petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

КАК ЭТО ВСЁ СЛУЧИЛОСЬ

43409

Император Пётр II

В газете «Петровка, 38» № 44 (2019 г.) мы коснулись финала печальной истории семьи Долгоруких. Теперь излагаем историю целиком.

Князь Иван Алексеевич Долгорукий (также Долгоруков) был старшим из внуков знаменитого князя Григория Фёдоровича. Родился он в 1708 году и воспитывался в Польше под надзором деда. В 1725 году Иван получил чин гоф­юнкера. Он умел располагать к себе людей. Это качество особенно ярко проявилось в его отношениях с великим князем Петром Алексеевичем, внуком Петра I, впоследствии принявшим царство под именем Петра II. Иван вскоре сделался любимцем и собеседником наследника престола.

Петру II пришлось, к собственному несчастию, принять деятельное участие в той бурной и жестокой эпохе. В то время при дворе враждовали две партии. Самую многочисленную составляли приверженцы старинных обычаев: князья Долгоруковы, Трубецкие, Голицыны, Репины, Ромодановские, Нарышкины, влиятельные благодаря своему богатству и родству с царским домом; не менее богатые Апраксины и такие же состоятельные Лопухины, отлучённые от двора и близкие рождеством с юным императором. Его родная бабка, первая супруга Петра Великого, разведённая и постриженная царица Евдокия Фёдоровна, была из рода Лопухиных.

К этой партии примыкало почти всё духовенство и большая часть родовитого дворянства. Вожаком этой партии был при воцарении Петра II князь Дмитрий Михайлович Голицын, старший брат фельдмаршала, человек очень умный и, по словам современников, муж надменности великой, ненавидевший чужеземцев и беспрестанно повторявший: «Какая нужда нам в обычаях заморских, деды наши обходились и без них, а мы разве глупее дедов наших?» Ненавидела эта партия особенно князя Меншикова, графа Петра Андреевича Толстого и барона Остермана.

Вторую партию составляли все иностранцы, кто служил в России, и несколько русских, веровавших в предначертания Петра Великого. Из числа немцев были вице­канцлер барон Остерман, воспитатель юного Петра II, затем генерал Миних, полководец блистательный, недавно вступивший на русскую службу, но уже оказывавший большое влияние на войско, затем граф Левенвольде, тайный агент герцогини курляндской граф Девьер, князь Меншиков, отец обручённой невесты императора, Толстой, П.И. Ягужинский и затем родня Анны Иоанновны — Салтыковы и Спешневы.

Возрастающее могущество главного лица этой партии, Меншикова, внушало общее опасение, и молодой князь Иван Алексеевич Долгорукий, принимавший наставления врагов Меншикова, сумел в разговорах влиять на мнение юного Петра.

Наговоры подействовали, и всемогущий баловень судьбы, в течение целой четверти века сокрушавший все козни придворные, пал пред происками девятнадцатилетнего юноши. По словам испанского посла Дюка де Лириа, Пётр II одарён был умом от природы необыкновенно беглым, соображением быстрым, душою доброю и благородною, но был молод. Неограниченный властелин своей особы и желаний, юноша крепости телесной уже на тринадцатом году от роду обходился без руководителей.

Царица Евдокия Фёдоровна, освобождённая от наказания Петра юным внуком, думала управлять им, но это ей не удавалось. Пётр ежедневно был у неё в монастыре, ласкал её, однако избегал оставаться с нею наедине. В чаду забав Пётр не слышал своего поседевшего министра Остермана. Когда тот решился говорить ему истину, Пётр обнимал его, целовал, называл своим другом, но через полчаса отправлялся на охоту или к забавам другого рода. Царица Елисавета Петровна тоже не любила говорить о делах, потому племянник и питал к ней сперва нежную привязанность, но вскоре охладел и перестал с нею видеться.

В январе 1728 года Пётр II со всем двором отправился в Москву для коронования. Пребывание в Москве понравилось царю. Обширные леса, в то время окружавшие Москву, представляли много удобств и приволья для охоты, так любимой Петром. А его придворным, приверженцам старинных обычаев, нетрудно было убедить его навсегда основать пребывание в Москве, оставив Петербург провинциальным городом. Отчаянное решение имело отчаянные последствия.

