petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ГЕРОИ ЛЕГЕНДАРНОГО ВЗВОДА

2В освобождении Советской Украины от немецко-фашистских захватчиков одна  из ярких страниц — захват 25 сентября 1943 года Аульского  плацдарма при форсировании Днепра  группой  разведчиков под командованием старшего лейтенанта Сергея Шпаковского.
Это был один из немногих случаев, когда  всех бойцов  взвода наградили  Звёздами Героев Советского Союза. И, пожалуй, единственный, когда почётное звание присвоено всем не посмертно. В числе восемнадцати человек, удостоенных высокой награды,  был и разведчик красноармеец Пётр Грошенков.

Дан приказ ему на Запад

1В 1940 году деревенского парня Петра Грошенкова призвали в Красную Армию на западную границу, в воинскую часть, которая дислоцировалась  под  городом Львовом. Когда грянула война, в июле 1941 года   их полк одним из первых вступил в бой с немецкими танками. К сожалению, силы, боевая техника и оружие, да и подготовка,   были неравными,  и пришлось отступать.

C осени 1941 года Грошенков воевал в 509-м стрелковом  полку 236-ой стрелковой дивизии. А вскоре сам попросился в 496-ю  отдельную разведывательную  роту: «Надоело отступать. А разведчик всегда в наступлении, всегда впереди». И часто  с группой таких же бесстрашных бойцов уходил вперёд, за линию фронта, выполняя задачи командования.

Форсирование Днепра

После сокрушительного разгрома фашистов под Сталинградом  дивизия, в которой воевал  Пётр, гнала немцев на Запад. Впереди была Украина. В историческом формуляре 236-й Днепродзержинской стрелковой дивизии отмечено, что она вышла на берег Днепра утром 24 сентября в районе Паньковки. По воспоминанию ветерана, «к вечеру в расположение 496-й отдельной разведывательной роты прибыл командир дивизии Иван  Фесин. Он сообщил  о приказе сформировать отряд добровольцев, которому в течение предстоящей ночи надо провести разведку  системы огня обороны противника на участке правого берега Днепра, противостоящем дивизии». Тогда же командиром группы был назначен старший лейтенант Сергей Шпаковский — командир взвода разведроты.

В 3.30, когда бойцы уже садились в лодки, их догнал приказ:  на правом берегу постараться захватить плацдарм. Вместо разведки системы обороны противника пришлось  принимать бой.

Первый  бой

на Аульском плацдарме

Двум лодкам группы разведчиков удалось незамеченными причалить  к берегу. Старший лейтенант Шпаковский тут же отправил их обратно. Как только заняли круговую оборону в прибрежном лесочке, появились немцы. Они прошли рядом, буквально в двух шагах,  освещая  фонариками песок. Двое из них остались на берегу, как раз в  месте высадки. Хорошо, что там уже не было лодок.

А с левого берега в пронзительной  тишине доносились команды — это готовились к переправе стрелки роты лейтенанта Сазоева. Но едва форсирующее подразделение достигло середины  Днепра,  как взлетели  осветительные  ракеты и тут же открыли огонь  крупнокалиберные немецкие пулемёты. Надо было выручать своих. Шпаковский поднял бойцов: «Огонь вправо! В атаку влево! За мной! Ура!». Как из-под земли появившиеся десантники забросали пулемётные точки гранатами. Немцы,  даже не успев ответить прицельным огнём,  в панике разбегались по берегу. А тут и  рота Сазоева высадилась  и захватила  полоску берега. Вслед за ними высаживались новые группы,  и на плацдарме было уже 80 человек.  Их тут же  повели в атаку командиры.

В первые часы боя Шпаковский решил не идти в лобовую на врага, а взять курс левее. Но там оказались немецкие артиллеристы. Командир дал команду открыть сплошной огонь, гитлеровцы  не поняли, в чём дело, а наши воины в стремительной атаке бросились на батарею. Личный состав батареи был уничтожен, орудия захватили, развернули и из них же начали расстреливать немцев. С правого фланга  гитлеровцы продолжали оказывать сопротивление,  наши подразделения  били их с тыла. Петру Грошенкову удалось подползти ближе и метким броском гранаты уничтожить станковый пулемёт врага.

Тогда, в первые часы, разведчики «гоняли немцев» от Сошиновки до Аул, как зайцев. Но, как узнали они от  местных жителей, в Аулах стоял гарнизон из 800 человек. Придя в себя, гитлеровцы   под утро сумели  организовать оборону.

