petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Сохраняя в глазах огонёк

В этом году российские следователи отмечают 50-летие своей службы. В преддверии большого юбилея о сегодняшней работе следственных органов рассказал нам заместитель начальника ГСУ ГУ МВД России по г. Москве полковник юстиции Андрей Михалёв.

НАША СПРАВКА

Андрей Михалёв родился 13 июля 1967 года в с. Новоникольское Токаревского района Тамбовской области в семье служащих.

В 1993 году окончил Московскую высшую школу милиции МВД СССР, а в 2004 году 1-й факультет Академии управления МВД России. Работал следователем, старшим следователем СУ УВД по САО г. Москвы, следователем 4-го отдела КМУ ГСУ при ГУВД г. Москвы, начальником отдела, заместителем начальника, начальником СУ при УВД САО г. Москвы.

В 2011 году назначен на должность заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по г. Москве — начальника следственной части.

Награждён медалями «За отличную службу по охране общественного порядка», «За отличие в службе» 1, 2, 3 степени, «За доблесть в службе», «За боевое содружество», именным оружием — пистолетом Макарова.

 

—Недавно полиция подводила итоги работы за 2012 год. Каким оказался прошедший год для органов следствия?

— Для следствия этот год оказался активным, плодотворным. Немало ярких и сложных дел нам удалось успешно завершить. Менялось в истекшем году законодательство: некоторые статьи Уголовно-процессуального и Уголовного кодексов. Приходилось на ходу перестраивать работу, что-то менять, и, думаю, мы с этим неплохо справились.

Крупные изменения произошли в кадровом отношении: за последние пару лет в Главном следственном управлении состоялось много переназначений как среди руководителей отделов, так и среди следователей. В начале прошлого года эти перестановки завершились, и для многих руководителей тот год стал годом их становления. Рад отметить, что фактически все они выдержали этот экзамен с достоинством, работали по-настоящему активно, при необходимости жертвовали ради службы и личным временем.

— С какими преступлениями чаще всего приходилось сталкиваться следователям в прошлом году?

— Мы занимались расследованием самых разных видов преступлений: от разбойных нападений до фактов мошенничества. Однако чаще всего мы сталкивались с групповыми и эпизодными кражами, разбоями, грабежами и угонами автомашин. Ситуация по этим направлениям непростая, но мы со своей стороны делаем всё возможное, чтобы её исправить. Актуальна сейчас проблема мошенничества в отношении пожилых людей — они беззащитны и их часто обманывают, продавая втридорога БАДы, представляясь социальными работниками. Как раз по БАДам в этом месяце закончили расследование уголовного дела, насчитывающего более 40 эпизодов преступной деятельности, совершённых 23 обвиняемыми.

Вообще, деление здесь, скорее, нужно проводить не по типам преступлений, а по сложности. Дела, расследуемые у нас, в Главном следственном управлении, можно назвать наиболее трудными и масштабными. Это преступления, расследование которых находится на особом контроле, преступления, имеющие большой общественный резонанс. Все они аккумулируются здесь.

— Сегодня серьёзной проблемой для Москвы является этническая преступность. Насколько велик этот компонент в расследуемых вами делах?

— Он, конечно, составляет заметную долю, однако я не могу сказать, что большинство преступных групп, с которыми мы сталкиваемся, этнические. В основном, это банды интернациональные, объединённые не этнической принадлежностью, а скорее злобным и алчным отношением к людям и к закону.

— Какие подразделения или конкретные люди продемонстрировали уровень работы, позволяющий назвать их примером для остальных?

— Такие примеры есть. Могу отметить, что буквально все руководители и следователи прекрасно справляются с той нагрузкой, которая предъявляется к следственным органам.

— Насколько молоды сегодня органы следствия?

— Следствие сегодня помолодело. Это тоже связано с теми реорганизациями, которые произошли в 2011 году. Средний возраст тогда заметно упал, но сейчас процесс омоложения остановился, идёт этап активной наработки опыта. Молодому следователю, чтобы более или менее узнать службу, понять её, требуется не менее двух лет. Так что именно сейчас это новое поколение, скажем так, встаёт в полный рост.

— Активно ли люди идут работать в следствие?

— Сейчас у нас нет серьёзного дефицита кадров. Существующие вакансии — это момент рабочий: одни уходят, другие приходят. Достаточно много к нам приходит молодых. Что приятно, это люди адекватные, умные, стремящиеся к высоким целям. И очень здорово, что у них в глазах виден огонёк.

Приток свежей крови нашей службе необходим. Когда приходят люди с гражданки, они первое время, являясь уже следователями по должности, сохраняют взгляд, подход гражданского человека, свежий и оригинальный. Иногда полезно даже бывает показать какое-то дело едва пришедшему следователю, чтобы он взглянул на расследование простым, обывательским взглядом.

