petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«ИСКРА» ПОБЕДЫ

0412 января 1943 года над Ладожским озером раздалось эхо канонады столь сильной, что застонал лёд. Небо охватил пожар. Началась операция «Искра», целью которой был прорыв блокады Ленинграда, начавшейся с осени 1941 года.

После успеха в Сталинградской битве стратегическая инициатива в войне перешла к Советскому Союзу. Теперь уже не в Берлине, а в Москве решали, где начнётся новый решающий бой. Удар решено было нанести под Ленинградом, страдающим от жестокой блокады.

Ленинградский фронт не имел сухопутной связи с остальной армией. Более того, он и сам был разделён на два изолированных «острова» — от основных сил был отрезан небольшой Ораниенбаумский плацдарм.

По плану, предложенному командующим Ленинградским фронтом Л.А. Говоровым, наступление должно было включать в себя две операции. Шлиссельбургская была нацелена на снятие блокады, а Урицкая — на восстановление связи с Ораниенбаумом. Но от второй операции отказались. Нужно было сосредоточить все силы для решения главной задачи.

Чтобы дать жителям Ленинграда свободно вдохнуть, советским войскам нужно было пройти всего около 15 километров. Вот только предпринимавшиеся до сих пор попытки к успеху не привели. За четыре месяца до того завершилась Синявинская операция. Хотя нашим войскам удалось сковать значительные силы врага, что не позволило гитлеровцам укрепить армии, терпящие бедствие под Сталинградом, — полный успех не был достигнут: деблокировать Ленинград не удалось, а Красная армия понесла большие потери.

Шлиссельбургско-Синявинский выступ, упирающийся в Ладожское озеро, был насыщен немецкими оборонительными укреплениями. Местность представляла собой торфяные болота, над которыми господствовали Синявинские высоты. Все посёлки были превращены в оборонительные узлы, а каждая позиция прикрывалась минными полями. Попытка приблизиться к любому укреплению срезалась фланговым огнём. Земля была изрезана траншеями и затянута колючей проволокой. Деревоземляные валы обливались водой и превращались в стены ледяной крепости. 8-я ГРЭС с её каменными строениями стала настоящим замком.

Всего 15 километров! Несколько часов прогулочным шагом. В 1943 году бойцы Ленинградского и Волховского фронтов провели две недели в беспрерывном наступлении…

Атаковать немецкие позиции должны были две ударные группировки. Через Неву била 67-я армия генерал-майора М.П. Духанова, а от Липки и Гайтолово на множественно залитые кровью Синявинские высоты шла 2-я ударная армия генерал-лейтенанта В.З. Романовского. Около тысячи самолётов были выделены для завоевания превосходства в воздухе. Армии были насыщены артиллерией: на отдельных участках плотность орудий доходила до 365 стволов на километр — выше, чем в решающие дни Сталинградской битвы! Помогали и пушки Балтийского флота.

Красная армия упорно готовилась к предстоящим боям. В тылу были сооружены полигоны, копирующие место предстоящей схватки, где шли постоянные тренировки; штурмовые отряды готовились взять укреплённые позиции Шлиссельбургско-Синявинского выступа; в штабах проводились командно-штабные игры. Перед наступлением на всех уровнях командования получили уточнённые карты и схемы. По ночам проводилась перегруппировка войск.

Армия готова была наступать уже в новогоднюю ночь, но атаку отложили — наступила оттепель, и размягчившаяся болотистая местность затрудняла продвижение солдат и техники. Новой датой стало 12 января.

Накануне снова испортилась погода, теперь в обратную сторону — повалил снег. На земле это затрудняло действия пехоты, а в небе из-за низкой облачности мешало авиации. Однако откладывать операцию было нельзя — чем дольше медлить, тем выше риск обнаружить подготовку к атаке перед противником. Ночью «Искра» была высечена.

На позиции немцев обрушились авиабомбы. В половине десятого утра грянули первые артиллерийские залпы. Около двух часов бомбы рвали оборону гитлеровцев. Затем точечные удары нанесли штурмовики. В 11.50 в дело вступила пехота. Впереди неё ярился огненный вал.

Однако немец не зря зарывался здесь месяцами. Среди разорённых траншей и разбитых дотов у врага оставалось достаточно сил для сопротивления. На левом фланге 67-й армии наша пехота оказалась прибита ко льду Невы; завяз правый фланг. Наибольших успехов добилась 136-я дивизия под командованием Н.П. Симоняка. Её бойцы стремительно преодолели полкилометра по льду, ворвались на крутой берег, выбили дезорганизованных немцев из траншей и прогрызли сплошную оборону. Именно через эту брешь в бой вводились новые подразделения. А за Симоняком после 12 января закрепилось прозвище генерал-прорыв.

