petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Воздушный спецназ

518918 мая 2022 года исполняется 30 лет со дня создания вертолётного подразделения московской милиции. Именно в этот день состоялся приказ ГУВД г. Москвы о создании вертолётной службы (последнее название — Авиационный отряд специального назначения).

Чуть позднее в торжественной обстановке на Манежной площади столицы были переданы ключи от вертолёта БЭЛЛ-206 Лонг Рейнджер с надписью «Mилиция Москва» первому пилоту — заслуженному лётчику-испытателю России Владимиру Бессонову. Вертолёт взмыл в воздух и, сделав символический круг над площадью, отправился в первый патрульный полёт над городом по охране общественного порядка. Так началась кропотливая работа вертолётного подразделения.

Автор этих строк стоял у истоков вертолётного милицейского движения и хотел бы рассказать, как всё создавалось.

С чего всё началось

04В далёком 1991 году руководство ГУВД Москвы рассматривало вопрос создания вертолётной службы в московской милиции. В то время не знали, на каких вертолётах лучше летать над Москвой. От американской компании «Бэлл Хеликоптер ТЕКСТРОН Инк» поступило предложение взять на один год безвозмездно для проведения испытательных полётов вертолёт БЭЛЛ-206 Лонг Рейнджер в полицейском варианте. Летом того же года в США полетела делегация ГУВД Москвы во главе с заместителем начальника главка генерал-майором милиции Василием Балагурой, чтобы рассмотреть данное предложение. Переговоры прошли плодотворно, в результате американцы не только готовы были предоставить нам на год бесплатно вертолёт, но также обучить в своей академии группу милиционеров всем премудростям по эксплуатации данного типа вертолёта и навыкам его пилотирования.

По возвращении в Москву результаты переговоров были доложены мэру столицы Гавриилу Попову, после чего принято решение начать подготовку формирования группы сотрудников милиции, имеющих авиационное образование, навыки пилотирования, для отправки в США на обучение в целях последующей работы в вертолётном подразделении.

Формирование команды

02Подбор команды поручили Управлению кадров главка. Искали тех, кто служил в армии в авиационных частях, кто посещал аэроклубы, кто имел авиационное образование. Меня «вычислили» по образованию. Сначала я закончил Московский авиационный самолётостроительный техникум, а затем Московский авиационный технологический институт имени
К.Э. Циолковского. Собеседование со мной о возможной работе в вертолётном подразделении провёл лично Василий Иванович Балагура. Он предложил в перспективе после обучения в Штатах должность заместителя начальника по технической части. Для меня это было неожиданно, я не был готов к таким переменам в моей профессии. Сказал генералу, что ушёл из авиации, чтобы работать сотрудником органов внутренних дел. Тогда услышал в ответ, что буду включён в группу для поездки в Америку в качестве переводчика (в то время я служил старшим инспектором Центра общественных связей ГУВД, часто работал с иностранными делегациями, и руководство знало о моём владении английским языком).

Так я оказался в команде, где кроме меня были Михаил Терехов, начальник 5-го отдела ДПС службы ГАИ на спецтрассе ГУВД г. Москвы, Игорь Кузнецов, инспектор по личному составу отдела РЛС УВД ЮВАО г. Москвы, Игорь Дорохин, старший инспектор ОРЛС 6-го регионального УВД ЦАО г. Москвы, Геннадий Мартынов, инспектор отдела милиции по охране диппредставительств ГУВД г. Москвы, Олег Оржеховский, инспектор 10-го отдела ДПС ГАИ ГУВД г. Москвы и Сергей Силинский, инженер оперативной связи ГУВД г. Москвы. Кроме сотрудников ГУВД, в команду были включены лётчики-испытатели НПО «Взлёт» Владимир Бессонов и Александр Чирва.

32080

БЭЛЛ-206 Лонг Рейнджер

20603

Торжественное вручение ключей от вертолёта

44654

Техас. Техники. Выпуск. 1992 г.

