petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Закладчик успевает поработать в среднем полгода—год»

dsc 8707В конце июля начальник отделения отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по СВАО майор полиции Андрей УШАКОВ был награждён медалью МВД России И.Д. Путилина. На службе он уже десять лет и может немало поведать о том, как шла борьба с наркоторговлей в эти годы.

— Расскажите, с чем связано вручение вам медали? 

— Награждению предшествовало изъятие крупной по меркам не только Москвы, но и любого региона партии марихуаны. Около ста килограммов. Что интересно, задержать мы планировали только наркоторговца. Но пока его оформляли, приехал ещё и поставщик. Распознать его позволил опыт: заметили, что возле подъезда остановился подозрительный человек, ведёт себя нервно. Решили его проверить. У него в машине нашли ещё 25 килограммов марихуаны.

Можно сказать, что был в этом некий оперативный фарт. Но везёт тому, кто над этим работает. Поставщика мы бы не задержали, если бы изначально не шли по верному следу.

Бывает так, что два—три дня подряд затишье, или не хватает считанной минуты, чтобы с поличным взять. А бывает иначе. Недавно приехали ровно в тот момент, когда подозреваемый забирал закладку.

— Зачем задержанный держал такой большой вес?

— Сказались события на Украине. Большой объём марихуаны в Москву идёт с юга, по маршруту, который теперь проходит по зоне боевых действий. Поэтому вывозили товар по максимуму и запасались надолго. Обычно такой большой вес действительно не хранят — лишний риск потерять много товара. Да и срок за такой вес будет другой, так что для наркодельцов это ещё потеря проверенных работников.

— Как вы пришли в отдел по контролю за оборотом наркотиков?

— С этим направлением я связан с самого начала службы. В органы я пришёл после армии. Правда, не в МВД, а в существовавший тогда ФСКН.

При этом у меня уже было и гражданское образование, экономическое, и опыт работы в системе налогообложения. О правоохранительных органах я поначалу не думал. Да и обстановка в стране была другая. Я рос в военном городке и видел, как людям по полгода не платили зарплату.

Но после армии понял две вещи. Во-первых, что офисная работа для меня слишком скучная. Обыденность, рутина, каждый день одно и то же. Во-вторых, изменилось отношение к людям в форме. И я пошёл в ФСКН, а после реорганизации оказался в МВД.

Скучно тут не бывает, служба разнообразная. Приходя на работу, не угадаешь, где закончится день. То ли в засаде, то ли поедешь в ночь по чьему-то следу, то ли будешь писать срочный рапорт.

— Вы на службе десять лет. Как изменился наркорынок за это время?

— Раньше больше было героина, сейчас господствуют синтетические наркотики: амфетамин, мефедрон, альфа-ПВП. Снизилась доступность наркотиков. В каком плане? В начале 2000-х годов героин продавали ложками чуть ли не на каждом углу. Сейчас всё это ушло в подполье. Неосведомлённому человеку приобрести стало сложнее. Потребление осталось в специфических компаниях, и человек осознанно приходит туда. А раньше можно было и случайно попасть в эту среду. Кто-то, например, предложил попробовать на обычной вечеринке или на студенческих посиделках.

В те времена все на улице знали, что рядом живёт некий Петя, к которому можно постучаться и он продаст. Сейчас, скорее всего, этот Петя либо сидит, либо лежит, если сам был зависимым.

— А как менялась ситуация с марихуаной?

— Объём остаётся примерно на одном уровне. Причина в том, что её начали выращивать на нашей широте. Раньше марихуану везли исключительно с юга, оттуда, где она растёт просто под солнцем. А теперь люди покупают специальные лампы, удобрения, семена и организуют теплицы в обычном дачном доме или даже квартире.

— Ну, по крайней мере, доля героина снижается. Всё-таки самый опасный наркотик.

— Распространённое заблуждение считать, что есть опасный и не опасный наркотик. Не опасных не бывает. Лёгких не бывает. Наркотик — это наркотик. Это зависимость.

Есть разница в том, как они влияют на организм. Последствия разные. Героин бьёт по всем органам. Начинают отказывать печень, почки. Но при этом голова может более или менее соображать. Хотя понятно, что, когда наркозависимому нужна доза, он сделает что угодно. Тут разум пасует перед зависимостью. Но если героинового наркомана удаётся вылечить, то он сможет по крайней мере на какое-то время вернуться в социум, полноценно работать, быть с семьёй. Правда, велика вероятность, что человек сорвётся вновь.

А вот современные синтетические наркотики очень сильно влияют именно на мозг. Если сравнивать мозг с компьютером, то у человека перегорает плата. Физически он может быть здоров, но вот психические изменения зачастую необратимы. 

— За десять лет наверняка у вас на службе было немало памятных случаев.

— Больше всего запоминается, когда людям помогаешь. Был случай: задержали молодого парня. А он жил с девушкой и постепенно вовлекал её в эту среду. Она только-только начала употреблять. И мы появились вовремя. У неё раскрылись глаза: она видит происходящее и осознаёт, что это тупиковый путь. Что её молодой человек сейчас надолго отправится в тюрьму. Что это совсем не такая уж привлекательная жизнь.

