petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Генерал Лозбяков: «НУЖНО ИМЕТЬ СВОИ ВНУТРЕННИЕ УБЕЖДЕНИЯ И ОРИЕНТИРЫ»


Виктор Павлович Лозбяков родился 3 июня 1938 года в Тамбовской области в бедной крестьянской семье. Родители его были верующие. Он часто с отцом и матерью ходил в церковь. Ему нравилось молиться, слушать проповеди священников, причащаться и пробовать на вкус пахнущие хлебом просвирки. Из-под Тамбова семья переехала в подмосковный город Щёлково. В послевоенное время жить семье было очень тяжело: не хватало денег, питались в основном картошкой со своего огорода и квашеной капустой. Колбасу ели только по большим праздникам.

В школе учителя всегда хвалили Виктора за его прилежность, умение всё схватывать на лету. Он любил читать книжки. С людьми очень быстро находил общий язык. Лозбяков подружился с очень интеллигентной семьей, где было много книг. Особенно парень увлекся юриспруденцией.

После получения аттестата зрелости Виктор поступил в МГУ им. М.В. Ломоносова на юридический факультет, который окончил с отличием. И сразу пришел в органы внутренних дел, где прослужил более сорока лет. Начав свой трудовой путь дознавателем, он поднялся по карьерной лестнице до должности заместителя начальника Юридического института МВД России, защитил докторскую диссертацию, стал профессором , дослужился до звания генерал-майора милиции. За активную деятельность в зоне землетрясения президент Армении Р.А.Кочарян лично вручил Виктору Павловичу медаль Мхитара Гоша за номером два.

 Авторитет Лозбякова в сфере научной юриспруденции столь же велик, как и среди практических работников службы правопорядка. Его монографии и шестьдесят научных трудов штудируют тысячи студентов и курсантов, изучающих право. Практические советы, новые изыскания в вопросах правоведения, криминологии, управления и административного права поставили В. Лозбякова в ряд крупных специалистов. Он был удостоен многих государственных наград СССР и Российской Федерации, включая орден Красной Звезды. Сам Виктор Павлович главной своей наградой всегда считал причастность к происходящим в стране важнейшим событиям, возможность быть полезным людям. Не раз в беседах со своими курсантами Виктор Павлович подчёркивал: «Чтобы прожить в современном обществе, нужно иметь свои внутренние убеждения и ориентиры».

Обладая отличной логикой, Лозбяков умело вёл дела по раскрытию преступлений. Исключительной способностью выстроить диалог с собеседником, поддержать кампанию он никогда не кичился, но и не скрывал этих способностей в себе. Феноменальная память позволяла ему читать блистательные лекции. Он мог часами декламировать стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова и Евтушенко. Коллеги в шутку называли даже Виктора Павловича «наш Пушкин».

На посту заместителя начальника ГУВД Мособлисполкома Лозбяков сделал очень многое для подмосковной милиции. Но я остановлюсь на менее известной странице его биографии. Первая моя встреча с Виктором Павловичем состоялась, в бытность его заместителем министра внутренних дел республики Армения в зоне землетрясения. Я был направлен туда МВД СССР в качестве представителя Главного управления охраны общественного порядка союзного министерства в длительную командировку для создания и организации сводных отрядов милиции из союзных республик МВД СССР.

Мы сразу с ним нашли общий язык. Это был очень общительный, деловой человек, ответственно относившийся к своим обязанностям. Он хорошо понимал, сколь многое зависит от него.

Сразу после землетрясения около 10 тысяч человек бросились на своих автомашинах в зону бедствия, чтобы узнать о судьбах близких. Среди этой массы людей были и преступные элементы, мародёры. Нужно было как можно быстрее установить фильтрационные пункты на основных дорогах, заслоны, городки для спасателей, вывести посторонних лиц из зоны землетрясения.