— Большую роль в деле воспитания личного состава играют ветераны. Как налажено взаимодействие с ними в Главном следственном управлении?

— На хорошем уровне. Как раз сейчас у меня на столе список ветеранов следствия: грядёт праздник, и для нас неприемлемо забыть кого-то из тех людей, которые многие годы отдали службе. И это касается не только текущего момента — взаимодействие постоянное. Ветераны всегда готовы помочь нам советом, да и просто поддержать добрым словом. За их плечами огромное количество тяжелейших дел, и рассказ об этих настоящих вехах в истории нашей службы действительно вдохновляет сегодняшних следователей.

— Наверняка будет о чём рассказать и нынешним следователям. Какие сложные расследования удалось завершить в последнее время?

— Раз уж я отметил работу следователей, то расскажу о деле из их практики. Буквально на днях крупное дело с утверждённым обвинительным заключением было направлено в Московский городской суд для рассмотрения по существу. Началось оно с обнаружения фальшивых купюр номиналом в 1000 рублей. Впоследствии это дело пришлось объединить со 109 другими уголовными делами, возбуждёнными различными следственными органами. Удалось выйти на хорошо организованную преступную группу фальшивомонетчиков в Дагестане, которые в течение полугода совершали преступления во многих регионах России: от Дагестана до Ивановской области, от Краснодарского края до Татарстана, включая и Москву.

Расследовалась деятельность банды, в течение несколько месяцев совершавшей нападения на складские помещения. Банда была хорошо организована, а все налёты — тщательно продуманными. Количество нападений потребовало проведения объёмных экспертиз и работы с большим числом потерпевших, многие из которых проживали в других регионах. Нападавшие были выходцами из Средней Азии и по-русски между собой не говорили. После задержания выяснилось, что у каждого бандита имеется заранее продуманное алиби, каждое из которых требовалось проверить и опровергнуть. Что и удалось сделать собранными по делу доказательствами. 

— А насколько в целом трудна служба современных следователей? С какой нагрузкой им приходится справляться?

— Нагрузка очень велика. Велика настолько, что никакие научно обоснованные критерии применить невозможно — она сверх всяких норм. Хочется, конечно, чтобы эта проблема была решена и нагрузка была адекватна возможностям, не мешала качеству. Это наша задача. Такая ситуация характерна не для каких-то отдельных направлений — эту ношу несёт следователь фактически в любом отделе.

— Можно ли как-то изменить ситуацию?

— Какие-то аспекты работы, тяжёлым грузом лежащие на плечах сотрудников, неизбежны. Например, ненормированность нашей работы. У преступников расписания нет, на свой промысел они выходят днём и ночью. Никуда не денутся дежурства. Никуда не уйдёшь от внезапных задержаний. И тем не менее, ежедневную работу можно планировать так, чтобы рабочее время было использовано с полной отдачей и не возникла необходимость оставаться после рабочего дня. Нагрузка от этого, понятно, никуда не денется, но она будет распределена более рационально. Это умение приходит с опытом. Роль руководителя и заключается, кроме всего прочего, в том, чтобы помочь распланировать проведение следственных действий. Если это удаётся сделать грамотно, то и временные рамки не будут нарушены, и преступление удастся максимально отработать. Для меня очень важно, чтобы работа следователя была хорошо спланированной. И я стараюсь донести своё видение того, как это можно сделать, до своих сотрудников.

Важно это ещё и потому, что у следователя должно быть время для саморазвития, и не только в профессиональном плане. Подготовка к расследованию какого-то нового преступления — это, например, изучение в том числе и технических моментов, если речь идёт о хищение автомашины, или каких-то культурных аспектов, если украдены предметы искусства. Должно быть достаточно времени у сотрудников и для семьи, для поддержания нормальных взаимоотношений и воспитания детей достойными членами общества, чтобы ими гордиться.

— А какие ещё качества, кроме стремления к саморазвитию, вам представляются наиболее важными для следователя?

— В первую очередь — это умение анализировать. Мыслить масштабно, рассматривать дело в объёме, чтобы предположить, представить себе весь механизм совершения преступления, вплоть до мелких подробностей, и использовать это при раскрытии. Кроме того, коммуникабельность, умение построить общение с участниками процесса, с сотрудниками оперативных служб. Быть способным разговорить и выяснить, например, у свидетеля такие детали происшествия, которые ему самому кажутся не важными. И последнее: быть самокритичным, понимать свои недостатки и стремиться их исправить.

— Что бы вы пожелали сотрудникам органов следствия в связи с днём рождения службы?

— Никогда не останавливаться на достигнутом. Постоянно идти вперёд. А помимо этого, конечно, семейного благополучия и здоровья. И делать свою работу так, чтобы отношение людей к следователям было благодарным и добрым.

 

Денис КРЮЧКОВ

Номер 12 (9368) 3 апреля 2013 года, Есть такая служба