petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ЧЕТВЕРОНОГИЙ КОНВОИР

Попытки ввести в штат полка кинологическую службу предпринимались ещё в 90-х, однако тогда дело не заладилось. Сейчас эта необходимая конвойному полку служба наконец-то работает со всей эффективностью, на которую она способна при нынешнем штате.

В формировании взвода непосредственное участие принимал командир полка полковник полиции Вячеслов Якупов. Отдавший треть века охранно-конвойной службе, он прекрасно понимает важность и ценность вклада кинологов в её полноценное функционирование. Отношение его подчёркивает и тот факт, что когда наша газета обратилась к нему, чтобы он помог подготовить статью о полке, он сразу же предложил сделать материал именно о кинологическом взводе.

История эта начинается в сентябре 2009 года. Изначально было сформировано кинологическое отделение, однако востребованность его привела к тому, что уже к середине следующего года штат вырос до 24 человек — четырёхкратно!

Нынешний командир взвода майор полиции Юрий Андреев пришёл сюда на службу вскоре после создания подразделения, в декабре, так что «бурная молодость» взвода практически прошла при непосредственном его участии. О собаках он рассказывает с большой охотой. «Я — фанат!» — признаётся он. Опыт у него огромный — профессионально занимается этим делом с 80-х, и, узнав это, перестаёшь удивляться успеху новой службы — с таким-то человеком во главе, увлечённым и знающим!

Впрочем, одного лишь ответственного отношения к делу в данном случае было бы недостаточно. «Любовь к собаке — вот что главное», — не раз подчёркивает Андреев в наших беседах. А его заместитель, капитан полиции Александр Курбатов добавляет: «Потому что собака — она ведь как товарищ, в любой момент защитит тебя».

Разговор наш происходит в Зональном кинологическом центре в Балашихе. Сегодня у кинологического взвода учебный день. Утром, когда мы добирались до него, ещё не было видно и ворот Центра,
а морозный воздух уже словно бы потрескивал от собачьего многоголосья. Это место является домом не только для псов конвоя — в вольерах живут также и собаки других служб.

Здесь у собак есть всё необходимое: просторные вольеры, на территории которых высятся двухэтажные «особняки», поделённые на будки-квартиры; кухня, где для питомцев готовят свежее мясо и сухие корма; стадион, полоса препятствий; щенятник. Расположена на территории Центра и своя ветеринарная клиника. Пациентов хватает — к счастью, раны не боевые, просто в многочисленном собачьем коллективе случаются, как и в людском, конфликты, бывает и заболеют, поэтому периодически необходимо делать прививки. Забавно, но немалая часть этих могучих зверей, в чьём присутствии матёрые преступники сжимаются в комок, побаиваются уколов.

А звери действительно могучие: во взводе служат ротвейлеры, немецкие и восточно-европейские овчарки. Отдельно стоит упомянуть о работающей под началом старшего сержанта полиции Натальи Суриковой московской сторожевой — Ермолае. Этот богатый шерстью очаровательный пёс с добродушной мордой напоминает плюшевую игрушку, однако сто двадцать килограммов живого веса, скрывающихся под густой шерстью, не позволяют отнестись к Ермолаю несерьёзно, и на заседаниях с его участием подсудимые боятся даже помыслить о побеге.

Впрочем, присутствие не столь внушительных, но ничуть не хуже подготовленных псов тоже дисциплинирует. «Где собачка находится — там тихо, — говорит командир взвода. — Подсудимые знают, что собака выполняет свою службу». И людям, считающим себя «хозяевами жизни», в присутствии пса приходится пыл поумерить. У него уже есть свой хозяин — тот кинолог-полицейский, который кормит его, заботится, хвалит и тренирует. И доводы человека за решёткой, с какой бы силой он их не доносил, собака не воспримет.

За те два с небольшим года, что существует взвод, произошёл лишь один мало-мальски угрожающий инцидент — подсудимый, которого ждал пожизненный приговор, попытался через решётку схватить конвойного. Собака среагировала мгновенно, без приказа, потому что подсудимый совершил неправомерные действия; она тут же вцепилась в руку — и потенциально опасная ситуация на этом закончилась.

Характерный эпизод, демонстрирующий эффективность конвойных собак, вспоминает Николай Зотов, начальник ЗКЦ, принимавший деятельное участие в становлении кинологического
взвода:

— Летом 2010 года проходил суд над группой скинхедов, которые ничего не признавали и в целом вели себя агрессивно. Пригласили кинолога с собакой. И одной служебной собаки оказалось достаточно, для того чтобы строй из шести человек завязал с угрожающими жестами и прекратил сквернословить. Человека можно оскорбить. Но ни один безумец не будет пререкаться с собакой. Подсудимый с ней не договорится, ведь она знает одно: если размахиваешь руками или не лезешь в автозак — кусай!