Юный монарх, часто выезжая на охоту в окрестностях Москвы, посещал подмосковное село Горенки, принадлежавшее отцу князя Ивана Долгорукого. Здесь царь увидел его сестру Екатерину, красавицу, пленившую стройностью своего стана, белизною лица, глазами томными, очаровательными. Полюбил её и решился на ней жениться. Княжна, вообще говоря, любила молодого секретаря австрийского посольства графа Милезино, но по просьбе родных отказала ему и согласилась на брак с Петром. Прожив в Горенках девять недель, Пётр II возвратился в Москву и, собрав весь двор, велел Остерману объявить о предстоящем своём браке. Всем было велено целовать руку княжны. 30 ноября (13 декабря по новому стилю), в день святого Андрея Первозванного, совершилось обручение. Во время обручения государь и его невеста были окружены гренадёрами Преображенского полка. Из Головинского дворца торжественное шествие отправилось в золотых каретах. В роскошно убранном царском дворце княжну встретил гофмаршал Шепелев и обер­церемониймейстер барон Абисбах.

Свадьбе назначено было совершиться 19 января. Император пожаловал отцу невесты 12000 дворов крестьянских. За обручением следовали беспрерывные празднества. Архиепископ Новгородский Феофан Прокопович совершил обручение. Все, за исключением вдовствующий царицы, целовали руки у обручённых. Существует рассказ: невеста во время обручения вдруг встаёт со своего кресла и сама подаёт руку одному из подошедших. Этот один был недавний возлюбленный невесты граф Милезино. Друзья Милезино подхватили его под руки и тотчас увезли домой.

6 января, в день Крещения, при совершении водосвятия Преображенский и Семёновский полки были выстроены на льду Москвы­реки. Невеста прибыла на эту церемонию в санях, на запятках которых стоял сам государь. Церемония длилась четыре часа.

В тот же вечер Пётр пожаловался на головную боль, а на другой день у него открылась оспа. Больной император подходил к раскрытой форточке, в результате чего заболевание усугубилось. Пётр II скончался в половине второго часа с 18 на 19 января, в тот самый день, когда назначено было бракосочетание.

После кончины императора князь Иван Долгорукий вышел из его опочивальни и сказал всему собранию, что умирающий император объявил своею преемницей обручённую невесту. «Да здравствует императрица Екатерина!» — закончил он, обнажая свою шпагу. Но ни один голос не раздался ему в ответ.

Его отец князь Алексей Долгорукий представил поддельное завещание, подписанное будто бы императором Петром, однако, потеряв всякую надежду на это завещание, вынужден был взять его обратно.

Вскоре члены Верховного тайного совета решили избрать курляндскую герцогиню русского происхождения Анну Иоанновну. Вся Москва знала о кончине Петра II, но, несмотря на то, в церквях по­прежнему молились о его здравии и долголетии. Вместе с тем все понимали, что семья Долгоруковых, увы, пала. Восторжествовало обыкновение: фавориты после своих государей пропадают.

В то утро, когда скончался Пётр II, родные графини Натальи Борисовны (из рода Шереметьевых), супруги Ивана Алексеевича Долгорукого, съехались к ней в дом так рано, что она ещё спала. Когда она проснулась, ей объявили о смерти императора. Известие чрезвычайно поразило её. Между прочим, Бирон уже публично заявил, что не оставит этой фамилии. Вскоре последовал манифест, гласивший, что князья Алексей и Иван Долгорукие будто бы не хранили здравия императора, под видом забав и увеселений увозили его в дальние места. Несмотря на его младые годы, которые ещё к супружеству не приспели, довели его до сговора с дочерью князя Екатериной.

Бирон не унимался. Долгорукие оказались в деревне, а потом в далёком Берёзове. Здесь же в 1734 году Алексей Долгорукий скончался.

В 1739 году Иван Алексеевич Долгорукий вместе с родственниками был вывезен сначала в Тобольск, затем в Шлиссельбург на следствие. 8 ноября того же года на Красном поле в Новгороде Иван Долгорукий был четвертован.

В ссылке Наталья Борисовна родила двух сыновей — Михаила и Дмитрия. После казни мужа получила разрешение возвратиться в Москву. Графиня долго вынашивала планы принять схиму, что и совершила после того как её старший сын выучился, поступил на службу и женился. С младшим сыном, страдавшим неизлечимым заболеванием, Наталья Долгорукая не расставалась вплоть до его смерти в 1869 году.

Подготовил Эдуард ПОПОВ, иллюстрация из открытых источников

Номер 2 (9699) от 28 января  2020г., Вехи истории