petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«ОДЕССА БЫЛА, ЕСТЬ И БУДЕТ СОВЕТСКОЙ»

19 sentyabrya 194180 лет назад в августе разгорелось сражение за Одессу, которое вошло яркой страницей в историю военного дела.

Одесса имела ключевое значение в планах гитлеровского командования на господство в Чёрном море. Пока она не взята, сохраняется одна из баз советского флота, закрывая кратчайший путь на Крым. Свои виды имели на Одессу румыны, грезившие включить её в свои границы — Берлин им обещал этот подарок.

В начале войны, когда Германия всей мощью прорвалась через границы СССР, Южный фронт показал высокую устойчивость. Здесь наши войска даже сумели наступать и закрепились на территории Румынии. Однако катастрофа на других фронтах заставила отступить и на юге. Но Одессу было предписано оборонять до последнего.

Выполнить поставленную задачу должна была Приморская армия. Но армия эта в силу обстановки на фронтах имела уже не так много сил: три стрелковых дивизии, два погранотряда НКВД и части Тираспольского укреплённого района. В подчинение ей также перешла Дунайская военная флотилия и Одесская военно-морская база. К началу обороны советские силы насчитывали около 35 тысяч человек. Против них румыны и немцы выставили армию численностью в десять раз больше.

Тотальное превосходство привело врага к очевидному плану: прорваться к Одессе прежде, чем туда отойдут основные силы Красной Армии, окружить и уничтожить их по частям.

Но наши войска сделать это не позволили. 27 дней с начала войны 25-я Чапаевская дивизия и пограничники крепко держали границу, а затем начали организованный отход. Ни одна естественная преграда или город легко врагу не давались, что задерживало его и позволяло создать устойчивую оборону вокруг Одессы.

К сожалению, неудачи севернее постоянно осложняли положение Приморской армии. 7 августа пал Вознесенск — всего сто с небольшим километров от Одессы. На следующий день начальник гарнизона города-порта объявил о режиме осадного положения.

Фактически же сражение за Одессу началось ещё 5 августа, когда враг вышел к первым оборонительным рубежам.

При имевшемся соотношении сил успех мог зиждиться только на умелом планировании обороны и прочной фортификации. Ещё за месяц до подхода врага к городу начались работы по строительству оборонительных линий. В Одесской области сформировали двенадцать фортификационных батальонов по 500 человек. Было создано три рубежа обороны от 95 до 170 км.

На стенах городских домов появились плакаты: «Одесса была, есть и будет советской». Ряды обороняющих быстро пополнялись добровольцами из числа жителей города. Велась подготовка истребительных отрядов и народного ополчения.

Особо стоит отметить подвиг железнодорожников и рабочих порта, которые под постоянными бомбёжками
обеспечили слаженную эвакуацию гражданского населения и промышленного оборудования, перевозку воинских частей и боеприпасов. Прежде чем противник подошёл к городу, из Одессы успели эвакуировать наиболее ценные предприятия.

Пожалуй, одной из наиболее впечатляющих операций был вывоз скопившихся на железнодорожном узле паровозов. Почти половину из них, полностью заправленных водой и топливом, удалось поместить на плавучий док и переправить в Николаев вместе с паровозными бригадами.

На обороняющихся наседала примерно половина всех вооружённых сил Румынии и части 11-й немецкой армии при активной поддержке люфтваффе. Основу наших сил составили 25-я Чапаевская и 95-я Молдавская стрелковые дивизии. Нельзя не отметить вклад ополченцев. Несмотря на ранее проведённую мобилизацию, уже 5 августа в бой вступили две тысячи добровольцев. Несколько корабельных экипажей были переформированы в отряды морской пехоты. Командир 95-й дивизии Василий Воробьёв так говорил о них: «Это отважные бойцы. Отряд моряков цементирует дивизию, по ним равняются остальные роты и батальоны».

На один наш самолёт противник располагал тремя. О танках было нечего и говорить: на ходу у защитников Одессы их не было ни одного против сотни у врага. На нашей стороне были крепко врытые позиции: 85 километров противотанковых рвов, 281 окоп для противотанковых орудий, 39 миномётных, 483 пулемётных и 1410 стрелковых окопов.

Защитой города руководили командующий Одесским оборонительным районом контр-адмирал Гавриил Васильевич Жуков и генерал-лейтенант Георгий Павлович Софронов, возглавлявший Приморскую армию. Флотский и сухопутный командиры не сразу нашли общий язык. Пришлось даже вмешаться Ставке, которая определила, что Софронов будет заместителем Жукова по сухопутным войскам. Софронов не поставил гордость впереди общего дела и рапортовал: «Готов подчиниться. Дадите дивизию — буду командовать дивизией».

5 августа 4-я румынская армия попыталась взять город нахрапом — и откатилась зализывать раны. 10 августа наступление началось сразу по всему фронту. Не имея достаточно сил для обороны самого отдалённого и протяжённого рубежа, наши силы с боями отошли к следующей линии.

