petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

НЕЗАМЕТНОЕ ДЕЛО

Многие не знают, что той непосредственной работой нарядов ДПС, которая заметна каждому водителю, сфера их деятельности не исчерпывается. В структуре отдельного батальона ДПС существует подразделение, чей труд незаметен, но оказывает на дорожную ситуацию огромное влияние. О работе дорожно-надзорной роты ОБ ДПС при УВД по САО рассказал старший инспектор капитан полиции Александр Першин.

 

— Расскажите о задачах, стоящих перед вашим подразделением.

— Задачи наши формулируются так: контроль за организацией дорожного движения и контрольно-надзорные функции за состоянием дорог. Основное направление — это обеспечение безопасности транспорта, то есть водителей,  пассажиров и пешеходов. На практике это означает следующее: мы выявляем места концентрации дорожно-транспортных происшествий, при этом под особое внимание попадают участки, на которых произошло три и более ДТП с пострадавшими или крупным материальным ущербом. Оцениваем дорожную ситуацию по каждому ДТП, смотрим, какие дорожные факторы послужили причиной случившегося, после чего приступаем к устранению данных факторов.

— Как это происходит?

— Приведу конкретный пример: улица Дыбенко, дом 42. Люди из жилой застройки ходили гулять в парк, надо было пересечь дорогу, и несколько человек попали под машины, в том числе со смертельным исходом. Мы решили поставить искусственные неровности, дорожные знаки повышенной информативности — те, которые выделены жёлтой рамкой, установили светофоры Т.7 — мигающие, камеру видеофиксации нарушений. Кроме того, нацелили инспекторский состав, чтобы они отработали там по нарушениям как со стороны пешеходов, так и со стороны водителей. И сейчас там ДТП нет.

В целом по работе с очагами аварийности существует два направления: это первоочередные мероприятия и на перспективу. Первые мы можем завершить в течение года. В их число входят и меры, которые можно принять оперативно: например, как в случае на улице Дыбенко, ориентирование нарядов ДПС по конкретным нарушениям, приводящим к ДТП.

Также проводится сезонная работа, каждую весну начинается обновление разметки. Параллельно мы смотрим, какая разметка существует в местах концентрации ДТП, и если есть возможность что-то улучшить, мы оперативно вносим изменения. Работаем над устранением объектов, закрывающих сигналы светофора или дорожные знаки: начиная от рекламных конструкций и заканчивая зелёными насаждениями, которые при необходимости подрезают.

— А какие мероприятия на перспективу?

— Те, которые требуют крупных финансовых затрат — локальное уширение проезжей части, изменение геометрии перекрёстков, строительство подземных переходов и эстакад. Словом, такие, где нужны длительная разработка и затраты, что по силам только городскому бюджету.

— Много ли в округе остаётся опасных участков?

— Каждый год в среднем выявляется порядка 45 мест концентрации дорожно-транспортных происшествий. Очень сложная ситуация сейчас на Дмитровском шоссе. Это перекрёстки: Дмитровское—Селигерская, Дмитровское—улица 800-летия Москвы, Дмитровское—Бескудниковский бульвар. Те мероприятия, которые мы там проводили, оказались недостаточно эффективными и требуют более детального подхода, проведения локально-реструктуризационных мероприятий: строительства оттянутых разворотов, эстакад. На протяжении многих лет мы добивались выполнения этих мероприятий, и сегодня, насколько нам известно, в план реконструкции Дмитровского шоссе включено многое из того, что мы предлагали. Если это будет реализовано, то ситуация кардинально улуч-
шится.

Сходные проблемы существуют на Большой Академической. Там сейчас идёт реконструкция. К счастью, все проекты, подготовленные для неё, согласовываются с нашей службой. Мы внимательно следим, что и как происходит на этой дороге, и оперативно вносим свои коррективы.

— А какие факторы оказываются причиной ДТП чаще всего?

— Самое частое — это отсутствие пешеходных ограждений, плохая различимость разметки, что свойственно по естественным причинам для конца осени и начала весны. В зимний период — выбоины на проезжей части, появляющиеся в связи с резким перепадом температур, чего асфальт не выдер-
живает.

Нередко причиной ДТП становится отсутствие дорожных знаков. Их сбивают, закрашивают, занимаются вандализмом дети, безответственность демонстрируют и коммунальные службы, когда, делая какие-то свои работы, повреждают или утилизируют знаки. Абсурдный случай произошёл во время подготовки к Первому сентября. Мы поставили новые знаки, сделали фотографии, отчитались о готовности. Приехали к нам с контрольной проверкой, говорят: «У вас знаков нет». Мы удивились: как же так, вот даже фотографии, с датами. Но когда мы прибыли на место, выяснилось, что только на фотографиях знаки и остались. Оказалось, после их установки на улице стали менять мачты городского освещения, и старые мачты выкинули вместе со знаками. Пришлось в экстремальные сроки всё восстанавливать.

