petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Видел, друзья, я Дунай голубой…»

85195

Городовой. Открытка

Мы знаем много примеров, как вернувшиеся с войны фронтовики вливались в ряды советской милиции. Но и в Российской империи полицейские мундиры часто надевали отслужившие «действительную» бывшие солдаты и унтер-офицеры, имевшие солидный боевой опыт…

 
 
 
 

В конце XIX — начале XX века весьма популярна была серия почтовых открыток «Типы России». Кто только не попадал в объектив фотографов — чиновники и священники, приказчики и мелкие торговцы, дворники и пожарные, представители различных этносов и конфессий. Есть в этой серии и несколько открыток с чинами полиции.

44906

Медаль «За усердие». Вариант

Открытка № 38 — «Городовой». Со старой фотографии на нас смотрит благообразного вида серьёзный мужчина с аккуратными усами. На нём форменная фуражка; на околыше лента с личным номером, над ней знак с гербом губернии (вероятнее всего Московской или Санкт-Петербургской). Погоны (оранжевые гарусные жгуты) с гомбами — городовой низшего или среднего оклада, точнее разобрать трудно. Он при шашке, подпоясан суконным кушаком. На ногах сапоги, голенища «гармошкой» — дань моде тех лет. На груди у городового какие-то награды. Всё.

Что ещё мы можем сказать об этом человеке? Ведь даже имени его не знаем. И всё же попробуем реконструировать некоторые эпизоды биографии этого полицейского. Поможет нам в этом фалеристика — вспомогательная историческая дисциплина, изучающая ордена, медали, нагрудные знаки.

Совершенно определённо можно утверждать, что перед нами участник Русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Об этом свидетельствуют две награды, на которых следует остановиться особо.

23463
Крест «За переход через Дунай».
Аверс и реврес

К началу 1870-х годов положение православных подданных Османской империи чрезвычайно ухудшилось. Бесправие, грабежи и чудовищное насилие привели к тому, что в апреле 1875 года восстали сербы Герцеговины. К ним присоединились жители маленькой, но гордой Боснии. Затем поднялись болгары, и на Балканах запылало пламя освободительной войны. Турки ответили жестокой резнёй и осквернением храмов. Они сжигали сёла, насиловали женщин и убивали детей. Пощады не было никому. Просвещённая Европа в очередной раз сделала вид, что ничего не замечает. На страдания братьев по вере откликнулись сербский князь Милан IV Обренович и черногорский князь Никола I Петрович. Их объединённые армии летом 1876 года вступили в борьбу с османами, но силы были слишком неравными. Не осталась безучастной и Россия. Семь тысяч русских волонтёров встали в ряды сербской армии, которую возглавил генерал М.Г. Черняев. Поначалу Турция уступила жёсткому ультиматуму Александра II, но впоследствии, подталкиваемая Англией, пошла на конфронтацию. Усилия дипломатов результатов не дали. Вассальное Турции Румынское княжество отказалось подчиняться Блистательной Порте и согласилось пропустить на свою территорию русские войска. 12 апреля 1877 года Российская империя объявила войну Турции. Уже 13 и 14 апреля русские части вышли к Дунаю, заняв города Галац и Браилов. За Дунаем была Болгария, вход в которую стерегли расположенные на высоком правом берегу мощные турецкие позиции.

5331

Медаль «В память Русско-турецкой войны
1877-1878 гг.».
Крест «За переход через Дунай»

Больше месяца Россия сосредоточивала свои силы, стягивая войска в нижнее течение Дуная. Готовились и турки. Они собрали в районе предполагаемого прорыва до 200 тысяч штыков и 450 орудий. На подтопленном разливом реки низком левом берегу под русскими знамёнами стояли около 185 тысяч человек при 846 орудиях, в составе румынской армии было около 45 тысяч солдат и 150 орудий.

Главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич после нескольких рекогносцировок определил участок, наиболее подходящий для форсирования Дуная, — от румынского города Зимница на болгарский город Систов (ныне Свиштов). Два острова — Бужиреску и Адда — скрывали от турок приготовленные на левом берегу понтоны. Переправа должна была состояться в ночь на 15 июня. Для дезинформации противника Николаем Николаевичем был отдан ряд ложных приказов, а чтобы оттянуть турецкие силы от места предстоящей высадки, был проведён артиллерийский обстрел вражеских позиций у городов Никополь и Рущук (ныне Русе).

Первой форсировать Дунай должна была 14-я пехотная дивизия генерал-майора М.И. Драгомирова с приданными ей частями усиления. Накануне штурма Драгомиров отдал приказ по вверенной ему дивизии: сменить белые полотняные гимнастёрки на чёрные суконные зимние мундиры, дабы не демаскировать десант. В белых мундирах остались лишь сам М.И. Драгомиров и генерал-майор М.Д. Скобелев.

В первом эшелоне переправу начали 53-й пехотный Волынский полк, сотня 7-го пластунского батальона, 60 казаков 23-го Донского полка и две горные артиллерийские батареи. Ширина Дуная в месте высадки около версты, однако турки заметили приближающийся десант лишь на расстоянии 200—300 шагов и открыли шквальный огонь. Неувядаемой славой покрыли себя солдаты Волынского полка, вступившие в бой с турками на правом берегу.

