержание, с человеком нужно обходиться корректно и профессионально. Это не только требуется, но и серьезно контролируется. Если поступают звонки или сигналы о неподобающем поведении милиционера, по каждому факту проводится проверка. Жалоб от граждан должно быть как можно меньше, ведь мы работаем именно для них, и они должны это чувствовать. Сейчас, когда повсеместно установлены колонны экстренного вызова, связь с нами стала более оперативной. Быстрое прохождение информации дисциплинирует.
Кроме того, мы ежеквартально проводим встречи с пассажирами на станциях метрополитена. На них присутствуют все руководители отделов, а также руководители управления. Мы общаемся напрямую с нашими пассажирами и выслушиваем их пожелания и претензии по поводу нашей работы.
— А чаще — хвалят или упрекают?
— Мы начали проводить такие встречи около трех лет назад. Если честно, то лично я был внутренне готов именно к высказыванию претензий в наш адрес. И был удивлен, когда пассажиры подходили не для того, чтобы пожаловаться или попенять на те или иные недостатки, но и для того, чтобы выразить слова благодарности в адрес того или иного сотрудника, за помощь в различных ситуациях. Было очень приятно, ведь мы выполняем не только карательную или надзирающую функцию. Часто сотрудник милиции является единственным, кто может оказать своевременную помощь, даже иногда выходящую за рамки его должностных обязанностей. Кому-то оказывается столь необходимая первая доврачебная медицинская помощь, кому-то просто даются советы. Люди приходят и благодарят за это. Поверьте, есть не только негатив, но и хорошие слова в адрес наших милиционеров. И чем лучше мы будем работать, тем их будет больше, а соответственно, будет меняться отношение ко всем милиционерам.
Беседовала Елена ДЕМИДЕНКО

Номер 12 (114) 8 апреля 2009 года