petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ОТЕЦ КОСМИЧЕСКОЙ РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ

35988

М.С. Рязанский в Германии. 1945 г.

(к 110-летию со дня рождения Михаила Сергеевича Рязанского)

Любой россиянин, если его спросить, кого он знает из первых создателей ракетно-космической техники, назовёт имя Сергея Павловича Королёва. Да, он главный конструктор знаменитой ракеты Р-7, которая впервые вывела человека в космос и обеспечивала доставку ядерного заряда в любую точку Земли. Но разве он был один? Ракета — это не только корпус, состоящий из нескольких ступеней, собранных по определённой схеме, снабжённых двигателями. Ракета тогда ракета, когда летит по заданной траектории, выполняет все команды и выходит на цель с большой точностью. Значит, ракета должна иметь систему управления.

Человеком, который делал отечественные ракеты управляемыми и точными, был Михаил Сергеевич Рязанский, соратник и друг С.П. Королёва, с которым он работал бок о бок в 1946—1966 годы. Это он изобрёл и сконструировал радиоэлектронные бортовые и наземные приборы, осуществляющие дистанционное управление ракетно-космическими аппаратами.

19317

Разработанные М.С. Рязанским локаторы
наведения «Пегматит».

Михаил Сергеевич Рязанский родился 5 апреля 1909 года в Санкт-Петербурге, но почти сразу оказался в Баку, где и провёл свои детские годы, поскольку отца его, экономиста-нефтяника, пригласил в качестве секретаря в свою контору Эммануил Нобель, возглавлявший в то время семейное нефтепредприятие —   товарищество «Братья Нобель» на Каспийском море и Апшеронском полуострове.

Миша учился в шестом классе, когда произошло, казалось бы, незначительное событие, но повлиявшее на всю его дальнейшую жизнь. В руки к нему попал самодельный детекторный приёмник. Сквозь треск и шорохи в наушниках пробивались какие-то голоса. С этой минуты любовью всей его жизни, всепоглощающей страстью стало радио, хотя, конечно, он не мог знать, что это начало его дороги в космос.

В 1923 году семья вернулась в Москву, и Миша с головой окунулся в атмосферу «радиолихорадки»: и школьники, и комсомольцы, и взрослые — все «заболели» радио. Тогда, в 20—30-е годы XX века не было ни телевидения, ни интернета, ни мобильников — ничего, одно только радио. Так что неудивительно, что в стране, занятой индустриализацией и технической реконструкцией, где бурно развивались винтомоторная авиация, автомобилестроение, царило «радиопомешательство». В 1931 году Рязанского отправляют на учёбу в Ленинград. Он поступает сразу на второй курс Ленинградского электротехнического института. Одновременно он работает в Особом техническом бюро по военным изобретениям при ВСНХ СССР («Остехбюро»), где конструирует радиоприёмники для ВМФ СССР. Так Михаил Рязанский нашёл дело, которым будет заниматься всю жизнь, — военную радиотехнику.

В 1934 году он переводится в Московский энергетический институт (МЭИ). Блестяще защитив в 1935 году секретную дипломную работу по передаче закодированной радиоинформации, Михаил остался работать в «Остехбюро», в котором разрабатывает схему сверхдальней связи для бомбардировщиков и систему дистанционного радиоуправления танками, самолётами, торпедами, катерами.

4

М.С. Рязанский (справа) после
вручения Звезды
Героя Социалистического Труда.
Москва, Кремль, 1956 г.

В 1939 году Михаил Рязанский построил первый советский мобильный (на шасси грузового автомобиля) радиолокатор «Пегматит», позволяющий обнаруживать воздушные цели на больших расстояниях и вести по ним точную стрельбу. В первые дни Великой Отечественной войны радиолокаторы Михаила Рязанского «П-2» поставили на линии Ржев — Вязьма для обнаружения немецкой авиации на дальних подступах к Москве. 22 июля 1941 года, ровно через месяц после начала войны, состоялся первый ночной налёт немецкой авиации на Москву. Радиолокаторы Михаила Рязанского не подвели — выдали точную информацию: 220 немецких бомбардировщиков, высота три с половиной тысячи метров, расстояние до Москвы 250 километров. Имея точные данные, зенитчики и лётчики 6-го авиакорпуса сумели отразить ночной налёт немецкой авиации на Москву. За разработку радиолокаторов «Пегматит», «Пегматит-3» и «Бирюза» он получил Сталинскую премию (180 тысяч рублей) и передал все деньги в Фонд обороны.

На исходе войны М.С. Рязанский оказался в числе многих инженеров и конструкторов в командировке в Германии, в Тюрингии, где в научно-исследовательском институте «Нордхаузен» под руководством С.П. Королёва, главного конструктора управляемой баллистической ракеты дальнего действия (БРДД), изучал немецкую ракетную технику. По возвращении в Москву его назначают главным конструктором систем управления ракет. В 1946 году в Подлипках он организует НИИ-885 (с 2009 года ОАО «Российская корпорация ракетно-космического приборостроения и информационных систем — ОАО «Российские космические системы»). В этом же году Королёв вводит Рязанского в Совет главных конструкторов как лучшего специалиста по радиолокации. Дело в том, что слежение за полётом ракет Фау-2 и первых отечественных ракет осуществлял радиолокатор и, стало быть, никто лучше Рязанского в этом не разбирался. Он сразу понял причину, из-за которой немцы во время войны «стреляли» с помощью Фау-2 не прицельно, а по площадям (отклонение составляло до 10 км), поэтому уже на ракете Р-1, представлявшей собой модификацию Фау-2, стояла более совершенная система управления «Бразилионит», которую вскоре заменили ещё более совершенной телеметрической системой «Дон».