Собака является прекрасным профилактическим средством, но задача её, разумеется, куда сложнее, чем одна лишь демонстрация угрожающего вида. Пусть попытка побега произойдёт лишь раз за всю её службу (а дай бог, вообще не произойдёт), но к этим, быть может, считанным минутам в своей жизни она должна быть готова на сто процентов, и для того её день за днём тренируют.

Один из самых зрелищных элементов учёбы — работа с фигурантом, человеком, исполняющим на дрессировочной площадке роль преступника. В этот день подобные ожидания полностью оправдались: одна из овчарок бросается на «преступника» с такой прытью, что, вцепившись тому со спины чуть ниже шеи, взлетает кверху хвостом, переворачивается — и вот она уже, не размыкая челюсти, висит перед лицом фигуранта. Этот случайный акробатический этюд оказывается действенным: спустя секунду человек, не выдержав такого напора, лежит на земле. Хотя обычно фигурант всё же остаётся на ногах; а вот тот, кто с собаками не имел дела, скорее всего, быстро будет свален тренированным животным.

Такие представления — итог длительной кропотливой подготовки. Обучение будущего четвероногого специалиста конвойной службы начинается в год. Существуют предпочтительные для такого дела породы, однако этот критерий, конечно, далеко не единственный. Собака — существо сложное, и двух с одним характером не встретишь. Случаются среди них создания и агрессивные, которые не способны работать среди людей, и трусливые, которые не смогут справиться с преступником. Кроме того, у каждой годной к службе собаки есть своё предназначение: какая-то будет успешна в следовой работе, а нюх другой приведёт её на борьбу с наркотиками — кинолог должен точно уметь определить таланты подопечного.

Обучение собаки комплексное, учитывающее самые разные ситуации: она должна не только крепко держать преступника, но также уметь идти по «горячему» следу, не бояться выстрелов, узнавать оружие, чтобы немедленно обезвреживать преступника — всего не перечислить.

Оценить степень готовности собаки можно и вне «боевой» обстановки. Каждый день полицейские из кинологического взвода выезжают со своими питомцами в суды, обеспечивая порядок на заседаниях.

Вот сержант полиции Николай Клочков пересекает с ротвейлером по кличке Челси холл в здании суда. Пространство в пару десятков метров, только что закончилось слушание и стало неожиданно многолюдно. Челси в короткое своё появление показывает себя настоящим профессионалом: несмотря на шумных, торопящихся и возбуждённых после заседания людей, ни разу её умные глаза не потеряли цель. Под её взглядом подсудимый идёт как под прицелом; надёжность ощущается такая, что кажется, эта процессия отгорожена от окружающего мира крепкой решёткой. На проход — всего несколько секунд. Возможно, в холле нашлись бы люди, которые подумали, что ротвейлер им померещился.

— У меня был случай: идёт судебное заседание, подсудимый начинает предъявлять угрозы потерпевшему. Судья ему делает замечание — бесполезно. Тогда я позволил собаке пару раз гавкнуть. И всё — вот это он услышал сразу... — рассказывает о работе другого ротвейлера, Тайсона, старший сержант полиции Дмитрий Гужин.

Служат собаки до десяти лет. Этот срок не жёсткий, и здесь тоже всё зависит от индивидуальных качеств. Прошедшие свой трудовой путь псы остаются в кинологическом центре, заботятся о них наравне со всеми, только на задания они больше не выезжают — почётная пенсия. 

...Когда мы уже прощаемся с гостеприимным взводом, поступает вызов: напряжённая ситуация в одном из судов столицы, нужны две собаки.

Вскоре прибывает машина, специально переоборудованная для перевозки собак: в кузове прикреплены к полу три клетки. Переносят дорогу собаки совершенно спокойно, тем более что с ними в кузове, на сиденьях перед клетками, едут их хозяева-полицейские. 

К сожалению, прибывший транспорт напоминает и о том, чего ещё не хватает взводу и что предстоит сделать. Не помешало бы расширить автопарк — пары машин на всех псов при существующем на них спросе недостаточно. Такое положение дел — не секрет для ответственных лиц; возможно, проблема вскоре разрешится, и подразделению будут предоставлены два новых автомобиля.

Пожелания личного состава касаются и другого — расширения штата. Не хватает, конечно, одного кинологического взвода на всех. Это отмечает и командир полка, и командир взвода. Наверняка согласились бы с ними и столичные судьи, которые всё чаще просят предоставить для сложных процессов кинолога с собакой.

Остаётся надеяться, что возможность расширить столь нужное и эффективное подразделение вскоре появится. Самое главное, что проблема эта количественная; что же касается качества работы, то кинологи обеспечивают его высочайший уровень уже сегодня.

Денис КРЮЧКОВ,

фото автора

Номер 11 (9317) 21-27 марта 2012 года