petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

КРЫМСКИЙ МИР

28374Нужно отдать должное газете «Ведомости московской городской полиции»: практически все мало-мальски значимые события Москвы и России, к удовольствию читателей, попадали на её страницы. И 1856 год — не исключение. Молодцы, коллеги из XIX века!

КОРОВА В УГОНЕ

В первых новогодних номерах газеты уже нет прежнего бравурного тона в описании подробностей Крымской войны. Но нет и упаднических нот, хотя по-прежнему есть фронт, а в Севастополе пока хозяйничают англичане и французы. В №2 от 3 января читаем: «Положение дел на Крымском полуострове не изменилось; на левом фланге нашего расположения с обеих сторон передовые цепи продолжают по временам производить взаимные нападения». Речь идёт о взаимных вылазках.

14206А в Москве тем временем какая-то напасть с «угонами» — в те времена речь шла, конечно, о лошадях. Вот и 7 января газета в рубрике «От полиции» сообщает о доставленных в полицию «неизвестно кому принадлежащих лошадях». На сей раз — аж 9 случаев! Правда, в этот длинный список угонов затесалась и ещё одна корова — тоже «неизвестно кому принадлежащая», её, похоже, неизвестные злодеи тоже угнали с чужого двора.

Примета времени: рубрика «От полиции» теперь стала чаще появляться на страницах. В минувшем году основную часть газетной площади занимали фронтовые сводки, но постепенно наступает усталость от войны. Теперь подробностей на тему городского криминала больше: «При преследовании полицией одного подозрительного человека он бросил 30 бумажных разного цвета платков и ушёл скрытно» — сообщение от 27 января. Чаще стали появляться и другие материалы, не связанные с войной. В №6 от 6 января газета рассказывает об истории знаменитого села Коломенское: оказывается, такое название оно получило потому, что его основали жители города Коломны, бежавшие от орд восточных завоевателей. И что совсем любопытно: война войной, а бизнес и деловая жизнь в Белокаменной развиваются полным ходом. Газета рассказывает об открытии новых шикарных магазинов («Открыт магазин Париж на углу Кузнецкого моста и Петровки»). Рекламы в газете становится всё больше: доходит до 6 полос.

При этом окончательно военная тема всё же не отступает со страниц издания. Едва ли не в каждом номере сообщается о «пожертвованиях на военные надобности» и на лечение раненых и о благотворительных акциях в Москве: «Сегодня 24 февраля в доме бывшем Пашкова на Знаменке благородный спектакль в пользу черноморских флотских экипажей» (№45 от 24 февраля).

80981Среди читателей газеты московской полиции были самые разные люди, в том числе и служивые. Так что с радостью ими была встречена публикация приказа военного министра в №64 от 19 марта: «Государю Императору было угодно разрешить юнкерам и подпрапорщикам всех войск вообще ездить в экипажах и быть в театрах». До того юнкерам и подпрапорщикам раскатывать по городу в экипажах и бывать в театрах было запрещено.

ТРАКТАТ О МИРЕ

72765К началу весны боевые действия в Крыму почти уже не велись, все стороны были настроены на ожидание мира. И он пришёл. 20 марта «Ведомости московской городской полиции» опубликовали важное сообщение: «Генерал-адъютант граф Орлов донёс по телеграфу государю императору, что мирный трактат подписан в Париже 18 марта». Крымская война, вымотавшая как Россию, так и Англию, Турцию и Францию, была окончена. Наступил крымский мир. И газета начинает публиковать удивительные для нашего времени сообщения о взаимоотношениях недавних врагов. В №74 от 30 марта такое сообщение из Крыма: «Генерал-адъютант Лидерс доносит из Бахчисарая, что французы единодушно и постоянно выказывают к нашим войскам искреннюю приязнь и уважение. По заключении мира их главнокомандующий счёл возможным снять свою цепь, вследствии чего 23 марта толпы французов всех чинов внезапно двинулись в числе около 6 тысяч человек на Мехензиеву гору, перейдя Чёрную речку на всем её протяжении вброд. Солдаты и офицеры наши приняли их радушно и угощали чем могли; французы плясали с нашими солдатами, ходили с ними обнявшись и многие остались в нашем лагере ночевать. Вообще сочувствие к нам поразительно». В других сообщениях того времени из Крыма рассказывается, как французы пригласили наших генералов на завтрак и какое уважение выказали. А в газете от 7 мая было помещено письмо российскому императору от действовавшего в России французского благотворительного общества. В послании с благодарностью отмечалось, что во время войны все находящиеся у нас в стране французы неудобств не испытывали, им «не было отказано ни в какой помощи».

При этом для России, как известно, итоги Крымской войны оказались не слишком благоприятными, особенно для Черноморского флота. В номере от 24 апреля газета цитировала условия мирного трактата: «Чёрное море объявляется нейтральным, открытым для торгового плавания всех народов, вход в порты и воды оного формально и навсегда воспрещается военным судам». Окончательно крымские берега французские и английские войска покинули лишь к концу 1856 года. В октябре «Ведомости…» опубликовали такую информацию, чуть ли не дословно цитируя выдержку из английской газеты «Globe»: «Последний оставшийся в Крыму англичанин был рядовой сухопутного транспортного корпуса, найденный мертвецки пьяным во рву долгое время после удаления оттуда иностранных войск. Шесть казаков вытащили его на берег и отправили в лодке на последний готовый к отплытию корабль. Он не мог стоять на ногах, принуждены были поднять его на корабль верёвками».