Людям в ту пору было трудно раздобыть даже гробы, чтобы захоронить тела погибших. Специально созданная паспортная служба ежедневно составляла списки пропавших без вести и погибших, обозначала местонахождение их тел. Для хранения тел приспособили  рефрижераторы. Спасателей и кранов явно не хватало; родственники, съехавшиеся отовсюду, своими силами и с помощью нанятой ими техники разбирали бесчисленные завалы. Многих людей откапывали ещё живыми. И это была величайшая радость для всех.

В аэропорты Ленинакана, Еревана один за другим прибывали борты со спасателями, техникой, медикаментами, служебными собаками. Была создана служба по их принятию и размещению. Из других союзных республик по железной дороге поставлялись вагончики, бытовки, стройматериалы. Необходимо было восстанавливать местные отделы органов внутренних дел и пожарные депо.

Эти и многие другие вопросы решали заместитель министра В.П. Лозбяков и оперативный штаб МВД СССР и МВД Армении.

Начальником штаба МВД СССР был назначен первый заместитель министра МВД СССР В.П.Трушин, начальником оперативной группы МВД СССР— заместитель начальника
ГУООП МВД СССР В.В. Баркун.

Первое время мы спали по два-три часа в сутки. Жил Виктор Павлович в полуразрушенном казённом особняке без отопления. Однажды, когда я заночевал у него, отдохнуть не дала крыса. Она пыталась залезть ко мне на кровать и грызла мое мыло, лежавшее на подоконнике. «Это моя любимая крыска Машка», — с улыбкой отреагировал Лозбяков на мои сетования по поводу ночного кошмара.

Первая помощь в зону землетрясения пришла из соседней союзной республики Грузия, следом начали поступать продукты и стройматериалы из Азербайджана, Турции, европейских стран и Америки. В Армению приезжала премьер-министр Великобритании Маргарет Тетчер. В городе Спитак был развернут «иностранный» госпиталь, где итальянские врачи принимали раненых, оказывали медицинскую помощь местному населению. Вместе со спасателями из многих стран прибывало новейшее оборудование, домкраты, краны, медикаменты, продукты, одежда. И за всем этим, включая склады, жилые городки строителей, медсанчасти, нужен был глаз да глаз. И опять груз забот ложился на штабы МВД и лично на Лозбякова.

Мне было поручено осуществлять контроль за деятельностью приданных сил МВД СССР, оказывать помощь в организации обеспечения охраны общественного порядка и безопасности сводным отрядам, которые в течение месяца заменялись другими отрядами из различных регионов России и союзных республик. По истечении трех месяцев после землетрясения уже стали видны результаты восстановительной работы. В Ленинакане был сдан первый городок, возведенный строителями из Прибалтики. Многое было сделано строителями и сотрудниками МВД Украины, Белоруссии, Грузии, России, УВД Свердловского облисполкома, Сибирского региона, Дальнего Востока, Мурманска и других городов и регионов.

Полностью пресечь кражи, мародерство не удалось. Расхищалась гуманитарная помощь, присылаемая из-за рубежа. Так, канадские дубленки появились на грузинских рынках. Некоторые сотрудники местной милиции, дежурившие в иностранных госпиталях, расположенных в Спитаке и Ленинакане, брали мзду за проход в поликлинику к иностранным врачам. Охрану госпиталей немедленно заменили на сводный отряд из Высшей школы МВД Грузии: жалобы, поступавшие от местных жителей, прекратились.

Все необходимые меры принимались оперативно, при этом Виктор Павлович строго спрашивал с местных руководителей ОВД Армении.

