petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«МАНЬКА-ОБЛИГАЦИЯ» ПРОТИВ «БАРСЕТОЧНИКОВ»

47256Лариса Ивановна возвращалась со сьёмок без настроения — никак не получалась одна сцена в будущем фильме. Актриса играла роль эдакой «доморощенной следовательницы», которая из любопытства и желания помочь старой знакомой занялась детективной деятельностью. Согласно сценарию, её обворовывают «барсеточники» — крадут из автомобиля сумочку с важной информацией.

Несколько раз прогоняли этот эпизод, но неудачно. Режиссёр оставался недоволен, сказал, что как-то он не верит, «всё обыденно и зрителю не понравится». Ларисе Ивановне и самой это место казалось каким-то «некачественным». На коротком творческом совете решили, что, по всей видимости, от эпизода «встреча с «барсеточниками» придётся отказаться.  Жалко потраченного времени, целый день снимали.

Уже подъезжая к дому, актриса решила завернуть в аптеку. Она давно хотела пополнить домашнюю аптечку самыми обычными ходовыми препаратами — купить йод, зелёнку, бинты, активированный уголь и что-нибудь от головной боли. Голова гудела от длинного напряжённого дня на съёмках. Актриса сделала круг по улице Алабяна, а затем поехала по улице Народного Ополчения в сторону кинотеатра «Юность» — рядом с ним была прекрасная аптека, функционирующая ещё с советских времён.

62593Лариса свернула направо, на улицу Маршала Рыбалко, и припарковалась. Неожиданно к ней подошёл улыбчивый мужчина и спросил: «Как проехать в сторону Ленинградского проспекта?» Лариса Ивановна подробно разъяснила, напомнила, что перед выездом на проспект идут ремонтные работы. Мужчина тепло поблагодарил и уехал. Почему-то в противоположную проспекту сторону.

Открыв дверь аптеки, Лариса Ивановна вспомнила, что забыла взять из машины сумочку. Вернулась, щёлкнула сигнализацией, открыла дверь авто и замерла — сумочки в машине не было. Женщина проверила багажник, заглянула на заднее сиденье, потом вниз, под ноги. Сумочка как испарилась.

Головная боль прошла мгновенно, мозги заработали чётко. Лариса Ивановна поняла, что её обворовали те самые «барсеточники», чей кинематографический образ она лепила на экране целый день. Оказалось, что воровство происходит вот так — буднично.

Взяла себя в руки и стала вспоминать, что было в сумочке. Деньги, банковские карточки, паспорт и ключи от квартиры. Деньги были небольшие, банковские карточки она сейчас заблокирует по телефону. Но вот паспорт, без которого шагу не сделаешь, и ключи от квартиры… Вдруг воры уже вскрывают дверь? Надо срочно действовать! Лариса Ивановна села в машину и решительно направилась в сторону отделения милиции по району Щукинское.

69505Появление в отделе милиции Ларисы Ивановны Удовиченко, одной из самых красивых женщин советского кинематографа, талантливой актрисы и Заслуженной артистки РСФСР (сейчас она уже Народная артистка Российской Федерации), произвело фурор. Как все россияне, защитники закона её очень любили, восторгались многими её работами в кино и театре. Многие из стражей порядка особо отмечали блестящую роль фарцовщицы Маньки-Облигации из знаменитого сериала «Место встречи изменить нельзя», снятого режиссёром Станиславом Говорухиным.

Помнится, капитан милиции Глеб Жеглов именовал Марью Афанасьевну Колыванову (таким было полное настоящее имя Маньки-Облигации) «дамой, приятной во всех отношениях», но наполнял эти слова до самого верху иронией и не допускал в отношении её никакой сердечности, кроме напускной. Которую, естественно, демонстрировал в оперативных целях. А вот тогдашний начальник милиции района Щукино полковник Фёдор Парфирьевич Сергушин, к которому сразу препроводили знаменитую гостью, выбежал из-за стола и с большим удовольствием поцеловал актрисе руку. Только селфи не сделал — тогда ещё такой моды не было.

Выслушав печальный рассказ Ларисы Ивановны, Сергушин сразу вызвал сотрудников уголовного розыска, капитана Василия Фирсова и старшего лейтенанта Михаила Гапеева, и дал задание: найти и вытрясти душу из этих обнаглевших «барсеточников».

Лариса Ивановна написала заявление о преступлении, ей вместо похищенного паспорта быстро вручили справку. А затем артистка в сопровождении сыщиков отправилась домой — открывать дверь.

