petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ОПОРА ОКРУГА

 

Павел Викторович Чичеров — молодой, подающий большие надежды участковый района Крылатское, ныне носящий звание старшего лейтенанта полиции. В 2007 году он с отличием окончил Московский институт экономики, политики и права (МИЭПП), получив при этом два высших образования: экономическое и юридическое. В этом году Павел Викторович занял первое место в конкурсе среди участковых округа, обойдя коллег по следующим показателям: физическая подготовка, техника владения самбо, правовая подготовка, стрельба.

 

Перечень достоинств старшего лейтенанта невольно формирует в наших головах некий образ идеального полицейского. Все мы хотим, чтобы за порядком в городе следил дядя Степа, и речь тут, разумеется, не о его баснословном росте. Дядя Степа и мальчика маме вернет, и котенка с дерева достанет, и мороженое девочке купит. Но так ли умилительна работа рядового полицейского, как может показаться на первый взгляд? С чем на самом деле приходится сталкиваться на службе дяде Степе нашего времени? Чтобы это выяснить, я отправилась прямиком в Крылатское. Вознамерилась в 15-м отделении полиции встретиться с Павлом Викторовичем и напрямую задать ему несколько вопросов.

 Дежурный на КППП, внимательно рассмотрев мой паспорт, заметил:

— Дни рождения у нас почти совпадают.

Меня почему-то обрадовала такая непосредственность стража порядка, и в приподнятом настроении я проследовала в дежурную часть. Там меня спросили:

— А зачем вам Чичеров?

Я, не подумав, сказала:

— У меня задание.

— Киллер что ли?

 «Юмористы, значит... Это хорошо!» — подумалось мне.

Я ждала участкового, расположившись напротив КПЗ. Там сидел, похоже, крепко поддатый мужчина кавказской национальности. С ожесточением принялся изливать на меня с помощью мимики и жестов какую-то бредовую информацию. В этот момент сзади послышались тяжелые шаги, эхом разносящиеся по коридору. Мне стало даже как-то не по себе.

— Женщина, это вы передачку принесли? — словно раскатистый гром, раздался басистый женский голос. Поскольку, кроме меня да горца в помещении никого нет, досадливо открещиваюсь:

— Нет, не я.

 Но вот появился не лишенный привлекательности молодой человек, на плечах которого красовались погоны старшего лейтенанта.

— Здравствуйте. Должно быть, вы Оксана? — Взгляд его, которым он окинул меня, показался мне хотя и доброжелательным, и открытым, но не по возрасту серьёзным и испытывающим.

— Да, это я. Здравствуйте.

— Что ж, мне необходимо забрать кое-какие документы, а дальше действуем по графику. Пройдемте в кабинет.

Там находились еще сотрудники. Светловолосая девушка в форме цокала безупречным французским маникюром по столу, другой рукой разбирая стопку каких-то документов. Сидевший за другим столом майор, оглядев меня с любопытством, повернулся к участковому.

— Это корреспондент, — представил меня Чичеров.

— Корреспондент, когда писать будете, — дал мне майор строгий наказ, —укажите, что согласно указу полицейские, чьи имена и портреты есть на доске почета, должны получать 50 тысяч рублей. Усвоили?

— Усвоила. Напишу.

Вместе с Павлом Викторовичем мы вышли на улицу. Пока только шли к его машине, я уже почувствовала возрастающее к нему уважение. И дело тут не в форме и погонах, не в том, что я о нем слышала и читала, а в том, что он один из немногих людей, кто обладает большой притягательной внутренней силой.

 — Сейчас едем в суд за повесткой, чтобы вручить ее одному гражданину.

— А чем он провинился?

— Наркотиками торговал.

— Павел Викторович, расскажите о своей работе, велика ли нагрузка? — не теряя времени даром, принялась я расспрашивать участкового.