— А откуда вообще поступает к вам информация о подобных проблемах? Разве возможно при имеющихся силах уследить за всеми знаками, светофорами и переходами?

— Конечно, осуществлять надзор за всем дорожным хозяйством округа нелегко. Протяжённость дорожной сети САО составляет 405 километров, и установлено здесь больше 11000 знаков. О многих недостатках сообщают экипажи ДПС. Они постоянно на территории и, замечая проблему, оперативно докладывают о ней в дежурную часть. Кроме того, работает диспетчерская при Центре организации движения Правительства Москвы. Они принимают заявки на ремонт светофоров и дорожных знаков, сведения от инспекций, даже обычный гражданин может позвонить туда и сообщить, что где-то знак упал или нечитаем. Эти заявления в центре обрабатываются и в дальнейшем доводятся до конкретных участков.

— Насколько это быстрый процесс?

— Приоритетные знаки должны ремонтироваться в течение суток, прочие — в течение трёх суток. Светофоры — в течение суток, если поломка небольшая. Если же требуются серьёзные работы, к примеру полная замена кабелей, — допускается до пяти суток. Такие нормативы есть по любому нарушению. Сутки отсчитываются с момента его выявления. Как только выявили — время пошло. Наша служба следит, чтобы эти сроки исполнялись. Если они не исполняются, принимаем меры в рамках действующего законодательства.

— А если знак невосстановим? Разве возможно успеть поставить новый в течение одних суток?

— Возможно. Центр организации движения Правительства Москвы проводит мониторинг и отмечает количество знаков, которые в год приходится заменять. Исходя из этих данных, делается прогноз, и закупают необходимое их количество, благодаря чему меры можно принять безотлагательно.

— Ваша работа требует постоянного взаимодействия с различными службами и исполнительной властью. Насколько хорошо оно налажено?

— В этом плане проблем у нас нет. С префектурой взаимодействие налажено отличное. К примеру, комиссия по безопасности движения в округе должна по норме проводиться не реже раза в квартал, а у нас проводится каждый месяц. На уровне префектуры всем службам, от которых зависит безопасность дорожного движения, поставлена задача плотно работать с жителями. Если инициативная группа граждан захочет переход возле дома, им следует обратиться в свою управу, и они могут быть уверены, что управа инициирует необходимые работы. Для начала проводится обследование данного участка, в чём участвуем и мы. По результатам составляются акты, которые указывают, что нужно сделать. А дальше управа района инициирует вопрос уже в окружной комиссии по безопасности дорожного движения. Таким образом удаётся решить очень много вопросов, улучшающих безопасность.

Если же говорить о проблемах, то главную можно сформулировать одним словом — финансирование. На все задуманные мероприятия денег, выделенных из бюджета, как правило, не хватает. Приходится выбирать, что делать в первую очередь. Приоритет, конечно, отдаётся крупнейшим очагам аварийности.

Другая глобальная проблема — это Градостроительный кодекс, принятый несколько лет назад. В этом кодексе упущен момент, связанный с выполнением при застройке мероприятий, направленных на обеспечение безопасности дорожного движения.  Раньше Госавтоинспекция отслеживала ситуацию с дорогами возле строящихся объектов от начала проектирования и до сдачи объекта. Сейчас это происходит без нас, и вопрос безопасности дорожного движения никем не предусматривается. Работу приходится проводить с уже построенными объектами, хотя все проблемы можно было решить заблаговременно.

— Встречаются ли проблемы неразрешимые?

— Иной раз решение проблем откладывается из-за отсутствия средств, или долго не удаётся решить проблему по вине организаций. Было много случаев, когда те прекращали работы по некоторым направлениям: по содержанию искусственных неровностей, пешеходных ограждений возле светофоров. Пишем протоколы, штрафуем, а работы всё равно не ведутся. В таких ситуациях мы обращались через прокуратуру в суд, выигрывали исковые заявления, и организации свои обязательства всё же выполняли.

Со своей стороны мы делаем всё возможное. Да, не всегда получается сразу решить проблему, не всегда сразу становится очевидным тот фактор, который лежит в основе тяжёлой ситуации. Но если ситуация остаётся неизменной, то мы продолжаем работу, и те мероприятия, которые мы проводим по ликвидации очагов ДТП, в конце концов в большинстве случаев дают положительный эффект. А каждый наш успех — это сохранённое здоровье, а нередко — и бесценная жизнь.

Денис КРЮЧКОВ

Номер 10 (9366) 20 марта 2013 года, Есть такая служба