petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

НЕ ДОПУСТИТЬ БЕЗДУШИЯ

65760Так получилось, что о службе, занимающейся психологическим обеспечением в органах внутренних дел, последние годы практически не пишут. В системе МВД России она — одна из самых молодых.

Да, на заре её создания было модно рассказывать о ней и делать репортажи из кабинетов психологической разгрузки, которые представлялись тогда чем-то невообразимо новаторским. Но затем она существовала словно бы на периферии территориальных структур и в поле зрения журналистов не попадала. А между тем именно это подразделение в значительной степени определяет облик современного полицейского. И тем более интересно понять, что за люди заняты этой работой.

С начальником отделения морально-психологического обеспечения УВД по ЮЗАО майором внутренней службы Надеждой ПАВЛОЧЕВОЙ я говорю о том, что задаёт повседневный рабочий ритм сотрудников ОМПО и о том, как приходят люди в эту профессию, взяв в качестве примера жизненный путь моей собеседницы.

— Надежда Евгеньевна, поговорим сначала о самой службе и её задачах. Дежурные слова о регламентации деятельности и т. п. предлагаю опустить, приступив сразу к функционалу.

— Если очень коротко, ОМПО решает задачи воспитательной, психологической, социальной, культурно-просветительной работы, работы по укреплению служебной дисциплины и законности среди личного состава органов внутренних дел. В соответствии с этим нашими основными функциями являются комплексный анализ, оценка и прогнозирование морально-психологического состояния сотрудников, рабочего климата в коллективах, выработка предложений помощнику руководителя органов внутренних дел по работе с личным составом.

Можно долго перечислять многочисленные аспекты служебной деятельности — от мер социальной поддержки семей действующих сотрудников, членов семей погибших сотрудников и кураторства их проблем до взаимодействия с общественными организациями, творческими союзами и прочими объединениями. Но, возможно, мы сможем раскрыть суть этих задач, а главное — пути их решения в ходе разговора.

— Тогда предлагаю начать с темы, которую обычно оставляют «на потом» — с вашего собственного пути в профессию. Рассказав о нём, мы, возможно, донесём до читателя смысл и суть вашей интересной работы. Итак, с чего начали именно вы?

— К работе в милиции меня сориентировала, как ни странно, мама. В 2003-м, после окончания школы, не дожидаясь совершеннолетия, я пришла в местный территориальный отдел на неаттестованную должность делопроизводителя. Помогло то, что параллельно со школой я заочно отучилась в техникуме по специальности «юриспруденция».

Поскольку мне хотелось самостоятельности, обособления, я подготовилась к поступлению в областной филиал университета МВД в г. Рузе. Великолепно сдала ЕГЭ, профильные дисциплины, но неожиданно начальник УВД г. Подольска Василий Иванович Кураченко вызвал и уговорил не оставлять работу в подразделении, а поступить на заочное отделение Орловского государственного университета, что я и сделала. Забегая вперёд, закончила его в 2007-м по специальности «юриспруденция».

Когда я поняла, что в текущей работе нет творческого развития и перспектив, то приехала электричкой в ближайший территориальный отдел милиции в Москве — это был отдел по району Южное Бутово — и пришла к кадровику. В отделе в девушках особо не нуждались, но я заявила, что готова на «мужскую» должность, пусть даже рядового милиционера в составе патрульно-постовой службы. На меня посмотрели внимательнее, и начальник отдела Сергей Степанович Гоч дал моей просьбе зелёный свет.

Конечно, такую работу идеальной для барышни-тинейджера не назовёшь, зато она позволила мне приобрести необходимые первичные навыки сотрудника милиции, и я смогла подготовиться к следующей работе. А она не заставила себя ждать — должность инспектора ПДН. Кстати, что интересно, практически сразу мне предложили другую офицерскую должность — дознавателя, которая нравилась мне куда больше. Но я уже дала слово, что заступлю на инспекторскую должность и отступать не стала. А затем и втянулась, да так, что радикально поменяла мироощущение, ведь моё собственное взросление тоже пришлось на годы работы в ПДН.

— Прерву вас на секунду, чтобы напомнить будущему читателю, что речь идет об огромном районе Южное Бутово, по численности населения сопоставимом с немалым городом. Значит, и штат подразделения ПДН насчитывал не два-три инспектора, как в других отделах? И сразу прошу рассказать, что было наиболее характерным для этого этапа вашей деятельности?

— Да, максимально в отделении было 13 человек. При этом, видя мой интерес и рвение к работе, в 20 лет мне предложили этот коллектив возглавить, сделав тем самым одним из самых молодых руководителей подобных структур. Работы, конечно, было непочатый край. Например, помимо множества образовательных учреждений (только одних школ — 48, что вполне объяснимо для района с 56 тысячами детей) на территории Южного Бутово была школа для детей и подростков с так называемым девиантным поведением. Назвать этих детей трудными значило бы не сказать ничего, настолько безбашенно-криминальным было их поведение. Заведение это выполняло задачи как образования, так и наказания. Надзорные функции в нём самом осуществляло УИН.

— И как общий язык с трудными подростками находили?