91763Была бы она настоящей Манькой-Облигацией, проблемы бы не возникло: известно, что «ейный папаша» был человек непростой — шнифер. Шниферы (или шнифера) как раз занимались вскрытием сложных замков, обычно в сейфах. Они в то время относились к аристократии преступного мира.

Но папа нашей любимой актрисы, Иван Никонович Удовиченко, был военным врачом и к тому времени уже покинул этот мир. Поэтому Ларисе Ивановне пришлось понаблюдать за попытками двух сотрудников уголовного розыска вскрыть замок. В конце концов, продемонстрировав полную беспомощность в шниферском деле, капитан Фирсов одолжил дрель у соседей и высверлил личинку. Вошли в квартиру и облегчённо вздохнули — преступники здесь ещё не побывали!

На следующий день Лариса Ивановна, теперь уже с полным знанием всех обстоятельств, поехала доснимать неудававшийся эпизод с «барсеточниками», а сотрудники уголовного розыска провели совещание на тему: как расследовать это наглое преступление?

Тут придётся сделать небольшой экскурс в историю преступности. «Барсеточники», как бы безобидно ни звучало их название, довольно опасные преступники. По своему «авторитету» они, конечно, не шнифера, но в преступной иерархии стоят довольно высоко. Их «промысел» требует высокой квалификации и подготовки: наличия мощных скоростных авто, водительского умения, хорошего знания улиц, переулков и малоизвестных проездов города, хорошей физической закалки и… артистизма.

Как правило, действуют они по некоторым накатанным схемам. Самая простая — прокол колеса. Пока несчастные водители ходили-бродили вокруг «испустивших дух» колёс, ловкие ребята вынимали из машин портфели, сумочки, барсетки и исчезали в шуме московских улиц.

Таким же бесхитростным выглядел ещё один способ: «Мадам, объясните, как проехать?» Лариса Ивановна пострадала как раз от таких преступников. Пока она рассказывала злоумышленнику, как лучше выезжать с улицы Алабяна на Ленинградский проспект, его напарник утащил из салона сумку.

Имеется в арсенале этой братии ещё один способ, можно сказать — элитный. Это когда компания «барсеточников» устраивает на дороге целое представление. Как правило, действуют у дверей банков, крупных фирм, богатых посёлков.

Они дожидаются «жирного карася» и следуют за ним на нескольких машинах. Потом инсценируют дорожно-транспортное происшествие, в результате которого оба водителя покидают салон и начинают выяснять, кто же виноват. Пока длится беседа, воры забирают сумки с деньгами или документами и уезжают. А далее — вишенка на торте. Устроивший ДТП член преступной банды признаёт свою вину и оплачивает причинённый ущерб. Вор и его жертва, уже почти друзья, крепко пожимают руки и расстаются.

Особенностью «бизнеса «барсеточников» в тот период являлось то, что им занимались, как правило, выходцы из Грузии. Они были повязаны этнической принадлежностью, своих не сдавали ни при каких обстоятельствах, так как это могло аукнуться и им самим, и их родне. На преступления обычно шли под наркотическим куражом и, кстати, добытые средства в основном и тратили на зелье. Многие имели оружие и легко пускали его в дело. Противник у оперативников оказался непростой — хитроумный, наглый и коварный.

Розыск осложнялся тем, что Лариса Ивановна абсолютно не запомнила ни человека, расспрашивавшего её, ни автомашины, на которой он уехал. Поэтому начальник отдела, понимая, что ни при каких обстоятельствах «барсеточники» не сдадут своего, поставил перед подчинёнными более масштабную задачу: «Всех промышляющих на нашей территории барсеточников — «умножить на ноль». Речь, конечно, шла не об их физическом истреблении, а о том, чтобы поймать и отправить на долгий срок на нары.

Но это не значило, что сотрудники уголовного розыска сейчас бросят все многочисленные дела и займутся только этими ворами. Им предстояло, несмотря на всю загрузку, находить время, чтобы заниматься «горячими парнями» из Грузии.

У супермаркета на улице Маршала Бирюзова внимание капитана Фирсова и старшего лейтенанта Гапеева привлекла внимание зелёная «десятка». Её номер был замазан грязью, что обычно для авто, приготовленного к участию в преступлении. Оглядевшись и никого не заметив, оперативники быстро стёрли грязь, записали номер, замазали табличку обратно и стали ждать развития событий. А развитие было стремительным.

