petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Женское ли дело служить в спецотделе

10Можете себе представить, что в знаменитом отделе по борьбе с бандитизмом, воспетом в культовом многосерийном фильме «Место встречи изменить нельзя», служила обаятельная и хрупкая женщина?

Что наравне с коллегами-мужчинами делила опасную работу опера, проводила сутки в засадах, задерживала вооружённых бандитов и «раскалывала» матёрых уголовников? Знакомьтесь: полковник милиции Наталья МАЛИНКИНА. Её биография в спецотделе и МУРе достойна приключенческого романа. Приоткроем лишь несколько страниц.

–Наталья Николаевна, какие пути-дороги привели вас на оперативную работу?

— В детстве я жила на Рочдельской улице около Трёхгорки. Мимо наших окон всегда проходила со звонким цокотом конная милиция — обеспечивать порядок на стадионе. И я всегда говорила, что обязательно буду конным милиционером. Своей мечте не изменила. И мама, зная мой характер, попросила знакомого, который работал в Краснопресненском РУВД, устроить меня после 10-го класса в милицию. И я два года работала делопроизводителем в 11-м отделении милиции, потом в секретариате на Петровке, 38. Работа скучная, перебирала бумажки. Закончив трёхлетнюю Школу милиции, сразу поступила в Московский филиал юридического заочного обучения (МФЮЗО) при Академии МВД СССР. Пять лет обучения, и работа в ЗИЦ. Оказалось, не по душе… В оперативники попала благодаря собственному упорству. Пришла к заместителю начальника ГУВД и попросилась в уголовный розыск. Меня расспросили. Чем убедила, не знаю.

11

Наталья Малинкина (в центре)
вместе с коллегами­муровцами

Но замначальника снял трубку и позвонил в отдел кадров. Так я стала оперуполномоченным отдела спецслужбы. В 1982 году подразделение разделили на два подразделения: по контролю за оборотом наркотиков и по сбыту краденого имущества. Нашими объектами были рынки, ломбарды, злачные заведения, где сбывались краденые вещи. И мы перекрывали эти места.

 

— Вы никогда не жалели, что занимались не женской работой?

— Ни разу не пожалела… Кстати, когда спецслужба наша разделилась, мои коллеги Наталья Зуева и Елена Гущина перешли в отдел по контролю за наркотиками, занимались в общем-то бумажной работой. А в нашем отделе по тяжким преступлениям я была единственной женщиной-оперативником, работающей на «земле». Поначалу тяжело было осваивать эту «махину», вникать в тонкости оперативно-розыскного дела, учиться продумывать и проводить хитроумные комбинации — это своего рода искусство. А потом втянулась. Чтобы человеку стать счастливым, нужно, по крайней мере, любить свою профессию — профессию людей защищать. Вспомните известный афоризм из фильма «Офицеры»!

Боевая летопись Спецотдела

Одними из самых известных в истории Спецотдела были раскрытия таких громких преступлений, как дело Устиновича, которого впоследствии приговорили к расстрелу (на его счету числилось несколько убийств и дерзких ограблений  обменных пунктов и магазинов «Свет»), задержание маньяка, изнасиловавшего более 50 девочек, ограбление Архангельского собора Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника и Коломенского краеведческого музея, которым возвратили уникальные антикварные изделия  XVII века, а также раскрытие ограблений нескольких ювелирных магазинов и многих других преступлений. Храмам и монастырям вернули сотни похищенных икон и церковную утварь, в доход государства возвращено на миллионы долларов драгоценных камней, технического золота, платины и серебра. Не случайно более половины сотрудников были награждены государственными наградами.

По своим показателям Специальный отдел занимал лидирующие позиции среди всех оперативных подразделений московской милиции, за год раскрывали более 1,5 тысячи преступлений.

Добро пожаловать в МУР!