К исходу дня вражескую оборону удалось продавить и продвинуться на три километра как на Ленинградском, так и на Волховском фронтах. Клещи сжались, но ещё не раскололи скорлупу обороны.

Хуже того, переброшенные немцами подкрепления позволили сдержать наступление, а кое-где и провести успешные контратаки. На Ленинградском фронте сперва даже приняли противника за бойцов Волховского, уже пробившихся к ним. Заблуждение это дорого стоило некоторым частям.

В бой были введены немецкие танки, в том числе новейшие «Тигры», против которых у наших войск на участке не оказалось достойного ответа. Их прорыв ставил под угрозу 67-ю армию — и всю операцию.

Но иногда на плечах одного человека удерживается победа. Командир истребительно-противотанкового дивизиона капитан Н.И. Родионов сумел организовать оборону, когда вокруг царила полнейшая неразбериха. Подпустив танки ближе, он отдал команду — его люди били наверняка, остановив атаку и выиграв время, чтобы восстановить боевые порядки дивизии. Сам Родионов в этом сражении погиб.

Позже немцы сетовали на советские танки и мощные противотанковые ружья — которых в тот день и в том месте попросту не было. Их остановили умело применённые 76-миллиметровые пушки образца 1927 года.

14 января в бой вошёл второй эшелон 67-й армии. Немецкая группировка вновь дрогнула. Войска двух наших фронтов разделяли всего два километра! Но их нужно было преодолеть.

Не пытаясь бить оборону, насыщенную подкреплениями, в лоб, советские войска стали методично обхватывать выступ по флангам. Удачно действовали лыжные бригады, которые обходили позиции противника по льду Ладожского озера, окружая и уничтожая прибрежные укреплённые узлы.

Вся северная часть немецкой обороны повисла на тонкой ниточке снабжения, проходящей через Рабочий посёлок № 5. В условиях нависшей катастрофы Гитлер лично отдал приказ к отступлению.

Степень хаоса, охватившего немецкие порядки, отражает следующий эпизод: утром 18 января противник отправил на разведку… «Тигр» — невиданная расточительность! Танк угодил в торфяную разработку и был брошен; через пару часов его уже деловито осматривали наши солдаты. Позже красноармейцы нашли и вторую германскую новинку — этот «Тигр» находился на ремонте и тоже был забыт при отступлении. Оба вскоре были отправлены в Кубинку для тщательного изучения.

Гитлеровцы перебросили новые дивизии, но их оборона уже пошла трещинами. 18 января в 9.30, спустя неделю после первых артиллерийских залпов операции, бойцы Ленинградского и Волховского фронтов в районе Рабочего посёлка № 1 счастливо обняли друг друга. Через два часа был освобождён и Рабочий посёлок № 5, через который пытались отступать оставшиеся на берегу Ладожского озера немецкие подразделения.

Маршал Советского Союза Георгий Жуков так описывал это утро: «Я увидел, с какой радостью бросились навстречу друг другу бойцы фронтов, прорвавших блокаду. Не обращая внимания на артиллерийский обстрел противника со стороны Синявинских высот, солдаты по-братски, крепко обнимали друг друга. Это была воистину выстраданная радость!»

Вскоре от врага было очищено и всё южное побережье Ладожского озера. Активные бои продолжались до 30 января. Но враг, непрерывно перебрасывавший подкрепления, не позволил развить наступление на юг. Под его контролем так и остались Синявинские высоты.

Но главное было сделано — блокада прорвана. Пробитый коридор к городу был узок — около десяти километров, но это была уже не дорога, а настоящая магистраль жизни! Меньше чем за три недели инженерные войска проложили железнодорожную ветку, соорудив при этом железнодорожный мост почти километровой длины. А 7 февраля в мёрзнущий, голодающий город прибыл первый состав с хлебом.

Ленинград стал постепенно оживать. Вновь стабильно работал водопровод, горел свет, повысились нормы выдачи продуктов — в середине февраля горожане стали получать столько же, сколько и жители других промышленных центров. Одним из символов возрождения стала первая партия конфет «Мишка на Севере», выпущенная местной кондитерской фабрикой.

Битва за Ленинград не была ещё окончена. Только спустя год в ходе операции «Январский гром» гитлеровцы будут отброшены от города с окончательным снятием блокады. Но бои 1943 года означали, что мечтам Гитлера сравнять «колыбель большевизма» с землёй не суждено осуществиться, и вместо символа нацистского триумфа Ленинград останется символом стойкости и мужества советского народа.

Денис КРЮЧКОВ,

 фото из открытых источников

Номер 2 (9797) от 25 января 2022г., Вехи истории