petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

АРТПОДГОТОВКА МИЛИЦИОНЕРА ДЁМИНА

DSC 2210На минувшей неделе в зале заседания коллегии чествовали ветерана Великой Отечественной войны и МВД старшину милиции Ивана ДЁМИНА.
Повод был весьма серьёзный. Ведь легендарному солдату двух войн исполнилось 90 лет. Началась церемония с вручения юбиляру медали «За боевое содружество», которой Иван Павлович был награждён приказом министра внутренних дел России за активное участие в ветеранском движении и большой вклад в патриотическое и нравственное воспитание молодых сотрудников органов внутренних дел. Затем все присутствовавшие посмотрели документальный фильм, посвящённый жизни Ивана Дёмина.

IMG 7036— Уважаемый Иван Павлович, вы обладаете высоким авторитетом в профессиональной сфере, а ваш богатый служебный и жизненный опыт востребован при обучении личного состава и поддержании славных традиций службы. В день вашего юбилея примите искренние пожелания крепкого здоровья, счастья и благополучия! Пусть душевная теплота, поддержка родных и близких всегда наполняют вашу жизнь, — заявил начальник ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор полиции Олег Баранов, обращаясь к ветерану.

Затем юбиляр услышал в свой адрес много тёплых слов от руководителей главка и председателя гарнизонного Совета ветеранов генерал-майора внутренней службы Виктора Антонова.

В ответном слове Иван Павлович поблагодарил руководство главка за заботу и внимание и заверил, что будет продолжать работать с молодёжью.

«МОЛОДЁЖЬ, БЕРИТЕ С НАС ПРИМЕР!»

IMG 7099А накануне мероприятия в главке Ивана Дёмина, чтобы поздравить его с юбилеем, на дому посетили начальник УМПО УРЛС ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Виктор Гордун, помощник начальника по работе с личным составом УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Андрей Каравдин и сотрудники окружного управления.

Девяностолетие… Если бы мы отмеряли возраст не по паспорту, а по бодрости духа, стоило бы вычеркнуть из даты лишние лет эдак шестьдесят. Хозяин квартиры радостно встречает гостей, усаживает их за стол. На проявленное внимание к своим нуждам реагирует почти строго — ну что вы как к старику? Приглашение приехать на церемонию в главке принимает с удовольствием. Ему обещают прислать машину. «Поедем, — решительно кивает Дёмин. — А не приедете, так я сам приду!»

Во время застолья, конечно, разговоры о военной молодости ветерана. События тех лет ветеран помнит прекрасно. Началась для него служба в 1943 году. Промозглым ноябрём он оказался в числе других новобранцев в Киеве. Город только освободили от нацистов. Прибыли «купцы» с фронта — набирать пополнение. Дёмин вместе с другом, с которым они выросли в одной рязанской деревушке, и другими товарищами попали в связисты. «Так мы понятия не имеем, что такое связь!» — удивился один из солдат, выражая общее сомнение. Командиры этого скепсиса не разделили: «Катушку сумеешь таскать? Закрутить кабель сумеешь? А раскрутить? Ну а остальному научим: «когти» наденешь, на столб залезешь, а там мы подскажем, куда провода включить».

Конечно, работа связиста оказалась несколько сложнее, но новобранцы ею за несколько недель овладели отлично. Впереди — первые бои. Красная Армия готовилась к наступлению на позиции немцев и их союзников в Молдавии.

— Утром рано как артподготовку дали! — вспоминает начало Ясско-Кишинёвской операции Иван Дёмин. — Кто на лодках, кто на плотах, кто на машинах по понтонам — пошли вперёд пехота, танки.

Оборона врага была взломана. Молниеносный разгром нацистов привёл к перевороту в Румынии, чьи войска вскоре уже наступали вместе с советскими солдатами.

2-й Украинский фронт, в составе которого сражался Дёмин, пошёл на Венгрию. Будапешт был взят в кольцо. Долго пришлось держать осаду.

— В городе бои были сильные. Каждый дом приходилось штурмом брать. Каждый дом! — качает головой ветеран. — Хлебнул я в Будапеште…

Солдаты, кто молодой, кто привыкший к войне, не боятся ничего. Врываются в подъезд — и сразу бегут по лестнице наверх. Что время терять? А венгры с немцами в квартирах сидят. Связисты идут позади всех. Дёмин был с катушкой чуть дальше остальных. Один из немцев, думая, что штурмовая группа вся ушла наверх, выскочил в коридор и открыл огонь. Автомат германский слабенький — шифер, которым обложена лестница, пробил, да и только. Никто из пехотинцев в грохоте боя даже и не заметил опасности. Никто, кроме Дёмина, который как раз выскочил на этаж.