13972

Медаль
«В память Русско-турецкой войны
1877-1878 гг.». Серебро. Аверс

Особо отличилась 3-я стрелковая рота капитана А.В. Фока. Стоит отметить: после окончания Константиновского военного училища Фок служил в Отдельном корпусе жандармов, в Волынский полк прибыл лишь с началом войны. За захват плацдарма он был награждён орденом святого Георгия 4-й степени. Впоследствии принимал участие в Русско-японской войне; за оборону Порт-Артура ему был пожалован орден святого Георгия 3-й степени. Генерал-майор А.В. Фок похоронен в болгарском городе Свиштов, за освобождение которого сражался.

Переправлявшемуся во втором эшелоне 54-му пехотному Минскому полку пришлось ещё тяжелее — он попал под мощный перекрёстный огонь противника. Плотность турецкого огня была настолько высока, что в телах погибших солдат и офицеров потом находили по 8—10 пулевых ранений — и это при том, что у турок не было автоматического оружия. Тем не менее 2-я стрелковая рота поручика Моторного в неравном бою захватила вражескую позицию.

За доблесть, проявленную при захвате Систовских высот и оборону Шипки 53-й Волынский и 54-й Минский пехотные полки были Высочайше награждены серебряными полковыми Георгиевскими трубами с надписью «За переправу через Дунай у Зимницы 15 июня и за Шипку 1877 г.». Генерал-майор М.И. Драгомиров за организацию переправы получил из рук Александра II орден святого Георгия 3-й степени. Знаками отличия Военного ордена (Георгиевскими крестами) были награждены многие нижние чины и унтер-офицеры.

81609

Медаль «За беспорочную службу
в полиции» с профилем
Александра II

Правитель Румынии (получившей в результате Русско-турецкой войны независимость) князь Карл I Гогенцоллерн-Зигмаринен, присутствовавший при форсировании русскими войсками Дуная, был настолько впечатлён увиденным, что учредил наряду с другими наградами свободной Румынии особую награду — крест «За переход через Дунай». Крест изготавливался из железа и серебра; в розетке на аверсе (лицевой стороне) помещался вензель Карла I, а на реверсе — надпись «Trecrea Dunaii 1877» («Пересечение Дуная 1877»). Крест вручался всем русским и румынским солдатам, офицерам, генералам и гражданским лицам, принимавшим участие в операции по форсированию Дуная. Военным он выдавался на тёмно-красной муаровой ленте с двумя чёрными полосками по краям; крест для гражданских носился на ленте обратных цветов.

Именно такой крест на красной ленте с чёрными полосками мы видим на груди у городового — первый справа в ряду других наград. Таким образом, мы можем сделать однозначный вывод, что этот человек участвовал в форсировании Дуная 15 июня 1877 года.

17 апреля 1878 года «Государю Императору благоугодно было установить особую медаль в память Турецкой войны 1877—1878 годов для ношения на груди на ленте, составленной из Андреевской и Георгиевской». (Медали в Российской империи, как правило, не имели собственных лент и носились либо на лентах орденов, либо на комбинированных сдвоенных лентах. В данном случае одна половина ленты была цветов ордена святого Георгия, а другая была голубой — по цвету ленты ордена святого Андрея Первозванного, старшего ордена страны). Медаль учреждалась трёх видов — светло-бронзовая, тёмно-бронзовая и серебряная. Высочайший указ гласил: «Светло-бронзовую жалуем всем чинам, участвовавшим непосредственно в боевых действиях; тёмно-бронзовую — лицам, принимавшим участие в войне, но в боевых действиях не бывшим, и серебряную — собственно тем чинам, которые состояли в войсках, защищавших перевал на Шипке, а также находившимся в Баязете во время блокады».

27916

Медаль «За беспорочную службу
в полиции» с профилем
Александра III

Медаль «В память Русско-турецкой войны 1877—1878 годов» есть и у нашего городового — андреевско-георгиевская лента чётко просматривается у первой слева медали.

Прочие награды городового точно идентифицировать невозможно. Можно лишь сделать предположение относительно двух других медалей. Если принять во внимание, что для публикации на открытке в качестве типичного представителя полиции выбирали скорее всего не абы кого и не первого встречного городового, а человека заслуженного, то можно предположить, что из-за борта мундира у него выпущена шейная медаль «За усердие». Также можно допустить, что вторая слева медаль — это медаль «За беспорочную службу в полиции» (она носилась на ленте ордена святой Анны — красной с тонкими жёлтыми полосками по краям). В пользу этой версии говорит заметно больший, нежели у других медалей, диаметр — 37 мм (у соседней медали за Турецкую войну — 27 мм); на оригинале открытки на данной медали угадывается также профиль лица, повёрнутого вправо, — в эту строну были повёрнуты августейшие профили императоров Александра II и Александра III на медали «За беспорочную службу в полиции».

Итак, мы не только можем сказать, что перед нами бывший солдат, освобождавший Болгарию от турецкого ига, но и с высокой степенью вероятности можем предположить, что, продолжив службу в полиции, он достойно и честно исполнял свой долг, за что был награждён медалями уже в мирное время.

Александр ЛОМКИН,

кандидат экономических наук,

доцент экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Вехи истории, Номер 39 (9736) от 20 октября 2020г.