Следующая ракета С.П. Королёва Р-2 (1952) уже принципиально отличалась от Фау-2 и Р-1 не только идеей отделения головной части и идеей несущих баков (баки для топлива стали частью силовой конструкции ракеты), но и придуманной М.С. Рязанским комбинированной системой управления (автономной и радиоуправляемой), которая обеспечивала высокую надёжность и точность.

В 1955 году, по завершении испытаний ракеты Р-5, способной нести ядерную боеголовку, Рязанский поставил на Р-5 свою модернизированную комбинированную систему управления (автономную и радиосистему), чтобы одна другую подстраховывала, так как при дальности полёта ракеты в 1200 километров могли произойти боковые отклонения, которые потребуют радиокоррекции. Кроме того, Михаил Сергеевич создал систему радиоблокировки, на случай если ракета собьётся с курса. Вскоре Королёв провёл глубокую модернизацию своей ракеты, и с приборами системы управления под индексом Р-5М она была испытана в 1956 году и принята на вооружение. Ракета Р-5М стала первой в истории военной техники ракетой-носителем ядерного заряда, она положила начало созданию  ракетно-ядерного щита нашей Родины. В 1956 году М.С. Рязанский вместе с С.П. Королёвым был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Параллельно с работой над Р-5 шла работа по созданию Р-7, новой ракеты ОКБ-1 С.П. Королёва. Это была знаменитая «семёрка» — первая в мире управляемая баллистическая ракета дальнего действия (БРДД), способная точно поразить цель на расстоянии 12 тысяч километров. М.С. Рязанский поставил на Р-7 уже проверенную на Р-5М комбинированную систему управления.

Но где провести испытания «семёрки»? Было ясно, что ни полигон Капустин Яр, ни полигон Плесецк для этого «монстра» (длина 38,3 метра, диаметр 10,3 метра, стартовая масса 256,4 тонны, суммарная тяга двигателей 409.9 кгс) не подходят, и Королёв направил Рязанского искать место для нового космодрома. Он приехал на железнодорожную станцию Тюратам близ Джезказгана, на берегу Сырдарьи, и понял, что это идеальное место для космодрома. Выбранный район был малопригоден для жизни, зато это место подходило для размещения наземных пунктов радиоуправления. Правда, изнывая от жары или ёжась от ледяного ветра, Королёв ворчал: «Это Михаил во всём виноват, он выбрал этот забытый богом угол». 15 мая 1957 года на космодроме Байконур состоялся первый пуск ракеты Р-7.

С.П. Королёв поручил М.С. Рязанскому сделать радиопередатчик для искусственного спутника Земли, чтобы его радиосигналы слышал весь мир даже на самых захудалых приёмниках. 4 октября 1957 года вокруг Земли уже летал первый в мире ИСЗ-1 — легендарный «шарик» (диаметр 58 см, масса 83,6 кг, период обращения 96, 17 мин.) с элегантно откинутыми назад четырьмя стрелами-антеннами передатчика. Знаменитое «бип-бип-бип» услышал весь мир — это был радиопривет от Рязанского.

«Звёздный час» М.С. Рязанского наступил, когда начались пилотируемые полёты в космос, первый из них — 12 апреля 1961 года с Юрием Гагариным на борту корабля «Восток-1». В период подготовки к старту, во время старта, полёта, приземления Рязанский обеспечивал устойчивую радиосвязь и голосовую связь космонавта с Землёй.

При создании первых королёвских ракет не было автономных систем управления высокой точности, и поэтому полёт ракеты корректировался с помощью радиокомплексов. М.С. Рязанский создал гигантскую систему управления полётом ракеты, состоявшую из наземных станций слежения: Капустин Яр (Волга) — Евпатория (Крым) — Уссурийск (Приморье) — Елизово (Камчатка). Их дополняли плавучие измерительные пункты слежения на морских кораблях во всех океанах. Впрочем, для обеспечения надёжности радиосвязи с ракетой пришлось построить ещё два НИПа (научно-измерительных пункта): в Крыму — в районе Симферополя и Симеиза, а в Уссурийске — Восточный центр дальней космической связи с радиотелескопом «Юпитер» (П-2500, диаметр зеркала 70 м) для управления морскими НИПами.

Когда С.П. Королёв перешёл от программы военных ракет к программе мирного освоения космоса, система радиоуправления М.С. Рязанского показала свои преимущества по сравнению с автоматическими системами. На громадном пути космический аппарат всегда надо чуть-чуть подправить, слегка изогнув траекторию. Вот эту надёжную, устойчивую, бесперебойную двустороннюю радиосвязь Земля—Космос—Земля и обеспечивает радиоаппаратура М.С. Рязанского на протяжении вот уже почти 70 лет.

С каждым годом происходило всё больше и больше запусков различных космических аппаратов как с военными, так и научными целями. Как говорится, за всеми не уследишь. Тем не менее необходимо было обеспечить за ними постоянное слежение и контроль из единого центра. По заданию Минобороны М.С. Рязанский создал наземный автоматизированный командный приёмно-передающий комплекс, который объединил территориально разнесённые на сотни и тысячи километров стационарные и мобильные станции слежения и тем самым обеспечил единое управление всем «космическим хозяйством» страны. Подобно Д.И. Менделееву М.С. Рязанский создал свою таблицу, которая упорядочила наблюдение за всеми рукотворными космическими объектами. Вот какой путь прошёл за 40 лет мальчик с детекторным радиоприёмником в руках!

Владимир и Клара ВЕЛИЧКО, фото из открытых источников

 
 
 
 

Номер 12 (9661) от 09 апреля 2019г., Вехи истории