74614

Начальник ГУВД г. Москвы Аркадий Мурашёв
(в центре), начальник ГАИ Василий Юрьев (слева)
и начальник вертолётного подразделения
Михаил Терехов

08

Вручение диплома Александру Обойдихину

97627

Ми-34

72539

Ка-32

57912

Ми-8

73256

Ка-226

Осенью 1991 года для всей группы на Петровке, 38 были организованы курсы английского языка. Впоследствии большинство сотрудников выразило мнение, что эти курсы толком ничего не дали. Однако они заставили всех вспомнить то, что учили в школе и при последующем обучении. Лично я взял в библиотеке учебники, словари английского языка с авиационным и вертолётным уклоном. И вплоть до вылета в США ежедневно учил слова, различные авиационные термины, что очень помогло при обучении в академии.

Полёт в Америку

Нашу команду разделили на две группы: механиков и лётчиков. В марте 1992 года, перед отправкой первой группы в командировку, сотрудников собрали у здания мэрии на Тверской улице, где решался вопрос о выдаче американских виз. Нам их не дали. На свой страх и риск нас посадили в два микроавтобуса, и с машиной сопровождения ГАИ на большой скорости мы отправились на военный аэродром в Сещи Брянской области. Здесь нас ждал транспортный самолёт Ан-124 «Руслан» ВВС России, который направлялся в Америку за гуманитарным грузом. Погрузив на борт все свои вещи, а их у нас было много, поскольку по рекомендации старших товарищей мы взяли с собой множество ящиков с водкой в качестве сувениров, а также уйму тушёнки и сгущёнки для экономии суточных денег на питание. Расположились мы в пассажирской кабине с десантными сидениями. Летели через всю Россию на Аляску. В течение полёта пилоты вели с американцами переговоры по поводу виз. Американцы предупредили, что въезд в страну без разрешения обойдётся нам в 2 тысячи долларов штрафа за каждого человека и в 100 000 долларов за самолёт, а возможно, и тюремным заключением.

В конечном итоге нам разрешили приземлиться на военно-воздушной базе США в Анкоридже на Аляске. Непривычно было видеть вокруг нашего Ан-124 «Фантомы» и другие самолёты ВВС США.

Встретили нас торжественно с почётным караулом и отданием приветственного рапорта. Затем совершенно бесплатно накормили, дали заполнить таможенные бумаги, выдали визы и разрешили лететь дальше. Американские лётчики были поражены размерами Ан-124. Они не могли поверить, что у России есть такие огромные самолёты, как и в то, что есть лётные машины ещё гораздо более внушительные — «Мрия», например.

Наш полёт продолжился над Америкой. Приземлились на авиационной базе в Grissom AFB в штате Индиана, где нас встретили представители фирмы «Бэлл». С ними мы направились в Индианаполис, где в городском аэропорту пересели на Боинг-747. До Чикаго летели первым классом. В полёте стюардессы предлагали алкогольные напитки, пиво, орешки и другие яства, что, конечно же, всем понравилось. В Чикагском аэропорту пересели на «Super Jet-80» и полетели в сторону Далласа (Штат Техас). Здесь нас встретили представители академии и доставили в гостиницу (Lexington INN), которая была расположена в городе Форт Уорс. Разместили в номерах по два человека. Завтраки и полдники были включены в стоимость проживания.

Так как в Техасе не принято ходить пешком (у них нет пешеходных дорожек), нам предоставили два совершенно новых автомобиля «Вояджер» в круглосуточное распоряжение. На территории академии в эти автомобили бесплатно заливали бензин с отметкой в журнале фамилии и имени того, кто заправил автомобиль, и сколько литров заправлено.

Процесс обучения

Программа обучения в полицейском отделении вертолётной академии «Бэлл Хеликоптер ТЕКСТРОН Инк» была разделена на три основные специальности: механик, электрик и пилот. Преподавателей пригласили из полиции Лос-Анджелеса, так как этот город схож по размерам и строениям с Москвой. Все американские пилоты, работавшие с нами, прошли школу Афганистана. Некоторые из них были ранены в воздушных боях с советскими вертолётчиками. Американцы хвалили наших лётчиков за профессионализм, а также отмечали отменную технику, лётные качества и мощное вооружение.

Процесс обучения был напряжённым, информационно насыщенным с демонстрацией слайдов, фильмов, с изучением реальных экспонатов, различных узлов и деталей вертолёта. Обучение в аудиториях совмещалось с полётами. На практике мы реально патрулировали с полицейскими, охранявшими правопорядок над Далласом, Форт Уорсом, Херстом.

