petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Война вошла в наш дом беспощадно, стремительно и суматошно.

1
 
Мой отец Григорий Фомич Попов сразу отправился в военкомат и на следующий день уехал на фронт. На сборы ему не оставили ни единого денька, надо было защищать страну. Тем более, что в нём, кадровом офицере, была острая нужда на переднем крае.
Память моя, воронежского дошкольника, мало что удерживала и осознавала. Но к концу войны я уже учился во втором классе средней школы и вполне осознанно относился к тому, что натворила война с моим родным городом и воронежцами. Но об этом чуть ниже. А пока с фронтов стали приходить похоронки. Пропал без вести муж моей тётки Анастасии Фоминичны — армейский офицер Александр Ларионов. Погиб в бою мой дед по материнской линии, рядовой солдат, Дмитрий Данилович Евдокименко. Потом пришла похоронка на брата моего отца — Михаила Фомича Попова. Санитарный поезд, в котором его, тяжело раненного, везли в тыл на лечение, фашистские ястребы разбомбили. Все раненые бойцы перебрались под санитарные вагоны и как могли отстреливались от наседавших фашистов.

2
 
Потом красноармейцы стали отступать к близлежащему лесу, но его, без ног, израненные обессилившие бойцы унести не смогли. И он застрелился, предварительно отдав документы и наручные часы своему ординарцу, попросив после войны найти сына и передать ему часы на память. По рассказам, он был дивизионным комиссаром. Сослуживцы нашли сына просто чудом и часы передали уже в 1955 году. Мой двоюродный брат Виталий Михайлович рос сиротой. Теперь живёт в Харькове, пенсионер. Раньше мы с ним изредка перезванивались. Готовя этот материал к печати, я пытался до него дозвониться, чтобы узнать судьбу Михаила Фомича, ну хотя бы — предан ли он земле и где? Но что­то связи с Харьковом нет. А может, его и в живых нет?

Я пишу эту горестную статью об отце, Воронеже и воронежцах. Но чтобы написать о всех братьях отца, а их было шестеро, нужно вести поиск. С войны из шести вернулись только двое: отец и рядовой солдат — мой дядя Иван.

Но я несколько забежал вперёд, а надо бы знать, что происходило на театре военных действий в районе Воронежа. В июле 1942 года был образован Воронежский фронт из части войск левого крыла Брянского фронта, оборонявших район Воронежа. И фронт сразу же принял участие в Воронежско­Ворошиловградской операции, затем сковывал противостоящие войска противника, срывая переброску немецко­фашистских
войск для усиления группировок, наступавших на Сталинград и Кавказ.

В период контрнаступления под Сталинградом войска Воронежского фронта совместно с войсками Юго­Западного фронта во второй половине декабря в ходе Среднедонской операции разгромил 8­ю итальянскую армию. В январе Воронежский фронт успешно осуществил Острогожско­Россошанскую (Воронежская область) операцию. Потом последовали успешные Воронежско­Касторненская и Харьковская операции, в ходе которых был освобождён Курск.

Войска Воронежского фронта осуществили ещё ряд успешных операций, остановили немецко­фашистские войска. Во время Курской битвы Воронежский фронт совместно со Степным фронтом разгромил врага в ходе Белгородско­Харьковской операции, участвовал в битве за Днепр.

Читатель может спросить, куда это меня занесло? А вот куда. При доблестных действиях Воронежского фронта сам Воронеж оставался под угрозой его захвата противником. Усилиями 100 тысяч горожан строились оборонительные сооружения. 22 октября 1941 года был создан Городской комитет обороны. Зимой 1941—1942 годов в Воронеже разместился штаб Юго­Западного фронта. И всё же на окраину города прорвались фашистские полчища. Возникали уличные бои. В целом город удержал свою левобережную часть вдоль реки Воронеж. Отчаянные бои шли на правом берегу в районе Чижовки. Началась эвакуация промышленных предприятий города и его гражданского населения.

Вот автор и пришёл к изложению дальнейшей судьбы семьи Поповых. Моя мать до последних критических минут жгла документы городской партийной организации. А потом руководители дали ей подводу с двумя лошадьми, и она с двумя детьми успела покинуть город. Озлобленные фашисты изгнали из захваченной правобережной части города гражданское население, расстреляв свыше двух тысяч человек, на окраине города в Песчаном логу расстреляли свыше 500 раненых и больных, находившихся в одной из городских больниц.

Судите сами, могла ли в городе остаться семья политрука батальона, освобождавшего в это время Новороссийск. Мы бежали от Воронежа до Саратова. В одном из налётов вражеской авиации, нещадно бомбившей беженцев, я был ранен и остался инвалидом на всю оставшуюся жизнь.

Наша семья находилась в Саратове, мама работала в эвакогоспитале, когда в октябре 1943 года мы получили сообщение о том, что во время операции по освобождению Новороссийска тяжело ранен мой отец, политрук батальона Григорий Попов, и находится на лечении в госпитале. Всё случившееся я понял и оценил значительно позднее, по рассказам отца уже после войны. А тогда нас, эвакуированных, разместили в частном доме саратовцев Шашлиных (помню только фамилию). Мама всё время плакала и заводила на патефоне пластинку. Помню слова песни «Если ранили друга, перевяжет подруга горячие раны его». Мы с моим младшим братом Генкой ползали по полу отведённой для нас комнаты и ревели, не очень­то понимая, что же произошло. А мама сквозь слёзы всё повторяла: «Деточки мои, наш папка тяжело ранен».

Произошло же вот что.

По приказу командования десант морской пехоты, высаженный с моря на окраине Новороссийска, атаковал вражеские позиции у знаменитого Чугунного кладбища. Чугунным оно называлось (вероятно, и сейчас называется) потому, что имело мощную чугунную ограду. Вот за этой чугунной оградой засело крупное подразделение противника. Батальону морской пехоты был дан приказ расширить плацдарм от береговой полосы для высадки тяжёлой техники. Уже с левого и правого флангов подразделения советских войск значительно передвинулись вперёд, а батальон продолжал вести яростные атаки под шквальным пулемётным огнём противника. Редели ряды бойцов, а замполит Григорий Попов раз за разом поднимал батальон в атаку. В одной из атак его скосила пуля крупнокалиберного пулемёта. Рана была страшная. В левом бедре, пытаясь остановить кровотечение, медбрат забивал бинтами пулевое отверстие. Кладбище было взято, но батальон, потеряв три четверти своего состава, обеспечил взятие Новороссийска.

Указом Президиума ВС СССР от
1 мая 1944 года была учреждена медаль «За оборону Кавказа», которой награждено около 600 тысяч человек. В том числе мой отец.

После войны отец продолжал до 1967 года службу во внутренних войсках в Казахстане. Вышел в отставку в должности начальника политуправления (именно так называлась должность из­за дислокации дивизии по всей республике). Имел целый ряд государственных наград. Его личное дело хранится в ГУК МВД России. Умер в 2000 году. Похоронен в Воронеже.

Эдуард ПОПОВ

Номер 15 (9469) 28 апреля 2015 года, К 70-летию Великой Победы