petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

40 ЛЕТ ПОД СТУК КОПЫТ

91378Да, у 1-го оперативного полка столичной полиции — юбилей! Наш читатель, наверное, уже наизусть знает функции этого подразделения, среди которых есть и патрулирование туристических маршрутов, и обеспечение безопасности гостей столицы. Но, согласитесь, наиболее ярким, знакомым всем москвичам лицом полка являются его конники.

Поэтому готовя этот материал, мы решили не распыляться, говоря обо всех понемногу, а сосредоточить внимание именно на тех, кто обеспечивает конное патрулирование. При этом — обойтись без громких слов и речей руководителей, а провести некоторое время бок о бок с теми, кто в седле и кто совсем рядом.

Прибыв на территорию подразделения, узнаём, что именно в эти часы в манеже обучающие занятия с молодыми сотрудниками проводит инструктор отделения профессиональной подготовки полка старший прапорщик полиции Любовь Бычкова. Любовь Александровна  была тем самым человеком, что 28 лет назад первой среди женщин была принята в полк на кавалерийскую службу.  Долгие годы работала полицейским-кавалеристом. Причём в силу своего колоссального профессионального опыта она и так последние годы являлась постоянным инструктором для молодых коллег, пока, наконец, эту её обязанность не «узаконили» в штатной должности. Конечно же, решаем пообщаться с этой  легендарной женщиной.

На площадке манежа среди конников сразу замечаем стройную женскую фигуру (впрочем, как вы понимаете,  среди женщин-кавалеристов других и быть не может), единственную не в седле, но  словно бы являющуюся центром некой композиции. Всадники стоят вокруг неё и внимательно слушают её наставления. Вот  и лошади согласно кивают мордами в такт, а может, это нам только кажется.

— Конным спортом я занималась с детства, — говорит Любовь Александровна, когда мы сумели отвлечь её для разговора. — В полк пришла в 1993 году.  Дело в том, что рядом с нашей конно-спортивной школой тогда базировалась конная милиция. Но в те годы мы могли только «облизываться» на милицейскую форму, ведь девушек в ряды конной милиции не брали. Но меня к тому моменту уже хорошо знали и решили взять в качестве эксперимента: а вдруг приживусь? Было мне тогда 18 лет. С тех пор без малого три десятка лет — «на работу, как на праздник». Профессию эту считаю самой лучшей изо всех для меня возможных. Вот вы спросили, бывает ли: ушла с работы и забыла. Нет, здесь так не бывает. Лошади — это на всю жизнь! Они превращаются в членов семьи, когда все твои домочадцы знают кличку каждого из твоих подопечных и точно так же знают характер каждого из них. Если говорить о чисто физическом плане, то и в нём работа для меня комфортна и легка. Да, устаёшь, да иногда болит спина, или от напряжения сводит руки-ноги. Но энергетика, идущая от лошади, лечит любую хворь и усталость. А когда любишь работу, то и вокруг всё тебя радует.

Просим собеседницу вспомнить какие-либо резонансные задержания.

— Да сколько угодно! Взять хотя бы задержание сексуального маньяка из Зеленограда в далёком 97-м. Мы тогда больше месяца за ним охотились. А лучшими помощниками нам были дети. Это с пешим милиционером ребёнок, может, и не поделится, а с конным… — Любовь Александровна улыбается, вспоминая. — Малышня сама бежала к нам навстречу, стоило только приблизиться верхом к детской площадке. Вот во время одного из таких общений нам и сказали: да, был такой дядя, буквально несколько минут назад. Этого «дядю» неподалёку, в пролеске за ближайшим домом, мы и приняли. Оказавшись, так сказать, «в нужном месте в нужное время».

Время поговорить о процессе учебы, ведь нам, как зрителям, очевидно, что каждая из лошадей — с характером. Да и всадники, видимо…

— Да, это  так, — подтверждает наши предположения Любовь Александровна. — Мы всегда подбираем пару: «всадник — лошадь».  Если всадник импульсивный, ему нужна лошадь поспокойней. И, наоборот, для строптивой лошади желателен спокойный, уравновешенный человек.  Вот, представьте на секунду, какую пару составят флегматичный всадник и столь же флегматичный конь. Да они просто уснут вдвоём! А особенности лошадиного характера бывают какие угодно. Гордый Алфавит, например, вообще не воспринимал мужчин в седле. Да что там — в седле, он и в денник-то ребят не пускал. Подчинялся только женщине. Если вам показалось, что процесс обучения у меня носит характер игры, то что ж, так и есть.  В «чисто уставном» варианте для молодых кавалеристов учёба не то чтобы неинтересна — скорее, малопродуктивна. Например, страх можно побороть только азартом. Эта эмоция сильнее, и она вытесняет другие. Так и учатся. А мы наблюдаем... Наблюдаем и даём рекомендации. Кто лидер, кто способен сплачивать и объединять вокруг себя. И к этим рекомендациям, назначая людей на должности, командование полка прислушивается.