В сводном отряде Свердловского облисполкома однажды произошло «ЧП»: армянские вооруженные формирования напали на двоих сотрудников милиции, разоружили их и имитировали их расстрел. Об этом доложили Лозбякову. Напряжённая обстановка требовала тонкого, но оперативного вмешательства. Вооружившись пистолетами Макарова, мы с Виктором Павловичем выехали на место происшествия в один из восточных районов Армении. Прибыв в сводный отряд, опросили потерпевших милиционеров, на лице которых были видны следы побоев. По дороге мы заехали в РОВД и вместе с его начальником наведались на строительный объект, где было совершено нападение на свердловских милиционеров. Заглянули и в местное кафе выпить кофе. Меня удивило, что Виктор Павлович свободно общался с начальником районной милиции на армянском языке. Чуть позже он сообщил мне, что потребовал от местных служителей правопорядка в течение одного часа отыскать зачинщика скандала и привезти похищенное у милиционеров оружие. Лобзяков тогда не шутил.

И вот, пока мы заканчивали обед, к кафе подъехала милицейская автомашина. Из нее вышел руководитель местной милиции и армянин среднего возраста, в руках которого был сверток. Они подошли к нашему столику, и армянин со свертком стал извиняться перед нами за своих «бандитов», напавших на свердловских милиционеров. Он передал Лозбякову сверток с двумя аккуратно завернутыми пистолетами Макарова. Оружие было отправлено в Свердловск фельдсвязью и передано в областное УВД. Через неделю мне позвонили оттуда и высказали благодарность.

Виктора Павловича уважали в Армении, и его слово было законом для работников местной милиции. Они любили его и обращались к нему с самыми различными вопросами. Лозбяков, если это было в его компетенции, никогда никому не отказывал в помощи и поддержке.

В Спитакском районе было закончено строительство жилого микрорайона для жителей зоны, пострадавшей от землетрясения. Руководители «Спитакстроя» пригласили Виктора Павловича и меня на торжественное мероприятие в связи с окончанием строительства жилья в селении Пушкино. Руководителям строительства от республиканского правительства вручали ценные подарки, памятные медали, почетные знаки. Для обеспечения безопасности и охраны общественного порядка были задействованы приданные силы милиции из нескольких регионов России. Вечер проходил без каких-либо инцидентов, народ стал постепенно расходиться.

Задействованный наряд милиции был отпущен домой. Через некоторое время мы с Виктором Павловичем заметили группу подозрительных людей. Они вели себя вызывающе, выкрикивали в адрес руководства «Спитакстроя» оскорбления, ругались на русском языке нецензурной бранью. Я подошел к этой группе людей и вежливо спросил, что они хотят. Меня приняли за строителя, так как я был в гражданской одежде, и в грубой форме потребовали предоставить им армянских музыкантов, игравших сегодня на торжестве. Виктор Павлович был в форме. Увидев милицейского генерала, хулиганы принялись бросать в него пустые бутылки, камни. Между русскими строителями и местными жителями завязалась драка. Лозбяков пытался её разнять, но двое хулиганов набросились на него. Я кинулся на помощь, но меня сбили с ног, нанося удары по лицу и спине. Чудом мне удалось вырваться, и я увидел, как Виктору Павловичу несколько раз ударили по голове бутылкой. Взяв генерала под руки и положив носовой платок ему на рваную рану на затылке, я вывел его из помещения, усадил в автомашину.

Тем временем рабочие силой вытеснили группу хулиганов из здания и далее за территорию строительного городка. Мне помогли обработать рану и забинтовать голову генерала. Однако группа хулиганов по домам не расходилась. Нам перекрыли дорогу и угрожали кольями и палками. Некоторые из бандитов были вооружены охотничьими ружьями. Виктор Павлович принял решение выехать из посёлка другой дорогой, что и было сделано. Колонна автомашин двинулась путём, указанным генералом, и беспрепятственно выехала на основную шоссейную трассу. Наша машина отделилась от колонны. Мы с Виктором Павловичем двинулись в сторону Ленинакана.

Через несколько минут нас догнала и стала преследовать иномарка без номерных знаков. Мы остановились и решили выяснить, в чем дело. Из иномарки вышли три боевика, вооруженные автоматами Калашникова и стали стрелять из них в воздух. У меня не оказалось под рукой оружия. Виктор Павлович достал свой пистолет Макарова, но применять его не стал: силы были неравны.