В Спецотделе Наталья Николаевна проработала вплоть до его расформирования в 2001 году. И несколько сотрудников оказались не у дел, в том числе и Малинкина. Но для такого ценного сотрудника, как оказалось, место уже держал начальник отдела МУРа Андрей Тестов. Искал её целую неделю, а тут случайно встретил в воскресенье в коридоре у двери начальника МУРа. Взял Наталью на должность старшего оперуполномоченного по ОВД и по её просьбе ещё двух её безработных коллег: «Их тоже приводи!» Специфика была та же: бандитизм, грабежи и разбои. И вот что значит, когда человек на своём месте! Сразу, без раскачки, пошли у Малинкиной успешные раскрытия серьёзных преступлений. Отделение Натальи раскрыло убийство криминального авторитета в Жуковском. Буквально в те же сутки — раскрытие двух разбоев, связанных с бытовой техникой. Затем ещё задержали налётчиков, промышлявших кражами из квартир. И этим явно не женским делом Наталья занималась наравне с коллегами-операми.

— Как преступники реагируют на сыщика в юбке?

— Без улыбки один случай не вспомнишь. Один из жуликов, попавшийся на скупке краденого, увидев меня с пистолетом, шарахнулся резко в сторону. Ребята его спрашивают: «Ты чего испугался?» А он в ответ: «Мужик с оружием — это нормально. А баба с пистолетом непредсказуема!»

Несколько лет Наталья Малинкина работала вместе с Тестовым, а когда он ушёл на пенсию, перешла в 9-й отдел — это отдел по розыску и контролю сбыта краденого имущества с привычной специализацией и теми же правилами: «Ювелирная работа опера — задержать без стрельбы, шума и пыли». И удача не изменяла. Всегда получалось хитроумно заманить злодея в ловушку. На счету у единственной в МУРе женщины-сыщика, плюс ещё полковника милиции, было более одной тысячи пойманных преступников! И на Доске почёта МУРа среди лучших сотрудников 5 лет находился и портрет Натальи Малинкиной.

— Наталья Николаевна, помните первое дело?

— Конечно, оно запомнилось. В начале 80-х годов случилось резонансное убийство посла Мексики. От своего информатора Наталья Николаевна получила сообщение о подозреваемом в этом преступлении. И сразу позвонила своему начальнику — Александру Бузыкину. Он распорядился: «Тащи сюда этого «кролика» на Петровку, к начальнику МУРа!» Информатор рассказал всё об этом убийстве. А заказала посла его русская любовница. Совместно с сотрудниками КГБ её сняли чуть ли не с трапа самолёта в аэропорту Шереметьево-2. Так благодаря информатору быстро раскрыли преступление. Потом за это дело руководство получило награды, а мне только через полгода вместо обещанной премии в 100 рублей выплатили 30, а на остальные 70 рублей — благодарность…

Ещё был случай в 1999 году. Задержали в ломбарде двух невзрачных, в потрёпанной одежде мужчин. Заподозрили их, когда они хотели заложить дорогого вида мужской перстень. При обыске у них также обнаружили банковские карточки и паспорт на имя американского гражданина. На допросе парни сознались, что познакомились в сквере у Большого театра с молодым человеком, который предложил им приехать к нему домой. Там они его избили, нанесли лёгкие ножевые ранения и обобрали. Затем они спешно покинули квартиру и тут же отправились продавать украденные вещи. Через посольство США оперативники выяснили личность потерпевшего. Потом он пришёл на Петровку, чистенький, со вкусом одетый, пухленький. И рассказал начало истории, дав понять, с какой целью он пригласил домой двух случайных мужчин. А позже из американского посольства пришло благодарственное письмо.

У каждого оперативника есть свой «золотой запас», истории, ставшие классикой уголовного розыска, красивые резонансные раскрытия. Или вот случай, о котором Наталья Николаевна вспоминает с улыбкой. Задержали воров с двухметровой золотой цепочкой. Может, какой-то чудаковатый новый русский заказал, вспомнив пушкинскую «златую цепь на дубе том»? Оказывается, жулики работали на заводе ювелирных изделий «Адамант». И, несмотря на тройную степень защиты, «кот учёный» умудрился вырезать пару метров из бобины, на которую наматывается золотая цепь. Эту новость администрация узнала от сыщиков МУРа.