Оставшиеся в городе предприятия трудились на нужды обороны. Инженеры и рабочие ухитрились в условиях осады выпустить пять бронепоездов и даже несколько десятков импровизированных танков! Их так и прозвали: «Одесский танк», а за более официозным обозначением НИ-1 скрывалось ироничное «на испуг». Вооружались они обычно лишь пулемётами. Частенько наибольший эффект на врага производил не огонь орудий, а жуткий лязг, который издавала эта машина при движении.

Тем не менее, боевые свойства такой техники преуменьшать тоже не следовало. Когда эрзац-танки опробовали в бою, то с их помощью удалось выбить противника из занятых недавно окопов. Оказалось, что броня НИ-1 хорошо держит попадания осколков и пуль. Так что этот бронетрактор ещё не раз наводил ужас на врага.

В страшные времена одесситы не утратили присущего им характера и в дни осады написали наполненное бравым юмором письмо румынскому диктатору: «Запомни, что наша Одесса, как и вся Украина, будет только советской, а не твоей боярской. Об этом ты, фашистский холуй, и Гитлеру отрапортуй».

Новое наступление противник предпринял 20 августа. На одну нашу дивизию приходилось четыре вражеских. Антонеску заверил Гитлера, что 23 августа состоится парад немецко-румынских войск на главной площади Одессы. Однако прорвать оборону вражеские дивизии не смогли, и фронт остановился в 15 километрах от города.

Тем не менее было ясно, что силы обороняющихся скоро будут неизбежно исчерпаны. 14 сентября Гавриил Жуков запросил срочное подкрепление. Командование попросило продержаться ещё несколько дней. И защитники выстояли. А 17 сентября их ряды усилии бойцы 157-й стрелковой дивизии, переброшенной из Новороссийска.

Последнее, чего ожидали немецко-румынские войска, — это контрнаступление из осаждённого города. Поэтому 22 сентября начавшаяся атака ошеломила врага. Удар при поддержке воздушного и морского десанта привёл к тому, что две румынские дивизии были полностью разгромлены, а вооружение советских частей пополнили многочисленные трофеи. Фронт, казалось, со змеиной неумолимостью сжимавшийся вокруг Одессы, к изумлению вражеского штаба откатился почти на десять километров. 

Всё же это не меняло стратегического положения. Ситуация на других фронтах делала деблокаду Одессу невозможной. 30 сентября Ставка выпустила директиву: «Храбро и честно выполнившим свою задачу бойцам и командирам Одесского оборонительного района в кратчайший срок эвакуировать войска на Крымский полуостров».

Произошедшее дальше стало одной из лучших операций такого рода не только в ходе Второй Мировой войны, но в истории военного дела в принципе.

1 октября эвакуация началась. Враг как можно дольше не должен был узнать о её проведении. Поэтому 2 октября наши войска перешли в новое наступление и отбросили врага от линии сопротивления. А через несколько дней организованно отошли на прежние позиции. Когда наступало время эвакуации, роты мгновенно снимались и по заранее определённым маршрутам быстро прибывали в порт.

За две недели из города вывезли 86 тысяч военнослужащих, около полутысячи орудий, больше тысячи автомашин и 25 тысяч тонн различных грузов. Корабли Черноморского флота усилили обстрел, чтобы враг не заметил вывода артиллерии.

Всё это происходило в условиях постоянных боёв на линии соприкосновения. Прознав об отступлении (противнику потребовалось на это около недели), немецко-румынское командование собрало силы и 10 октября приказало атаковать рубежи осаждённых по всей протяжённости. Наступление окончилось разгромом. Зафиксировано удивление одного из пленных: «Разве так бывает, чтобы наступающий уходил или уходящий наступал? Если бы вы действительно уходили, то зачем бы так сопротивлялись?»

На кораблях было вывезено также 15 тысяч человек гражданского населения. И это были только последние эвакуированные. Всего же за два с половиной месяца осады из города было эвакуировано около 300 тысяч мирных жителей.

Ранним утром 16 октября порт Одессы покинул последний советский эшелон, уходивший под прикрытием Черноморского флота. Страх румын был столь велик, что до самого вечера они не решались войти в город, опасаясь ловушки, и ещё несколько часов бомбили опустевшие позиции красноармейцев.

Боялись, впрочем, не зря: одесские катакомбы стали убежищем вооружённого сопротивления, а в области действовало два партизанских отряда. Тысячи самозванных хозяев города были уничтожены советскими подпольщиками.

Обескровленная 4-я румынская армия после сражения за Одессу уползла прочь на переформирование, занявшее два месяца.

А вот боевой путь Приморской армии продолжился без передышки. Её ждало сражение за Крым и героическая оборона Севастополя.

Оборона Одессы вписана в военную историю Отечества и стала залуженной гордостью нескольких поколений её жителей.

Денис КРЮЧКОВ, фото из открытых источников

Номер 34 (9829) от 13 сентября 2022г., Вехи истории