— Все бы ничего, но графика нет никакого. Бывает, по двое суток подряд дежурим. Основная работа вечером и ночью. Так что зря вы днем заявились: будет скучно (смеется). Днем в основном профилактика: ходим по домам, проверяем «учетников«. Не брезгуют нас и в качестве извозчиков использовать, как сейчас…

— В таком случае я постараюсь как можно больше у вас выведать. Вот, например, есть ли какие-то изменения в условиях труда к лучшему?

— С тех пор, как Якунин пришел, все почувствовали: появился человек, который реально заинтересован в том, что делает. Дела в полиции стали заметно лучше. Зарплату, например, участковым повысили. Хотя доработок требуется ещё много.

— В частности, каких?

— Вот представьте, ППС-никам выдают машины марки «рено логан», но кого они смогу на них догнать в случае погони? Эти авто не подходят для этой работы. Подобные вещи надо учитывать. Еще мне кажется неправильным, что по Москве и регионам у полицейских одинаковая зарплата. Как оклад может быть одним, когда нагрузки совершенно разные? Это приведет к нехватке кадров в московской полиции и возможной их миграции в регионы.

— А на данный момент в столичной полиции ощущается нехватка кадров?

— Я бы не сказал. Тут несколько иная проблема: мало опытных полицейских, много стажеров. Вы наверняка обратили внимание, что коллектив у нас достаточно молодой.

— Да, я это заметила. А еще я обратила внимание на то, что в вашем отделении много женщин. Да и вообще в полиции, на мой взгляд, сотрудниц стало гораздо больше. Что вы думаете по этому поводу?

— Это действительно так. Должен сказать, что я отношусь к данному факту весьма скептически. Прекрасная половина в большинстве своем эмоциональна, а в нашей работе — это помеха.

Участковый остановил машину, и мы направились в задание суда. В холле сидели несколько человек. Из кабинета вышла судья и командным тоном зачастила, обращаясь поочередно к каждому из присутствующих: «Так! Вы, ко мне! Вы, подождите! С вами я уже разобралась! Вы, (обращаясь к Павлу Викторовичу) за повесткой? Пройдемте!»

— Павел Викторович, а ваш район очень криминальный по сравнению с остальными? – спросила я Чичерова, когда он вернулся с повесткой и мы снова отправились в путь.

— Нет, район достаточно спокойный. Дело в том, что здесь многие дома строились специально для чиновников высокого ранга, так что уровень преступности в Крылатском ниже, чем, например, в соседних районах. Хотя работы, конечно, хватает. Особенно ночи нередко выдаются беспокойные.

—Были ли в вашей практике случаи, которые особенно впечатлили?

— Пожалуй, да. Помните, когда в Москве расстреляли полицейских?

— Да, конечно. Это стало шоком для всех!

— Так вот, в эту ночь все сотрудники, не сговариваясь, вышли на дежурство. На мой взгляд, тут не нужно комментариев.

По пути в отделение выяснилось, что судья забыла указать адрес получателя повестки. После нескольких безуспешных попыток ей дозвониться, Павел Викторович отнес документ начальнику, и мы поехали проверять «учетников«. К сожалению, никого не застали дома: лето все-таки, дачный сезон, а может, и иной повод у подконтрольных субъектов не попадаться на глаза участковому.

— Павел Викторович, — продолжаю расспрос, — как вы относитесь к переименованию милиции в полицию?

— Положительно. В первую очередь, потому что с точки зрения филологии, термин «полиция« правильный. Слово «милиция« означало народное ополчение, сформированное из местного населения.

— Какие у вас познания в филологии! — восхитилась я. — А чем в свободное от работы время занимаетесь? Есть хобби?

— Да, увлекаюсь фотографией. Правда, попрактиковаться удастся только в ноябре, когда будет отпуск. Планирую побывать в Таиланде.

— А вообще у вас много жизненных планов?

— Я постоянно ставлю перед собой множество целей и никогда не останавливаюсь на достигнутом. Я люблю свое дело, мне нравится общаться с населением, помогать тем, кто нуждается в моей поддержке. Благодарность людей — вот самая высокая оплата моей работы, ее смысл и цель.

Оксана Щербакова

Номер 29 (9384) 7 августа 2013 года, Участковый