Из универсама вышли двое мужчин. Один подошёл к припаркованной рядом иномарке и стал спрашивать дорогу у её водителя, а другой ловко открыл заднюю дверцу «мерседеса», взял большой портфель и сел в «десятку». Через мгновение первый мужчина присоединился к подельнику, «десятка» рванула с места.

Нет, сыщики не поехали за ней. Они уже пробили машину по номерам и знали, где её искать — в районе 7-го хладокомбината на Хорошёвском шоссе. Там и обнаружили «десятку». Решили устроить засаду. Сотрудники уголовного розыска надёжно, как им казалось, «обездвижили» авто — открутили ниппели задних колёс. Несколько дней провели в засаде, но никто не приходил к «десятке». И, конечно, когда милиционеры решили «на секунду» отлучиться, машина исчезла.

Но сыщики подготовились и к такому повороту событий. Они получили сведения о владельце машины, Зурабе К., уроженце прекрасного города Очамчира, расположенного на побережье Чёрного моря в устье небольшой реки Галидзги. В те годы город относился к Грузии, сейчас — к независимой Абхазии.

Зураб К. был ещё тот перец. Отсидел за убийство — в лифте какой-то несчастной женщине нанёс 21 (!) ножевой удар. Легко шёл на применение оружия, дерзкий и жестокий. Узнали место его жительства, нашли жену. Но она сказала, что только один день проживала с мужем, на следующий день он пропал — такая современная мадам Грицацуева. Тем не менее от неё удалось узнать, где Зураб проживает вместе с напарником. Это был длинный дом на улице Антонова-Овсеенко в Центральном административном округе, на территории Пресненского района, построенный в виде буквы «Г». Но пока сыщики шли вдоль «ножки» этой «Г», преступники, квартира которых была на первом этаже «перекладины», «срисовали» милиционеров и подготовились к встрече.

Василий Фирсов стал под домом, а Михаил Гапеев пошёл звонить в дверь. Как только он постучал (звонок не работал), один из преступников выпрыгнул в окно и рванул в сторону ближайшего метро. Фирсов побежал вслед. Расстояние между ними сокращалось медленно, и капитан милиции достал пистолет — решил сделать выстрел в воздух и тем самым «тормознуть» преступника. Но тот неожиданно поскользнулся и упал. Попытался встать, но в этот момент сыщик обрушил ему на голову пистолет, и мужчина замер.

В это время второй преступник, тот самый Зураб К., воспользовавшись тем, что под окном его уже никто не дожидался, выпрыгнул и понёсся в противоположную сторону. Фирсов понял, что гоняется за «пустышкой», а авторитетный бандит уходит.

Василий быстро приковал наручниками преступника к железной ограде и побежал за Зурабом. Злость на то, что их провели, придала силы. Чтобы опять «тормознуть» преступника, Фирсов поднял пистолет вверх и спустил курок, но выстрела не последовало (впоследствии стало ясно, что когда он ударил первого бандита пистолетом по голове, перекосило патрон). Зураб К. обогнул дом и на зелёный свет светофора пересёк улицу, а бежавший за ним Фирсов попал на красный свет и пару раз чуть не оказался под колёсами.

Когда же он перебрался на ту сторону, то никак не мог обнаружить преступника. Зураб забежал во двор-тупик, и Василий в этом дворе проверил всё — стоящие авто, небольшую постройку, подъезды… Преступник как испарился. Фирсов до самого вечера наблюдал за двором, но Зураб как в воду канул. Потом выяснилось, что он каким-то непостижимым образом подлез под машину, расстояние между днищем которой и асфальтом было всего двадцать сантиметров, и несколько часов лежал там. Действительно, захочешь жить — и червяком станешь ползать.

Когда же капитан милиции вернулся на место задержания первого преступника, там уже никого не было. Ушёл, паразит, вместе с наручниками…

Фирсов был на дежурстве, когда поступил звонок. «Барсеточники» совершили кражу и на приметном «опеле» красного цвета уходят по улице Народного Ополчения, рвутся в сторону улицы Жукова. За ними была организована погоня. Василий решил подключиться к операции — двигаться наперерез и перехватить преступника. «Барсеточник», как оказалось, предполагал, что его могут так остановить, и решил максимально ускориться — выехал на полосу встречного движения и попёр вперёд.