Водитель Лозбякова, испугавшись, спрятался в кустах, а затем побежал за подмогой в ближайшее селение. Озверевшие бандиты нанесли автоматом Виктору Павловичу несколько ударов в грудь, по голове, и он, потеряв сознание, упал на землю. Потом принялись за меня: ударили по лицу и выбили несколько зубов, после чего стали бить ногами в пах и в грудь. Получив сильный удар по голове, я тоже упал. А бандиты погрузились в автомашину, ещё раз дали очередь в воздух и рванули с места в направлении селения Пушкино.

Встав с земли, я подошёл к Лозбякову: он всё еще был без сознания. Пришлось воспользоваться нашатырным спиртом из автомобильной аптечки. В это время подъехали работники милиции из соседнего ОВД и организовали поиск преступников. Через несколько часов бандиты были задержаны. Начальник ОВД хотел вызвать скорую помощь, но Виктор Павлович отказался. В Ленинакане ему обработали рану и сделали повязку. Утром генерала доставили в военный госпиталь, где ему наложили швы.

Через день он проводил меня на аэродром, посадил в самолет. Голова генерала была перевязана, но он оставался на службе. Прощаясь, передал цветы для любимой жены Галины Леонидовны и попросил меня ничего ей о происшедшем не говорить. Такой же букет он передал и для моей супруги Тамары Никифоровны. Через несколько месяцев из разговора с Виктором Павловичем я узнал, что бандитов осудили на длительные сроки лишения свободы.

Общаясь с Лозбяковым, я видел, как много сил и здоровья он отдает восстановлению зоны землетрясения. Там вновь построены здания ОВД, пожарные депо, восстановлены водопровод, газоснабжение, построены ЛЭП — все делалось для того, чтобы задействовать объекты народного хозяйства на полную мощь. Виктор Павлович трудился по 12 и более часов в сутки, несмотря на больное сердце, но об этом никто не знал. Он без конца названивал в Москву, другие регионы страны, выбивал стройматериалы, просил о выделении дополнительных сил и средств на восстановление зданий ОВД.

Виктор Павлович очень подружился с первым заместителем министра внутренних дел Азербайджанской ССР В.П Баранниковым. Изо всех сил старались они сообща делать все необходимое, чтобы ослабить на границе между республиками напряженность в межнациональных отношениях.

С распадом Советского Союза Лозбяков вернулся в Москву, более полугода был не у дел. Я был рад, когда он получил назначение на должность заместителя начальника Университета МВД РФ. Мы часто встречались с ним, вспоминали былое, пережитое в Армении. Однажды у нас завязался разговор о Боге. Виктор Павлович был глубоко верующим человеком, регулярно ходил в церковь. Мы с ним даже побывали в святом для армян месте, центре православия, Григорианском храме в городе Эчмедзине.

Прошли годы. Виктор Павлович, будучи на заслуженном отдыхе, преподавал в университете. Я тоже по состоянию здоровья ушел в отставку, но продолжал служить прокурором отдела в Генеральной прокуратуре России, в дальнейшем перешел на работу в Московскую коллегию адвокатов.

О смерти Виктора Павловича я узнал от его друзей. Он скончался 14 июля 2002 года. На его похоронах было много народу: близкие друзья, сослуживцы, курсанты и слушатели Университета МВД России, руководители МВД России, посол Республики Армения в России. На траурном митинге проникновенно говорилось об удивительном человеке, прошедшем путь от рядового до генерала милиции.

Недавно группа его друзей, в числе которых и автор этих строк, решила обратиться к руководству Армении с предложением об увековечивании памяти Виктора Павловича за деятельность по восстановлению в республике зоны землетрясения и спасение жизней многих её граждан. А конкретно: назвать одну из улиц города Гюмри (Ленинакана) именем генерал-майора Лозбякова В.П. 

Борис СЛОБОДЧИКОВ

Номер 29 (9384) 7 августа 2013 года, Вехи истории