Самая-то главная наша цель — это профилактика. И главная награда — видеть, что человек вовремя остановился или сумел выбраться из этой ямы. 

Был ещё один человек. Он длительное время употреблял героин, сам слезть не мог. Наркозависимые — это же как алкоголики. Он, может, и просыпается с мыслью, что надо бросить, а потом приходит в ту же компанию, друзья подсовывают дозу… Всё по новой. Я помог ему найти реабилитационный центр. И вот уже десять лет он не употребляет. Периодически звонит, благодарит. Сейчас живёт на Черноморском побережье и сам занимается реабилитацией наркоманов.

Вот такие случаи запоминаются больше всего.

— Бывает, что люди, которых вы задержали, благодарят?

— Редко. Но, как правило, и ненависти у них нет. Хотя ситуация, конечно, для них некомфортная. Бывает так, что тебе нужно их оформить, получить информацию, а человек уже устал, ему хочется отойти, покурить, перекусить. Законом это не регламентировано, но ты сам относишься по-человечески, адекватно. Банально: приезжает за ним конвой, а ты ему даёшь возможность покурить перед тем, как его уведут. Как правило, люди запоминают такое отношение.

Они же всё понимают. Да, занимался наркоторговлей, да, поймали. Все осознают, чем это закончится. Он ждёт, что его поймают, знает, что рано или поздно попадёт в тюрьму.

— Чувствуя нормальное отношение, человек, наверное, и расскажет больше.

— Он и так расскажет. Ему терять уже особо нечего. Он понимает, что это срок. Причин молчать нет. С чего ему проявлять упрямство и не рассказать, где забирал, с каких адресов?

— Это ведь можно узнать и из переписки в мессенджерах.

— Без его комментариев она не так ценна. К тому же многие используют какие-то условные обозначения. У того же героина в ходу не меньше десятка сленговых названий. Современные наркотики ещё сложнее. Постоянно возникают новые.

Недавно появилось новое увлечение — смесь лекарственного сиропа с газировкой. Тоже вызывает определённую эйфорию. Пришло из-за рубежа, как всё самое лучшее. И вот читаешь об этом и поначалу понять не можешь, о чём вообще разговор. Оказывается, вот такой коктейль.

— Во всяком случае, лучше, чем «крокодил» варить.

— Опять же: не нужно делить такие вещества на опасные и не опасные. Этот коктейль, если его регулярно пить, пагубно сказывается на печени. Плюс это такая же зависимость. Он изменяет состояние. Человек привыкает к этому состоянию, ему хочется ещё и ещё.

Марихуану некоторые считают чуть ли не безвредной. Но у людей, употребляющих её каждый день, меняется даже манера общения. Человеку становится неинтересно со старыми друзьями, он ищет круг тех, кто тоже употребляет. Обычные развлечения уже не увлекают, ему хорошо, только когда он покурит. Быстро наступает деградация личности. Хорошо, если это вовремя замечает кто-то из близких.

— Как вообще люди приходят в этот «бизнес»?

— Закладчиков часто вербуют из среды покупателей, которым это видится естественным путём: не только употреблять, но и ещё на этом и зарабатывать. Бывает, возвращается к этому промыслу тот, кто уже отсидел за подобные преступления. По классике: украл, выпил, в тюрьму. Нам попадаются отсидевшие уже два, три раза.

Вообще в наркобизнесе остро стоит вопрос кадров. Не все пойдут на это в силу своей моральной позиции, не у всех есть нужные навыки. Как упаковать наркотик, довезти, спрятать, как вести себя, когда остановят сотрудники полиции.

Но тот, кто готов этим заниматься, нередко оказывается не самым смышлёным и ответственным работником. Случается, такие люди не могут толком сфотографировать закладку и сбросить её координаты. Путают дни, места, адреса.

— Почему люди выбирают такое ремесло?

— Это лёгкие деньги. Люди хотят всего и сразу. Они видят новости о задержании очередного наркоторговца, но успокаивают себя: в следующий раз поймают не меня, я буду умнее. Это как не пристёгиваться за рулём. Некоторые люди почему-то уверены, что они-то не попадут в ДТП. Это в человеческой натуре — верить в то, что худшее с тобой не случится, что ты почему-то избранный.

Да, торговлей наркотиков можно зарабатывать много без образования. Но тебя поймают. Обязательно. Ловят, как бы не изощрялись и куда бы ни прятали. Гениальная конспирация, смена машин, адресов, паспортов — ничего не спасёт.

Как правило, закладчик успевает поработать в среднем полгода—год. В редчайших случаях кому-то удаётся продержаться дольше.

— Заработаешь много, но потратить никуда не получится.

— Потратить получится, только не на то, что хотел. Начинаются суды, адвокаты, посылки, передачи и т. д. Словом, этот заработок приводит к намного большим тратам. За тебя ещё и твоим близким придётся платить тем же адвокатам. И речь не только о деньгах. Ты в семью приносишь беду. А если ты был кормильцем? Ведь, как правило, занимаются наркоторговлей мужчины. И вот мужчина выпадает, а семье как-то надо жить.

Денис КРЮЧКОВ,

фото Николая ГОРБИКОВА

Есть такая служба, Острая тема, Номер 32 (9827) от 30 августа 2022г.