petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ВОЕННАЯ ПОДЗЕМКА

215 мая 1935 года была открыта первая линия московского метро, которая состояла из 10 станций от «Сокольников» до «Парка культуры» протяжённостью 11,5 километра. За четыре дня до этого события, 11 мая 1935 года, в соответствии с приказом НКВД СССР, был создан Отдельный дивизион по охране Московского метрополитена.
В годы войны

Темпы строительства Московского метрополитена были грандиозными, и к началу Великой Отечественной войны открыли уже 30 станций. Отдельный дивизион включал три отделения — по одному на каждой ветке, личный состав подразделения насчитывал около 960 человек. Главное здание располагалось на Смоленской, там, где сейчас размещается 3-й отдел полиции на Московском метрополитене.

3В первые годы войны, когда гитлеровская армия вела наступление на Москву, обстановка в столице была неспокойной — артобстрелы бывали по 5—6 раз в день. Во время таких бомбёжек в метро укрывались до полумиллиона человек, некоторые оставались на ночлег до открытия метро по утрам. Так, женщин с детьми размещали в вагонах, оставленных у платформ, а остальные могли переночевать на деревянных настилах в тоннелях. За время воздушных тревог в столичном метро родилось 217 детей. Милиционеры не оставались в стороне, они помогали врачам создать условия для подготовки к родам.

Как известно, под землю переехало много правительственных и общественных учреждений. На станции «Курская» работала Историческая библиотека. Часть «Белорусской» и «Кировскую» передали Генштабу: платформы отгородили фанерой, а в проходах сделали кабинеты.

За время войны вражеские бомбы только дважды попадали в метро. Одна из них угодила в метромост через Москву-реку, расположенный между станциями «Арбатская» и «Смоленская», вторая, пробив несколько этажей театра Вахтангова, попала в тоннель.

1С начала войны милиционеры перешли на казарменное положение, были отменены отпуска и выходные. Всё свободное время они проводили в метро, не поднимаясь наверх. На каждой станции осуществляли дежурство от восьми до десяти человек, в зависимости от местонахождения и назначения станции.

Милицейские посты выставлялись у въездов и выездов из тоннелей, у эскалаторов и на платформе. Такая дислокация была заложена ещё в 1935 году и изменилась лишь после окончания войны. Покинуть свой пост милиционер не мог даже в случае задержания преступника: его передавали в руки стражей правопорядка, находящихся на станции в резерве на случай возникновения подобных ситуаций.

На станциях всю ночь дежурили милиционеры, осуществляя охрану общественного порядка, смотрели за сохранностью объектов метрополитена, следили за тем, чтобы среди граждан не возникало паники. При воздушных налётах у вентиляционных сооружений на поверхности выставлялись посты из стражей порядка Отдельного дивизиона милиции. Они принимали меры к тушению пожаров, возникавших вблизи вентиляционных отверстий из-за сброшенных «зажигалок».

Как только фашистская армия отступила от Москвы, метрополитен продолжил выполнять свою первоначальную задачу — перевозить пассажиров, но милиционеры всё так же находились на казарменном положении и лишь после окончания войны были переведены на усиленный вариант несения службы. К этому времени вернулись с фронта мужчины и приступили к выполнению своих служебных обязанностей, сменив представительниц слабого пола. Подтянулись и новые силы. Начался следующий этап в истории Отдельного дивизиона милиции на Московском метрополитене.

Послевоенная пора

Московской милиции с окончанием Великой Отечественной войны пришлось работать в не менее простых условиях. В столице, как и по всей стране, обострилась криминогенная обстановка. Перед московской милицией стояла задача — добиться снижения уровня преступности, обеспечить жителям Москвы и пригорода спокойствие. Обстановка в стране осложнялась тем, что у людей, вернувшихся с фронта, оставалось огнестрельное оружие. А тут ещё неурожайный 1947 год, который в Москве стал рекордным по количеству убийств. Очереди в магазинах, недостаток питания, и отсюда — многочисленные случаи нарушения правопорядка. Столичная милиция честно исполняла свой долг — боролась с преступностью в подземке, которая спасла столько жизней в период Великой Отечественной войны.

Ветеран органов внутренних дел Михаил Николаевич Морозов с 1945 по 1962 год работал в 41-ом отделении милиции, затем перешёл в 128-е отделение — Тимирязевский район, а в 1963 году — в ОВД Октябрьского района. В 1965 году занял должность заместителя начальника Октябрьского ОВД по оперативной работе. С 1969 года — заместитель начальника Черёмушкинского ОВД. В 1972 году перешёл в Отдел по охране Московского метрополитена на должность заместителя начальника, с 1974 по 1981 год возглавлял его. С 1991 года Михаил Николаевич долгие годы был председателем ветеранской организации сотрудников Управления милиции на Московском метрополитене. Вот что рассказал он, вспоминая годы работы после войны:

— Осенью 1947 года был убит вахтёр станкостроительного завода. На месте преступления обнаружили следы взлома кассы. Пропал пистолет, который хранил при себе вахтёр. После осмотра места происшествия стало понятно, что вахтёр сам открыл убийце дверь. Опытный сторож мог впустить внутрь только хорошо знакомого человека. Но и это обстоятельство не могло сузить круг подозреваемых. Помог анонимный звонок: «Берите Ручкина». Какого Ручкина? Зачем брать? По какому делу? Всё это хотел было спросить дежурный, но на другом конце провода повесили трубку. Милиционер полученные сведения записал и передал оперативникам. Информацию решили проверить. Оказалось, что некий Ручкин около месяца назад устроился на станкостроительный завод монтёром. Такое совпадение показалось сыщикам подозрительным, Ручкина задержали. На пятые сутки он дал признательные показания. Целью злоумышленника была заводская касса, но вскрыть её не удалось. Пистолет он выбросил в реку. Окровавленную шинель Ручкин попытался сжечь в печке, но сгорело не всё, и остатки были найдены. Вину Ручкина полностью доказали. Преступник был убит при попытке к бегству во время пересылки к месту отбывания заключения.

В 1950 году уровень преступности начал снижаться и милиционерам стало работать проще. Так продолжалось до лета 1953 года, когда была объявлена очередная амнистия. Но это уже совсем другая история.

Екатерина ЕРМОЛАЕВА,

Алексей МЫШЛЯЕВ

Номер 15 (9469) 28 апреля 2015 года, К 70-летию Великой Победы