Также с полицейскими работали и в автопатруле — учились взаимодействовать в различных ситуациях с вертолётами.

Кстати, однажды мне пришлось участвовать в пресечении реальной драки. На пустыре дрались человек двадцать. Когда я с двумя полицейскими подошёл к дерущимся, то был поражён, что все хулиганы исполнили команды копов, легли на землю и ждали приезда автозаков. Мне патрульные разъяснили, что за драку им грозит штраф, а за неподчинение полицейскому — тюрьма.

Что касается техники, ради которой и было устроено наше путешествие в Штаты: вертолёт БЭЛЛ-206 изучался особо. Именно эта модель планировалась к передаче ГУВД Москвы.

Полицейский вариант включал в себя:

— тепловизор ФЛИР, позволяющий видеть картинку на экране монитора в ночное время, а также видеть то, что находится в закрытых зонах из-за температурной разницы (например, неостывший автомобиль в гараже);

— прожектор «Ночное солнце», позволяющий осветить площадку в сотню квадратных метров, помочь полицейским на «земле» поймать преступников. Или свести пучок света в точку и сработать лазером;

— гироскопический бинокль, который позволял в условиях вибраций видеть увеличенную статическую картинку;

— громкоговорящую установку;

— сирену;

— полицейские радиостанции.

Работу этого оборудования я увидел при патрулировании, когда прошёл сигнал о попытке ограбления одного из банков. Вертолёт подлетел к месту преступления и помог наземным службам задержать злоумышленника.

Выпускные экзамены вся наша команда сдала на отлично. В экзаменационных билетах стояла реальная задача, которую необходимо было выполнить. Мне нужно было найти с воздуха угонщика автомобиля. Я со своим напарником Игорем Кузнецовым справился с этой задачей. Угонщик был задержан. Дипломы вручались в торжественной обстановке. Так как я прошёл обучение по всем трём программам, то мне вручили три диплома: механика, электрика и пилота вертолёта.

В свободное от учёбы время

По субботам и воскресеньям у нас были выходные дни. Мы старались использовать их с максимальной пользой для познания этой отдалённой от нас страны. Ездили по разным городам. Побывали в Хьюстоне, Сан-Антонио, в Остине — столице Техаса и других городах. Увидев наше непреодолимое желание познать Техас, руководство штата вручило нам паспорта почётных граждан. Дважды мы ездили на побережье Мексиканского залива в город Галвестон, где у нас была рыбалка. Выход в открытый океан: четыре часа в пути, а затем четыре часа рыбной ловли. Лично я поймал семь морских окуней и три камбалы.

Такие путешествия у любителей рыбалки вызывали бурю эмоций.

Посещали также различные музеи. В частности, музей «6 этаж». Это место убийства президента США Кеннеди.

Много общались с полицейскими как у них в подразделениях, так и в домашней обстановке. Очень много рассказывали американцам о нашей стране, об истории России, о достижениях в различных областях. В процессе беседы мы поняли, что американцы ничего не знают про наш народ, имеют только абстрактные представления о том, что страна огромная, холодная, нищая, но с множеством подводных лодок и ракет. Отрадно, что наши рассказы они слушали с большим вниманием и интересом.

Конечно, не обошлось без шопинга. Магазины, как продуктовые, так и промтоварные, были забиты всякой всячиной. Ценовая политика разнообразная. Если «Диллардс» — то это для богатых, если «Джи си пени» — для среднего класса, если «Кей-март» — это для бедных. Но нам больше всего понравилась сеть магазинов «Уоан доллар онли» — всё за 1 доллар. Было очень непривычно покупать любую вещь за один доллар. Цена одна на куртки, джинсы, кроссовки и т. д.

Брестский казус

Наш вертолёт из США в разобранном виде на корабле шёл по морям и океанам до Германии. Там он был собран и своим ходом долетел до Польши, откуда должен был прилететь на встречу с нами в Белоруссию, в Брест.

Мы с нашим начальником Михаилом Тереховым, пилотом Владимиром Бессоновым и другими сотрудниками на двух машинах ГАИ прибыли в Брест и ждали встречи. Но произошёл казус. Мэра Москвы Гавриила Попова сменил Юрий Лужков, и американцы решили получить от нового мэра подтверждение намерений на получение вертолёта для испытательных полётов. На это ушло две недели. И всё это время мы были в Бресте. Деньги закончились, на еде экономили, коротали время экскурсиями по городу и по историческим местам.

