petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Бездомный — это человек, которому нужна помощь

66139Слово «благотворительность» произошло от слова «благо» — это означает делать благое для людей дело. Павел АКСЁНОВ — президент российской некоммерческой организации, Благотворительного фонда САМЮ сосьяль Москва, который занимается помощью жертвам социального отчуждения и прежде всего бездомным. И разговор с ним как раз на эту животрепещущую тему.

— Павел Герадьевич, как и с какими целями возникла в столице САМЮ сосьяль Москва?

— Мы были образованы в 2003 году, так что 17 лет — это уже немалый стаж. Наша организация, как это можно увидеть из названия, имеет французские корни: САМЮ — по-французски «скорая помощь», сосьяль — социальная. Общая идея создания такой организации возникла ещё раньше в Париже, когда власти французской столицы и неравнодушные люди всерьёз задумались над решением проблемы бездомности. Они создали службу, которая заботилась о бездом-
ных людях, обеспечивала им приют, одежду, питание, лекарства и т. д. Одним из основателей французской организации является также основателем и нашего фонда — это врач-анестезиолог доктор Ксавье Эммануэли, он также один из основателей известной организации «Врачи без границ». Второй учредитель нашего фонда — это знаменитый врач-педиатр, хирург и общественный деятель доктор Леонид Рошаль. По инициативе этих людей в ответ на растущую в Москве проблему бездомности и был создан наш фонд. Основные наши принципы — это уважение и неосуждение любого человека, оказание ему помощи. Миссия нашей организации сугубо гуманитарная, социальная. За всю историю существования фонда у нас были разные программы: одно время в Москве была проблема детской бездомности, мы старались помогать таким детям, пристраивать их. Когда эту проблему во многом благодаря усилиям властей удалось решить, у нас появилась программа помощи женщинам, в том числе с малолетними детьми, попавшим в трудные ситуации. А с 2014 года фонд работает с взрослыми бездомными людьми на улицах Москвы.

— Какие направления работы вашей организации на сегодняшний день?

— Могу назвать три основных направления: мобильная выездная работа — мы не ждём бездомных людей, а сами к ним идём. Второе направление — консультации бездомных людей, которые находятся в Центре социальной адаптации имени Е.П. Глинки и его филиалах в Москве. В нашем фонде есть психолог, он проводит как индивидуальные, так и групповые консультации. И третье — это образовательные мероприятия, информационные кампании. Бездомные люди — часть нашего общества, поэтому их проблемы необходимо обсуждать. Недавно мы провели мастер-класс на эту тему со студентами магистратуры Высшей школы экономики.

— И всё-таки с какими клиентами вам приходится работать?

— Мы определяем три фактора, которые влияют на вероятность того, что человек придёт к состоянию бездомности. Это, во-первых, экономические ресурсы, во-вторых, уровень образования, компетенции и навыки и, в-третьих, социальные связи. Если у человека все три фактора в нормальном состоянии, то такой человек вряд ли станет бездомным. Есть определённая статистика на сей счёт. По данным департамента труда и социальной защиты населения Москвы, в столице сейчас около 10—15 тысяч бездомных. Цифры весьма приблизительные и колеблются в зависимости от сезона, экономической ситуации и т. д. Около половины бездомных заявляют, что приехали в Москву в поисках работы, но не получилось, жить стало негде, а возвращаться некуда, да и стыдно. Семейные неурядицы стали причиной бездомности у 30%. Их выбросили родственники на улицу по разным причинам. 20% бездомных — это жертвы мошенничества с жильём. Освобождённых из мест лишения свободы — около 8%. Алкогольная и наркотическая зависимость стали причиной бездомности у 7%. Женщин среди бездомных, по нашим наблюдениям, около 15—20%, и это наиболее уязвимая группа, поскольку они часто становятся жертвами насилия, более подвержены различным заболеваниям, передающимся половым путём, — ВИЧ-инфекции, гепатитам, и, таким образом, требуют повышенного внимания с нашей стороны.

— Куда же в итоге направляете таких граждан?

— Иногда в Центр социальной адаптации, но не все хотят туда ехать. Этой весной на фоне пандемии стали принимать бездомных хостелы, и это было серьёзным подспорьем. А если говорить о медицинской помощи, то в каждом конкретном случае выбираются адресные необходимые меры: мы организуем экспресс-тесты, например, на ВИЧ-инфекцию, консультируем, стараемся доставить человека в медучреждение, чтобы он начал лечиться. То же и с алкогольной зависимостью: сотрудничаем с Центром профилактики зависимости Московского научно-практического центра наркологии, направляем туда. А чаще всего в случае острых состояний вызываем скорую помощь. Мы стараемся не терять контактов с нашими подопечными, чтобы поэтапно помогать им на основе доверительных отношений. Словом, что можем — то делаем.

— Среди встречавшихся вам бездомных были какие-то уникальные личности?

— Для нас все люди важны, прежде всего как страждущие помощи. А вообще приходилось встречаться с очень умными людьми, со своими взглядами на жизнь, с большим опытом, повидавшими многое. Но для нас каждый бездомный — это в первую очередь человек, которому нужна адресная помощь.

— Как вы выходите на бездомных граждан? Где и как обнаруживаете?