— Наша специфика расследования была в том, что работать начинали от задержания, от похищенных вещей. Мы сами искали, кому они принадлежали, где совершено преступление, — продолжила рассказ Наталья Николаевна. — У нас было «всеядное» подразделение, «доставались» нам убийства, кражи, грабежи, разбои, нарушения правил валютных операций, наркотики, фальшивомонетничество. Однажды задержали в Красногорске чеченскую группу, больше 10 тысяч фальшивых долларов предлагали нам купить…

— Наталья Николаевна, а ваши детские мечты сбылись?

— Стать кавалеристом-милиционером? (Улыбается). Представьте себе, сбылись! Милиционером я стала и… 10 лет занималась верховой ездой. Какие ещё увлечения? Не вяжу и не шью, это не моё. Я приятельствовала с Натальей Гундаревой, мы соседями были. И она часто приглашала меня в театр. Люблю смотреть с точки зрения профессионала милицейские сериалы. Понравились «Ментовские войны», особенно первые серии. Устюгов, который играл Шилова, очень напоминал мне Александра Бузыкина, по внешности и манере поведения — ну просто копия.

Если говорить о личной жизни… Замужем была, муж мой в КГБ работал. Но быстро разошлись. Почему? Видимо, не было любви. Когда я люблю человека, стараюсь всё для него сделать. И работа тут ни при чём. Жалею, что не родила ребёнка… Я, как и многие женщины, сентиментальна. Очень люблю фильм «Белый Бим Чёрное ухо», но до сих пор не могу досмотреть до конца. После первой серии заливаюсь слезами и выключаю телевизор.

А женскую слабость, наивность и доверчивость могу... сыграть. Для дела, конечно. Кстати, расскажу историю. В 1996 году в Москве многие газеты писали о деле Смолина, которого в шутку называли «сыном Немцова». Он продавал иномарки якобы из правительственного гаража. Схема была простейшая. Приезжал к богатенькому клиенту на «Ауди», предлагал за полцены автомобиль, брал задаток и исчезал… Однажды на одном из объектов я обратила внимание на парня лет 25-ти, который предлагал иномарки за полстоимости. По виду — натуральный кидала. Решили с ребятами разработать целую комбинацию. Я в роли богатой и пресыщенной покупательницы выложила ему в обмен на расписку 2 тысячи долларов. Он уже собирался исчезнуть без следа, но наши ребята, появившиеся как из-под земли, быстро надели на него наручники.

— Какие моменты в жизни были самыми трудными?

— В августе прошлого года ушла из жизни моя мама. Других трудных моментов в жизни у меня не было. Слава богу, мама во многом помогла мне. Она во время войны работала на трудовом фронте — сначала на шахте, а затем в Новосибирске на вокзале по детской беспризорности. И милицейская работа дала ей большой опыт. На эту стезю ступила и я. Конечно, переживала она, когда я ночами работала. Но ведь нет лучшей награды для опера, как задержать преступника, раскрутить и найти потерпевших. Я на Петровке не сидела, бумаги свои написала, отчиталась перед руководством на совещании — и на объект. И вот спустя сутки или двое едешь в 5 утра домой и ощущаешь чувство выполненного долга. И на душе светло, когда группа бандитов обезврежена. В 90-е годы зарплата у нас была небольшая, но ведь не корысти ради служили. Слава богу, у нас ребята хорошие были в отделе, мы до сих пор встречаемся. Перезваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками, днями рождений — телефоны не умолкают. Прекрасное было время!

Беседовал Сергей ДЫШЕВ,

фото из архива Натальи МАЛИНКИНОЙ

ДЕЛА И ЛЮДИ, Номер 19 (9668) от 4 июня 2019г., Ветеран