После учебного занятия нам удаётся залучить в манеж ещё одну всадницу, и совсем не ученика, а опытного кавалериста.  Эта симпатичная хрупкая девушка,  вороной скакун под которой делает замечательные свечки (смотри фото) или, подчиняясь её командам, ведёт себя, словно ласковый пёс, — полицейский-кавалерист сержант полиции Елена Агаркова. А конь её зовется Диктатором. Имя-то у коня громкое, но габаритов он довольно скромных.  Если и «диктатор», то, скорее, этакий Наполеон. Лена рассказывает, что в полк его привезли трёхлеткой, совсем невысоким для верховой лошади. Думали — вырастет, а он отчего-то не вырос, только округлился.

Про Диктатора Лена говорит, как про лучшего друга. Спрашиваю, не бывает ли страшно с ним?

— Что вы, — смеётся девушка. — Вот без него бывает нечто подобное: иной раз, скажем, на Новый год, стоишь на посту «на рамках», толпа напирает, того и гляди снесут и «рамки», и тебя вместе с ними. А с Диктатором я спокойна. Юркий, бесстрашный, «моторный». Не только лягнуть может, но и передом бьёт. Да и убежать от нас не убежишь — блокирует нарушителя, как по нотам.

Когда говорим о пути в профессию, выясняются любопытные обстоятельства. У Лены в полку и сестра-близняшка, и муж. Собственно, когда-то вместе с сестрой мама и отвела Лену в конную секцию на спортивную базу «Планерное». Честно сказать, в ту пору к лошадям сестра больше самой Лены тяготела. Ну а как от сестрёнки отставать? А если учесть, что и учились в колледже полиции тоже вместе, то самая дорога — в конную полицию. Здесь, кстати, и мужа себе нашла, а точнее, он — Лену.

Многие из нас имеют домашних питомцев, а значит, сталкивались со «звериными» медиками. Но в условиях города тем дело приходится иметь с компактными кошечками да собачками, а вот каково это — обихаживать (в медицинском смысле) огромную лошадь? На эту тему «по душам» разговариваем с начальником отделения ветеринарной службы майором полиции Алексеем Панфиловым.

Алексей Алексеевич — молодой улыбчивый человек — с удовольствием рассказывает о нюансах профессии и о том, как в неё приходят.

— Работа моя, можно сказать, наследственная: и папа, и мама — оба ветеринарные врачи. Поэтому с младенчества — у кого-то куклы-машинки, а моими любимыми игрушками были шприцы да скальпели.  Ещё ребёнком мне приходилось ездить с отцом — помогать ему в лечении разного домашнего скота: коров, поросят. Поэтому вопрос выбора будущей работы передо мной не стоял — только ветеринария.  В 2007 году, окончив Воронежский аграрный университет, я стал дипломированным врачом-ветеринаром. Надо сказать, что в подобных вузах обучение обычно происходит в 4-х направлениях: «лошадь», «свинья», «корова», «собака». Будучи уроженцем сельской местности, я, как вы понимаете, с детства тяготел к уходу за сельскохозяйственными животными — теми, кто имеет не столько эстетическое, сколько практическое значение.  После вуза сразу поступил на службу в 1-й оперативный полк милиции на должность ветеринарного фельдшера, затем стал начальником  ветеринарного  пункта, и в 2014-м возглавил отделение ветеринарной службы.

С лошадьми Панфилов ведёт себя по-хозяйски. Те чувствуют властную и в то же время умелую мужскую руку, и легко подчиняются манипуляциям своего доктора.  Алексей говорит, что по сию пору продолжает учиться, совершенствуясь в своём профиле: никогда не поздно оттачивать нюансы лечения этих благородных животных.

А ведь лечение это требует, подчас, весьма серьёзных операций в погоне за восстановлением утраченного было «лошадиного» здоровья. Панфилов вспоминает один из подобных случаев:

— Однажды, что называется — «закусив удила», лошадь понеслась и на полном скаку врезалась в машину, серьёзно поранив, а точнее говоря, буквально срезав себе часть груди. Срочно вызвали дежурного фельдшера, а потом и меня. Решили делать операцию. Удалили практически треть грудной мышцы — той её части, что держалась на нескольких волокнах. Чем подобные операции отличаются от обычных, «человеческих»? Да практически ничем. Такой же операционный стол, только, понятное дело, побольше.  Да и всего побольше — и наркоза, и усилий со стороны оперирующего врача.

А лошадь — да, выздоровела, и ещё три года несла уставную службу. Лошадиная грудь, конечно, изменила форму, но зажила, и несколько удалённых килограммов мышц напоминали о себе «боевым» шрамом.

Покидаем подразделение, как обычно, полные впечатлений. О людях, встречу с которыми нам подарил этот день, можно было бы говорить и дольше, да газетного разворота не хватит. А пожелать сотрудникам полка накануне праздника хочется вместе с Константином Симоновым: пусть ничто вас «в жизни не сможет вышибить из седла»!

Артём КИРПИЧЁВ, Фото Александра Нестерова и из архива 1-го ОПП

Есть такая служба, Номер 47 (9744) от 15 декабря 2020г.