Среди десантников уже имелись  потери. Были ранены старший лейтенант Шпаковский и четверо бойцов его группы. Ещё удалось вырваться  из окружения нескольким солдатам, высадившимся  у Сошиновки вслед за разведчиками. Этими небольшими силами, до подхода своих,  предстояло удержать плацдарм или погибнуть. А всего он был 300 метров по фронту и 120-150 метров в глубину с учётом занятой дубовым леском прибрежной полосы.

25 сентября:

десять яростных атак врага

Утро 25 сентября 1943 года, как вспоминали фронтовики,  было ясным и солнечным. В небе  кружили немецкие самолёты. Но атаковать  с воздуха было очень сложно из-за специфического рельефа местности. По этой же причине неэффективным был артминомётный обстрел, который пробовали вести немцы. Защитники плацдарма готовились к обороне, ожидая атак.

Гитлеровцы начали  наступление после 10 утра. Атаки волнами шли одна за другой. Чтобы сэкономить боеприпасы, разведчики стреляли на поражение из автоматов не очередями, а одиночными выстрелами. Но к средине дня уже остро ощущался  недостаток боеприпасов.

А тут ещё закончились запасы воды, бойцы изнемогали от жажды. За спиной — Днепр, но добраться к нему невозможно — ведут прицельный огонь  немецкие снайперы. Никому так и не удалось пробраться к реке и принести хотя бы котелок воды.

Из 20 разведчиков в строю оставалось не больше семи, да и те  тоже были ранены. Все понимали, что отражение следующей атаки фашистов может стать для них последним боем.

Разведчик Виктор Бойченко позднее вспоминал: «Десятая атака  хотя и не была такой дружной, как предыдущие, и особенно первые, но мы отбили её уже с известным напряжением: увидели, что некоторые немцы из атакующих были сражены уже почти у самого бруствера-обволовки позиций нашей обороны, то есть они уже были в шаге-двух от наших окопов. А дальше немцы в 11-ю атаку не пошли. Для нас стало ясно, что у них тоже не осталось, кому идти в атаку...».

В тот день фашисты  потеряли 600
человек.

Батальон под командованием капитана Ивана Гришина из 509-го полка смог переправиться на правый берег у Сошиновки только в ночь на 26 сентября. На следующий день прибыло подкрепление из других подразделений,  и наши войска  с новыми силами начали борьбу с врагом. Немцы яростно наседали, но их атаки были отбиты. Вечером наступление на запад продолжилось.

В этом страшном бою Пётр Грошенков получил тяжёлое проникающее ранение черепа,  пуля повредила   перегородки носа, естественно, была и контузия головного мозга. Впереди у него были долгие месяцы лечения в госпиталях.

Звания Героев достойны

Эти слова в каждом представлении  разведчиков-десантников к наградам.  Почти сутки,  25 сентября 1943 года,  узкую полоску днепровского берега, которая затем превратится в часть стратегического Аульско-Бородаевского плацдарма, сыгравшего определяющую роль в освобождении Днепропетровщины, удерживала горстка разведчиков 496-й отдельной разведывательной роты. Все 20 награждены орденами Красного Знамени приказом командира дивизии. Восемнадцати участником этого героического боя 1  ноября 1943 года  было присвоено звание Героя Советского Союза.

Служить Родине — дело чести

После ранения Пётр Грошенков находился на восстановительном лечении, до конца войны был в  резерве, и продолжал служить  в армии вплоть до демобилизации в 1946 году в звании «старший лейтенант».

Потом Пётр Павлович  поступил в органы внутренних дел,  и двадцать лет прослужил  на Выставке достижений народного хозяйства  инструктором по профилактике  пожарной безопасности. Затем он работал начальником охраны в Киностудии «Союзмультфильм», был председателем ДОСААФ    Первомайского района. Его беззаветный  труд отмечен многими  наградами, медалями и Почётными грамотами.

Пётр Павлович ушёл из жизни  19 ноября 2006 года. Похоронили Героя  на Троекуровском кладбище в Москве.

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 20 ноября 1943 года нет удостоенных звания Героя Советского Союза посмертно. Все они в этом Указе — живые.  Пусть живёт и память о них.

Сергей Вологодский,

рисунок Николая РАЧКОВА

Номер 15 (9469) 28 апреля 2015 года, К 70-летию Великой Победы