Патроны у немца кончились. Руки у него трясутся, кое-как схватил новый магазин, да вставить не может. В этот момент перед ним появился советский связист. Если бы сейчас немец всё-таки загнал в паз патроны! Но железо не поддалось непослушным рукам. Как-то нелепо, будто прогоняя непрошеного гостя, он оттолкнул Дёмина. Но тот не дал ему второго шанса зарядить оружие. Как в вату вошёл четырёхгранный штык. Немец упал.

Наверху не заметили и этой схватки. «Ну где ты там болтаешься?» — накинулся на товарища взволнованный связист. Дёмин продемонстрировал ему окровавленный штык. «Воюю! Квартиры-то надо проверять!»

Великая Отечественная война закончилась для него в Праге. Но фронтовая дорога ещё не была пройдена. Опытные части погрузились в эшелоны и двинулись на восток, к границе с Маньчжурией.

Первые бои проходили в гористой местности — на Хинганском хребте. Среди возвышенностей петляет одна дорога. Она уже пристрелена японцами. Враг давно строил линии своей обороны и крепко врылся в землю.

Но только начинают бить его пушки, воздух заполняет устрашающий противника рёв моторов — в атаку идут «Илы». Штурмовики разносят укрепления, вслед за их воздушной волной поспевает пехота. Оборона в горах смята, Красная Армия выходит в долину.

— Тут уж легко стало, не то, что с Германией, — улыбается Дёмин.

Отборная группировка Императорских вооружённых сил Японии, Квантунская армия, вскоре перестанет существовать.

Навстречу наступающим советским частям шли ряды пленных. В шутку красноармейцы спрашивали у японцев: «Ну что, отвоевались?» Кто-то понимал по-русски. Один угрюмо отозвался: «У нас приказ сдаваться». «Теперь на три года в тайгу, дрова пилить будете», — подначил его один из солдат. Это, как ни странно, ободрило японца: «Ничего, ещё наши деды в плену были! Мы Россию уважаем».

Война закончилась, и Дёмин некоторое время служил в пограничных войсках, а после демобилизации по совету своего крестника решил пойти в милицию. Направлен он был в отделение в Марьиной роще. В советское время район этот имел мрачную славу — криминального элемента тут хватало. Приходилось и здесь Ивану Дёмину вступать в схватку не на жизнь, а на смерть.

Были тут склады, с которых нередко тащили товары. Очередной патруль завершился памятной встречей. Глубокой ночью по тёмной стороне улицы крались двое мужчин с мешком — утащили сахар, как потом выяснилось.

«Ну что, не тяжело вам?» — незамеченным со спины подошёл к ним Дёмин. Тот, что поддерживал мешок сзади, повернулся к милиционеру с ожесточённым лицом. «Сейчас легко будет», — прохрипел он. В руке вора сверкнула финка.

Война отточила рефлексы. Дёмин тут же левой рукой перехватил его за запястье, а правой нанёс молниеносный удар. Сила была такой, что преступник отлетел на несколько метров. Второй вор, оценив изменившуюся обстановку, бросился наутёк.

Телефонов тогда не было, машину посереди ночи встретить — шансов немного. Хоть тащи задержанного на себе! На удачу, на улице появился припозднившийся прохожий, он и добежал до отделения. В ожидании подкрепления Дёмин всё больше переживал: бандит никак не приходил в себя. Неужто убил одним ударом? Но тот оказался в глубоком нокауте, и вскоре его доставили в отделение. Позже поймали и беглеца.

В другой раз Ивану Дёмину пришлось выйти против топора. На одном предприятии случилась трагедия: рабочий зарубил одного из своих начальников. Дёмин как раз был неподалёку на посту, когда к нему подбежала женщина, сообщившая о происшествии. Убийцу окружили товарищи, пытаясь его успокоить. Но тот был на взводе: «Не подходи!» — и размахивал топором, никого не подпуская.

Дёмин протиснулся через толпу. Дико смотрел на него этот человек. «Что же, ты и меня хочешь зарубить? — спросил у него милиционер. — За что ты меня рубить будешь? Знаешь, я ведь имею право выстрелить в тебя. Но я не буду в тебя стрелять. Зачем? Давай лучше договоримся. Зарубишь ты меня, а потом что? Лучше отдай топор да садись. Позвоним начальству, разберёмся во всём». Спокойная речь милиционера как лекарство подействовала на растревоженный разум убийцы. Слушая его, он словно бы обмяк и выронил топор. Люди были в безопасности.

Тридцать пять лет Иван Дёмин отдал правоохранительным органам. Сегодня он обращается к молодёжи: «Берите пример с нас. Сколько я служил, ни разу не получил замечания за свою работу — только поощрения! Вот так и вы служите!»

Евгений КАТЫШЕВ, Денис КРЮЧКОВ, фото Николая ГОРБИКОВА

Ветеран, История Победы, Номер 39 (9542) от 18 октября 2016г.