Однажды ночью меня разбудили и сказали, что из Польши в нашу страну летит вертолёт без опознавательных сигналов. Министерство обороны Белоруссии решило его сбить. В воздух были подняты истребители-перехватчики. Меня попросили срочно урегулировать этот вопрос. На военном аэродроме я попытался связаться с Минобороны Белоруссии и России. И пока шли переговоры о том, чтобы пропустить вертушку, я услышал специфический звук приземляющегося БЭЛЛа. Больше телефонные переговоры не понадобились.

Решив все пограничные, таможенные, организационные вопросы, я с Владимиром Бессоновым и штурманом из НПО «Взлёт», а также с американцами Дэном и Дейлом полетел в Москву через Минск и Смоленск. А остальные сотрудники вернулись в столицу на автомашинах. 21 июня в торжественной обстановке на Манежной площади прошла презентация. Вертолёт принимали руководитель Департамента внешних связей И. Орджоникидзе и начальник УГАИ ГУВД Москвы генерал-майор милиции В. Юрьев.

Милицейские будни

В вертолётное подразделение я был назначен заместителем начальника. Одновременно практически каждый день в качестве второго пилота-обозревателя летал над городом, охраняя с воздуха общественный порядок.

Многому надо было научиться, особенно ориентироваться над городом, быстро понимать, в каком районе находишься. Необходимо было составить карту возможных посадок. Безопаснее всего было приземляться на Поклонной горе, на площади перед спорткомплексом «Олимпийский», на Манежной площади. Нужно было запоминать схему проводов между высотными домами, так как они могли стать угрозой безопасности полёта. Учились взаимодействовать с неземными службами, наблюдать движение автотранспорта, различные возгорания, дорожно-транспортные происшествия. Подключались к поимке угнанных автомобилей.

Одним словом, выполняли всё, чему нас обучили в академии. За первые три месяца работы появились реальные результаты. Обнаружили на крыше дома двух воров с баулами. Они с крыши по верёвке спустились на балкон, проникли в квартиру и совершили кражу. На вертолёте мы их блокировали и с помощью инспекторов 10-го отдела ГАИ, которые проезжали мимо дома, задержали.

В районе Речного порта на водоёме обнаружили тонущего человека и предприняли всё возможное, чтобы его спасти. На улице Мусы Джалиля пресекли квартирную кражу. Воры уже погрузили вещи в грузовик, но вывезти не успели.

Несколько раз вместе с сотрудниками МУРа участвовали в операции по задержанию преступников на Черёмушкинском рынке, в районе отеля «Солнечный». Первыми обнаружили 30 пожаров и сообщили о них в противопожарную службу. В районе Текстильщиков на товарной станции задержали с помощью автопатрульных расхитителей спирта. Они его сливали прямо из железнодорожных цистерн.

Был ещё один интересный эпизод в работе вертолётного подразделения.

В ходе патрулирования над городом вместе с Игорем Кузнецовым и Александром Чирвой нам передали по рации приказ приземлиться на Поклонной горе и принять участие в съёмках программы «Спокойной ночи, малыши». Так мы с Игорем Кузнецовым стали ведущими этой передачи. Сюжет был прост: в городе потерялся Хрюша, и Степашка обратился к нам за помощью отыскать его с помощью вертолёта. Степашку мы взяли на борт, взлетели и вскоре обнаружили пропавшего. Все были счастливы, от сказочных героев получили благодарность и выводы, что вертолётное подразделение очень нужно московской милиции. В 1992 году эта программа была признана лучшей, её показали несколько раз. Ну а каждому из нас от телевизионщиков вручили премию в размере 100 рублей.

Много было всего напряжённого и интересного. Но в одном этом материале всего не опишешь.

Далее шла работа на вертолётах Ми-34, Ка-32, Ми-8, Ка-226.

Но это уже совсем другая история.

Александр ОБОЙДИХИН,

полковник милиции, фото из архива ветеранов вертолётного подразделения

 
 
 
 

Номер 17 (9812) от 17 мая 2022г., Есть такая служба, Ветеран, Вехи истории