31076А финальным аккордом Крымской войны следовало бы считать опубликованное 15 мая в «Ведомостях московской городской полиции» сообщение от Московского военного генерал-губернатора Закревского: «Генерал-адъютант граф Закревский объявляет ко всеобщему сведению, что приём приносимых и присылаемых к нему из разных мест вещей и других потребностей для раненых прекращён». 

НЕ ДОЗВОЛЯТЬ КУЧЕРАМ ЛИХАЧИТЬ!

С приходом мира московская жизнь будто обрела второе дыхание: в торговых лавках и модных магазинах тьма народа, скачут лихачи на рысаках, за границу теперь чаще потянулись россияне на лечение и просто на отдых. И ещё стала заметней работа полиции, а значит, и в газете профессиональным полицейским темам больше места. Ещё знаменательное событие: впервые за свою карьеру обер-полицмейстер Тимашев-Беринг дал сообщение в газету от 30 апреля в рубрику «От Московского обер-полицмейстера». Глава московской полиции сообщает, что «проезд на гулянье в Сокольники 1-го числа наступающего мая в одноконных экипажах от станции железной дороги по шоссе будет воспрещён, а следовали бы таковые экипажи от Красных ворот по Басманной улице через Сокольничье поле, причём покорнейше прошу господ, которые будут ехать в Сокольники по шоссе, не дозволять кучерам своим переезжать из ряда в ряд и объезжать следующие впереди их экипажи». С того дня обер-полицмейстер стал всё больше стал  проявлять усердие. В новых номерах «Ведомостей московской городской полиции» явно с одобрения полицейского главы вновь вернулась рубрика о пожарах, а в рубрике «От полиции» информации о происшествиях и находках стало значительно больше: «На сих днях найдены у монумента Минина и Пожарского деньги, завёрнутые в бумажке. Потерявший может обратиться в канцелярию обер-полицмейстера» (№140 от 23 июня).  Или: «15 числа сего июня  в Яузскую часть явился неизвестного звания мальчик Силантий Арефьев, лет 9, привезённый, как объяснил он, из Рязани и отданный в ученье портному мастерству Фёдору Иванову, квартиры коего указать не может» (№145 от 30 июня). Или: «8-го числа сего мая в половине одиннадцатого часа пополудни, Рогожской части 7-го квартала в Рогожском богадельном доме при Новоблагословенной Единоверческой Никольской церкви во время всенощной загорелась деревянная, окрашенная масляной краской колокольня…» (№110 от 17 мая).

ЦАРСКИЕ МИЛОСТИ

26 августа в Москве состоялась коронация вступившего на престол императора Александра II. Газета подробно писала об этих торжествах, а московский обер-полицмейстер Тимашев-Беринг развил по этому поводу бурную деятельность по соблюдения порядка и спокойствия.  В полицейской газете появилось сразу несколько сообщений от главы полиции Белокаменной о порядке проезда по центральным улицам во время коронации, о соблюдении дисциплины при посещении праздничных мероприятий. Усердие Тимашева-Беринга было замечено государем, газета потом опубликовала сообщение о благодарности императора московскому начальству, в том числе и обер-полицмейстеру. А ещё позже, уже в конце года московский обер-полицмейстер получил награду от Александра II — орден Святого Станислава первой степени, о чём было сообщено в газете 11 декабря.

После официальной коронации император по традиции занялся раздачей монарших милостей, и о них регулярно повествовала газета. Счастливчики производились в новые чины и получали награды, весьма положительно был встречен обществом опубликованный в газете табель окладов пенсий раненым штаб и обер-офицерам из инвалидного капитала: «Раненым второго класса в чине полковника – 305 рублей, подполковника – 285…» и далее по чинам и званиям и сумма.

Но самым резонансным императорским указом, пожалуй, можно считать монарший указ о различных амнистиях. И самыми первыми в том указе упоминаются декабристы. Газета опубликовала документ 1 сентября. Читаешь его, и в памяти тут же всплывают пушкинские строки: «Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье…». Да-да, это про них. А теперь вот — амнистия: «Желая в день коронования нашего оказать новую милость лицам, подвергшимся наказаниям за преступления политические и по изъявленному ими раскаянию и безукоризненному поведению, заслужившим одобрительные отзывы. Мы даровали им разные облегчения, о коих объявлено в Манифесте нашем от сего числа. Из означенных лиц, осужденным по приговору Верхловного Уголовного Суда 13-го июля 1826 года, постановлениям военно-судных комиссий того же года и 18-го  августа 1827 года и мнению Государственного Совета 24 февраля 1829 годат за участие в замыслах и действиях тайных обществ, открытых в 1825 и 1827 годах, даруются нами следующие милости: 1) Находящимся в Сибири на поселении: Сергею Трубецкому, Евгению Оболенскому, Матвею Муравьёву-Апостолу, Ивану Горбачевскому, Александру Поджио, Владимиру Бечаснову, Ивану Пущину, Сергею  Волконскому, Ивану Якушкину… (далее целый список – авт.) – дозволить возвратиться с семействами из Сибири и жить где пожелают в пределах Империи за исключением только С.-Петербурга и Москвы…».

В последних числах декабря газета опубликовала ещё одну новость, связанную непосредственно с редакцией: продаётся «Путеводитель по Москве», составленный редактором «Ведомостей московской городской полиции» М. Захаровым, цена 1 руб.

Александр ДАНИЛКИН, фото автора

К 100-летию газеты "Петровка, 38", Номер 34 (9780) от 14 сентября 2021г.