— По их признанию, я была для них «честным ментом». Многих удалось увести с кривой жизненной дорожки, на связи с некоторыми из бывших «трудных» я до сих пор. Со временем сама стала женой и матерью, чувства и эмоции в общении с подростками обострились, как и степень ответственности за их судьбы. Поэтому, когда мне предложили возглавить отдел ПДН целого управления Западного округа, я отказалась. Как ни заманчиво молодой девчонке было занять высокую должность, «своих» бросить не могла. К тому же я всерьёз пыталась реализовать педагогические методики, почерпнутые из различных источников, что, сидя в предлагаемом фактически административном кресле, осуществлять было практически нереально. А в родном Южном Бутово наша команда была идеально слажена, и даже моё отсутствие во время декретного отпуска её не дезорганизовало.

— Правильно ли я понимаю: работа в этой должности закономерно привела вас к следующему этапу — работе «со взрослыми»?

— Пожалуй. Тогда в университете МВД открылась новая специализация — «социальная педагогика и психологическое развитие личности». Поступила на заочное обучение по ней, защитилась с отличием

Получив образование социального педагога, ещё будучи в отпуске по уходу за ребёнком, я преподавала в обычном гражданском вузе, была старшим преподавателем кафедры педагогики и психологии Подольского филиала Московского областного гуманитарного университета. Может, такой спектр занятий для молодой мамы звучит необычно, но я действительно стремилась реализовать полученные знания, воплощать теорию в практику.

Напомню, что на основной работе полтора десятка лет я отдала общению с несовершеннолетними. Но, очевидно, лазание по чердакам и подвалам в поисках «контингента» в какой-то момент начинает тормозить саморазвитие и самореализацию педагога-психолога. Поэтому в июле 2019 года я стала начальником отделения морально-психологического обеспечения управления округа.

— Вижу, за вашей спиной к этому моменту был богатый «бэкграунд», как сейчас модно говорить, но все равно прошу поделиться обстоятельствами назначения на столь ответственную должность.

— Для людей, принимавших меня на эту должность, весь мой «бэкграунд» был только на бумаге, да в отзывах третьих лиц. Ведь вживую руководители округа знали меня поверхностно. В частности, с человеком, проводившим собеседование, помощником начальника Управления по работе с личным составом подполковником внутренней службы Сергеем Сорокиным ранее я нигде не пересекалась. И тем более приятно, что Сергей Валерьевич сумел разглядеть во мне потенциал специалиста и руководителя, за что я ему, конечно же, очень благодарна.

— Очевидно, на новом месте вас ждал совершенно иной «контингент», иная специфика рабочей деятельности. На сайте окружного управления читаю про работу вашего отделения, содержащего множество позиций — от участия в отборе, расстановке и профподготовке кадров до организации культурно-массовых мероприятий. Примерами поделитесь?

— Конечно, ведь отвечать удобнее не языком документов, а как раз живыми примерами. Создание климата в коллективе не должно быть процессом, пущенным на самотёк. Нужно постоянно инициировать различные мероприятия, способствующие здоровому эмоциональному фону, а в конечном счете — повышению работоспособности каждого сотрудника. И итоговая подготовка специалиста — закономерный результат целенаправленной работы всех подразделений.

Но ведь помимо самого сотрудника есть и окружающие его люди, члены семьи, дети. Если говорить об организуемых нами мероприятиях, то для нас это — не галочки в плане, «отчитались и забыли». Взять ту же Hовогоднюю ёлку. Можно ведь «механически» раздать билеты, нанять артистов… Согласитесь, в жизни каждого из нас и наших детей много было таких безликих, незапоминающихся, одинаковых мероприятий. Нет, мы обязательно придумываем что-то особенное, причём персонально для каждого ребенка. Так, чтобы это событие осталось в его памяти надолго.

И не одно, а череда. Прошли утренники, а детей поджидает ещё «Ёлка на плацу». На плацу что делать положено? Правильно, маршировать. А тут — представьте — большая ёлка с игрушечными оленями, подсвечена праздничными огнями, окружённая любимыми с детства героями книг. Да ещё полевая кухня, да чай с пирожками… Что ни говорите, а между казённым подходом и тем, что делается с любовью, — разница огромная.

— А как делятся обязанности внутри вашего отделения? Существует какая-либо специализация?

Существует. В отделении 8 человек, половина из них — психологи, половина — специалисты ОМПО. Одни занимаются проведением психодиагностических мероприятий, специальных психофизиологических исследований, направленных на изучение, анализ и оценку личностных качеств, психологических особенностей кандидатов на службу, перемещаемых по службе на другие должности. Другие ведут работу по коррекции негативных психических состояний, психологической реабилитации, направленную на восстановление профессиональной работоспособности личного состава и оказание психологической помощи сотрудникам, членам их семей.

Огромный объём работы выполняют такие члены коллектива, как старший специалист ОМПО капитан внутренней службы Роман Василишин, специалист по связям с общественностью Анна Бирюлёва.

— Рамки интервью поджимают, закончить разговор хотел бы тоже не совсем привычным вопросам. За вами пришлось побегать, даже вечер после рабочего дня вы посвящаете каким-то служебным делам. Каким, если не секрет?

— Человеческий фактор в моей работе силён, как ни в какой другой. И влияние этого фактора не ограничишь исключительно рабочими часами. Если в 17:59 раздастся звонок и с тобой заговорит, например, вдова сотрудника, ей не скажешь: «Извините, мой рабочий день закончен». Нет, ты уделишь ей внимания столько, сколько нужно, чтобы решить её проблему или просто облегчить человеку душу. И не «поневоле», а по собственному пониманию важности этого общения для собеседника.

Артём КИРПИЧЁВ, фото Максима КОПЫТЦЕВА

Есть такая служба, Номер 28 (9725) от 4 августа 2020г.