Водители помоложе смогли избежать встречи в лоб. А вот один дедуля на вишнёвой «четвёрке», привыкший ездить с уважением к ПДД, не сумел увильнуть и сошёлся с произведением европейского автопрома глаза в глаза, то есть бампер в бампер. Результат потряс всех — у «четвёрки» помялось колесо, а «опель» развалился в хлам.

Когда оперативники прибыли на место, пред их глазами предстала удивительная картина: за рулём «опеля» — труп водителя, его сообщник растворился на московских улицах. А рядом пенсионер в печали смотрел на повреждённое колесо своей машины. Его успокоили: «Дедуля, колесо мы тебе найдём!»

Через несколько дней, уже в дежурство Гапеева, опять пришёл сигнал о «барсеточниках», которые утащили дамскую сумочку. В этот раз они подготовились лучше и совершили кражу на «гелендвагене», автомобиле повышенной проходимости. Воры полагали, что им легко удастся оторваться от преследования.

Но милиционеры «стали на след» и не позволяли преступникам уйти. Как только тем удавалось по обочине и бордюрам оторваться от преследования полицейских машин, их тут же «принимали» другие экипажи. «Гелендваген» пару раз сбивал остановки общественного транспорта и в конце концов упёрся в огромную пробку. Сидящий в нём пассажир выскочил и убежал. О ярости этих гонок можно было судить по тому, что все колёса немецкого авто были буквально разодраны до ободов.

Пассажир сбежал, но удалось захватить водителя, который с кавказским акцентом (мамой, слюшай, клянусь) рассказал, что он — обычный водитель, подрабатывающий извозом. Его нанял молодой человек, которого он не знает, видит первый раз. Когда их начали преследовать, то испугался, думал, что бандиты. И вот с этого испугу он и нарушал правила дорожного движения. У водителя взяли отпечатки пальцев и стали проверять, что за ним числится…

…У жилого комплекса «Алые паруса» удалось «тормознуть» очередного «барсеточника». Когда Фирсов приехал на место задержания, то увидел следующее. Мощный «БМВ», на котором промышляли воры, стоял с пробитыми колёсами. Преступники оказались отцом и сыном, причём отец, который сидел за рулём, был инвалидом. У него были парализованы ноги, мужчина управлял мощным авто с помощью рук и костыля. Сынок сбежал, а папа уже сидел на капоте.

Прибыв на место, Фирсов сразу надел на задержанного наручники — молодые гаишники, остановившие преступников, этого не сделали, решив, что «никуда этот инвалид не денется». Увы, самое ближайшее будущее подтвердило опасения сыщика. Когда Василий Иванович, забрав «свой инструмент», уехал, преступник, несмотря на инвалидность, сумел исчезнуть. Но, как оказалось, ненадолго. Через некоторое время уже на другом авто после очередной кражи он попытался оторваться от погони. Сотрудники ГАИ, видя, что гонки приобретают опасный поворот, — преступник рвался в центр города, — открыли огонь на поражение. Стреляли, как обычно, по ногам, чтобы остановить авто, летели на сумасшедшей скорости рядом с машиной и стреляли, но преступник продолжал движение.

Как потом выяснилось, попали они несколько раз, но так как ноги у мужчины были парализованы, он ничего не чувствовал. Когда же автомобиль оторвался от милиционеров, они начали стрелять ему вслед. Авто несколько раз вильнуло и остановилось. Оказалось, что пуля вошла преступнику в спину, он умер мгновенно — за рулём.

Постепенно обстановка в районе Щукино и его окрестностях стала улучшаться. Преступники — люди неглупые, видимо, поняли, что тут у них под ногами не случайно земля горит. Часть осела в российских колониях, часть вернулась в «родные Палестины», на юг, отдохнуть и набраться сил, а некоторые перебазировались в другие регионы. А часть ушла в «иные миры».

Так кто же покусился на сумочку актрисы?

Ветеран МУРа подполковник полиции Василий Фирсов, который рассказал эту историю, полагает, что это был тот самый Зураб К. Но его уже не спросишь — с «тем светом» связи нет.

У Василия Ивановича от тех бурных событий остался подарок народной любимицы. Её фото с подписью: «Василию. Самые добрые пожелания. С благодарностью и любовью. Лариса».

У подполковника полиции Фирсова много наград. Но эта — одна из самых дорогих!

Владимир ГАЛАЙКО,

фото из архива редакции и открытых источников

Номер 33 (9828) от 6 сентября 2022г., Легенды МУРа