— У нас есть микроавтобус, есть мобильная команда: медконсультант с медицинским образованием, социальный работник также с соответствующим образованием и водитель с навыками социальной работы. Регулярно подключается программный директор фонда. У нас есть определённый алгоритм действий и установленный график, а это очень важно: бездомные люди должны знать, где, когда, во сколько и в какой день мы появимся, а информация в тех кругах распространяется быстро. В первую очередь мы выезжаем в окрестности вокзалов — там наиболее часто встречаются бездомные. Мы сотрудничаем с некоммерческими организациями — нашими коллегами, которые предоставляют еду. А мы занимаемся в основном здоровьем подопечных, социальной помощью, в том числе с оформлением документов. Таким образом, бездомные люди, получив еду, подходят к нам для решения своих проблем со здоровьем. Кроме того, мы совершаем объезды по улицам Москвы, постоянно ищем места, где находятся бездомные, — это парки, скверы, лесопарковые зоны, улицы. У нас бывают рейды и по электричкам — там они тоже ночуют. Наше главное «оружие» — доверительные отношения, а если человек не желает получить от нас помощь или отправиться на лечение, то мы лишь пытаемся его убеждать.

— С какими организациями вы сотрудничаете в плане скорой благотворительной социальной помощи?

— Многие наши коллеги из негосударственных организаций тоже помогают бездомным: организуют приюты — например, дома трудолюбия, просто приюты для бездомных. Со всеми с ними мы стараемся сотрудничать, чтобы направлять туда желающих. Но и проблем немало: в этой сфере нередко присутствует и криминал, бездомных людей там просто эксплуатируют, нещадно заставляют работать в рабских условиях, буквально за еду и кров, никакой социальной адаптации там нет. И потому мы стараемся сотрудничать только с проверенными организациями. Для нас важно выбирать партнёров, которые нацелены на интеграцию бездомных людей в общество.

— Кого бы вы могли назвать среди своих главных партнёров на вашем благородном поприще?

— Вообще-то для нас все партнёры важны, в зависимости от того, какую помощь требуется оказать. Но основной наш партнёр — это госучреждение Центр социальной адаптации имени Е.П. Глинки. У его сотрудников есть служба социального патруля — их автобус забирает с улиц принимающих помощь бездомных и размещает в центре. Мы с ними координируем нашу работу. У нас есть коллеги из организации под названием «Ночлежка», они из Питера, а теперь организовали работу и в Москве. Есть «Ангар Спасения», где бездомные могут принять душ, получить средства гигиены и другую помощь. Есть и другие. В Москве много организаций, которые помогают бездомным.

— Кто финансирует вашу благотворительную организацию? Кому можно сказать спасибо за неравнодушие к людям, попавшим в беду?

— Для сотрудников фонда очень важна как материальная, так и моральная поддержка. Она укрепляет нас в мыслях, что работаем не напрасно. Например, назову такое имя — Борис Агаронов, он бизнесмен и очень отзывчивый человек, всегда готов помогать нам в благотворительных целях. Правда, хочется, чтобы таких, как он, становилось всё больше. А вообще, механизм финансовой поддержки благотворительных некоммерческих организаций стал развиваться довольно активно. Не могу не сказать о государственной поддержке как на федеральном уровне, так и на уровне Москвы. Один из основных источников самых разных направлений соцработы — это Фонд президентских грантов, мы тоже являемся получателем грантов этого фонда. Есть несколько крупных бизнес-компаний, которые оказывают нам финансовую поддержку. Немало анонимных пожертвований, пусть даже небольших, но регулярных, поступающих через наш сайт. Так что спасибо всем, кто неравнодушен к проблеме бездомности.

— Как сформировалась ваша команда?

— Мы подбираем специалистов. У нас работают люди с медицинским образованием, с опытом социальной работы. Открытость — один из основных критериев нашей эффективности, мы стараемся использовать социальные сети, все возможности интернета для поиска нужных людей в команду. Волонтёры — тоже очень важная составная нашей деятельности.

— А как вы лично оказались в этой организации?

— Каждый человек должен заниматься своим делом. У меня так вышло, что я получил образование и начинал свою карьеру в системе МВД. Ну а затем судьба так распорядилась, что я оказался на благотворительной ниве. Я очень благодарен своим преподавателям в Московском университете МВД России имени В.Я. Кикотя — в годы моей учёбы это была Высшая школа милиции, а также своим первым руководителям и наставникам. Впоследствии пришлось многому учиться заново, ведь сфера некоммерческих благотворительных организаций — это для России сфера довольно новая, она развивается лишь последние 30 лет. И как любая другая сфера, она требует профессионализма. Нужно уметь делать своё дело хорошо. А профессионал в моём понимании — это тот, кто всегда развивается, всегда готов учиться и не останавливаться. Это и привлекло меня в сферу благотворительной деятельности. Наверное, и внутренние убеждения сыграли свою роль. Нужно понимать, что все части общества — будь то люди благополучные или, скажем так, проблемные, социально активные или исключённые, — это части единого целого. Бездомные люди не взялись из ниоткуда, они так или иначе жертвы тех проблем, которые в нашем обществе существуют, хотя многие и считают, на мой взгляд, ошибочно, что такая жизнь — их личный выбор. Давайте вспомним приведённую мною ранее статистику причин бездомности.

— Какие планы у вашей организации?

— Очень хотелось бы получить новый микроавтобус, чтобы в нём было тепло и светло и можно было бы проводить все необходимые процедуры доврачебной помощи, консультировать людей в нормальных условиях. Хотелось бы предсказуемости в финансовом плане, хотя поддержка президентскими грантами — это очень важно. Мы очень хотим работать и в других городах и регионах, где, в отличие от столицы, благотворительность находится в более сложном положении. Хочется поделиться знаниями и помочь коллегам. И стремиться к тому, чтобы у нас становилось всё меньше равнодушных людей, чтобы люди помогали друг другу. В этом и есть наша сила и наша правда.

Александр ДАНИЛКИН,

фото из архива САМЮ сосьяль Москва

Благотворительность, Номер 44 (9741) от 24 ноября 2020г.