petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ П.С. БОГДАНОВУ 85 ЛЕТ


 

Уважаемый, Пётр Степанович!

 

Примите самые сердечные поздравления в связи со знаменательной датой в Вашей жизни — 85-летием со дня рождения.

Вы родились на священной Орловской земле, обагрённой кровью защитников Отечества, на земле, богатой талантливыми тружениками, деятелями науки и культуры. И Вы стали достойным продолжателем их славных дел.

Отдав всю свою жизнь служению Родине, Вы проявили лучшие качества государственного и общественного деятеля. Многое Вами было сделано для общества, для Москвы. Неоценим Ваш вклад в восстановление народного хозяйства в послевоенные годы, а глубокая преданность долгу и самоотверженное отношение к службе всегда являлись лучшим примером для Ваших коллег и подчинённых.

С Днём рождения Вас, уважаемый Пётр Степанович. Желаем Вам бодрости духа,  стойкости и оптимизма.

Самые добрые пожелания Вашим близким!

Начальник ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор полиции А.И. Якунин

Председатель Совета ветеранов органов внутренних дел

г. Москвы генерал-майор внутренней службы В.В. Антонов

 

ПРИКАЗЫ НЕ ОБСУЖДАЮТСЯ...

ПОД СТУК ВАГОННЫХ КОЛЁС

Малолетство Петенька из деревни Зайцево, что в известном Мценском уезде Орловской губернии, помнит хорошо. Жили там хоть и плохо, нищенствовали, но зато всей семьёй: радостно, уютно. Отец Степан Матвеевич хозяйством занимался, а выбрали сходом в правление сельсовета — занялся общественной работой. Да надолго его не хватило. Когда стало ясно, что придётся даже своих селян-середнячков подгонять под суровую статью «кулаки», бросил честный работник эту свою общественную обязанность, сдал печать, ключи и документы сотоварищам и вместе с семьёй (а детишек было немало) подался в город на завод.

— Ты, батя, в Москву не суйся. Там тебе с таким обозом не развернуться, — посоветовал старший сын, который работал на первых ролях у самого наркома путей сообщения Кагановича, — осаживайся на ближних путях к столице на важной кочке, проще сказать, в городе Люблино. Тут тебе и вагоностроительный завод, и дети в школу пристроятся, и Москва в случае надобности под боком.

И началась у Богдановых новая жизнь, совершенно отличная от сельской. Появился в доме достаток. Крепкая трудовая семья стала думать о будущем. Да не вышло. Началась война. Первым на фронт ушёл брат Гриша, тот самый, что был помощником наркома. Ему ведь по должности полагалась бронь, но парень отказался от неё и ушёл в окопы. Погиб в бою.

А ребятам досталось пусть и военное, но всё-таки детство. Голодное, лишённое всего, даже куска сахара, вместо которого удовольствием стала морковка или мороженая картофелина. И игрушками военной поры становились совершенно недетские предметы. Однажды попался в руки маленькому Петьке пистолет «вальтер». Где его отыскали ребятишки, теперь и не вспомнить, но тогда с невероятным трудом удалось им произвести выстрел, едва не жахнув пулей прямо в живот одному из приятелей. Тут и подскочил к ним проходивший мимо военный. Отнял забаву и ещё по шеям надавал.

 

ИЗ ДЕТСТВА ЕСТЬ

ДВЕ ДОРОГИ

Для детей военной поры в те годы было только два пути: либо остаться честным, что было крайне трудно, или оказаться в молодёжной банде, что могло произойти весьма просто. Достаточно вспомнить, например, лихую жизнь подростка Володьки Высоцкого, едва не загремевшего «под фанфары» на Большом Каретном. Благо на его пути вовремя появились сотрудники МУРа и удержали от попадания в банду, где был и «черный пистолет».

А что же Петя Богданов, ровесник Высоцкого? Судьба у паренька из  обычной, отнюдь не военной, семьи настолько простая, что не дано ему было выбиться, как Володьке, в уличные гавроши. Пришлось сразу зарабатывать деньги для всех домашних, горбатиться в заводской котельной, перелопачивая тонны угля в смену. И никто не смотрел при этом, что пареньку едва минуло восемнадцать, хлипковат он ещё для этой тяжёлой мужской работы. Парень-трудяга, естественно, вскоре  не только вошёл в коллектив, но стал понемногу и курить, и выпивать, что считалось нормальным в  заводской среде. Но дальше могло быть хуже, потому что вокруг крутились и более опасные знакомцы, тяготевшие к уголовщине. Она тогда распустилась пышным цветом. Петра выручили его разум и крепкий характер. Он понял, что среди ребят, быстро опустившихся в пьянство, а то и попавших под влияние воров, ему не место. Быть  рабочим и трудиться на производстве, где угольная пыль впивается в каждую пору тела, — не зазорно, а вот скатиться в уголовники или подонки…

Товарищи приметили, что их молодой друг ведёт себя достойно, держится скромно, и быстро отошёл от  навязчивых приглашений к выпивке.  Тогда и стали давать ему различные поручения, а потом порекомендовали в комсомольскую организацию цеха. На том собрании услышал Пётр слова одного из выступавших;

— У человека в жизни есть только два пути: честный и недостойный. Ты сейчас выбрал правильную дорогу, потому и рекомендуем тебя в нашу организацию. Вот и иди этим путём, честно выполняй поручения, которые тебе дают товарищи.

Парень нравился рабочим тем, что выбрал себе в спутники жизни спорт, а именно бокс, который уже ставит перед мужчиной запрет на пьянки–гулянки и жёстко дисциплинирует, но, главное, простой кочегар показывал себя неплохим лидером молодёжи. Он нравился заводским  ребятам тем, что резко отличался от  приходящих в цеха аппаратчиков из райкома. Очевидно, это было замечено и «наверху». Вскоре пришло указание выдвинуть активиста уже руководителем организации ВЛКСМ  всего завода.

— Братцы — взмолился Богданов, — я же совсем забросил бокс. Работа в комсомоле всё время отнимает, в секцию перестал ходить.

Товарищи внимательно выслушали комсомольского вожака, пожурили за то, что не умеет правильно распределять своё время и  решили так: передовой комсомолец выдвигается на работу в комсомоле завода, и ему поручается готовить из передовых рабочих спортсменов, в том числе и боксёров.

Горячо любивший бокс, сердцем прикипевший к заводу Пётр никак не ожидал, что однажды его вызовут в большой кабинет, хозяин  которого, тепло обняв за плечи высокого худощавого парня,  обратится к нему доверительно, но и требовательно,  глядя прямо в глаза:

— Понимаешь, Пётр Степанович, знаем твою привязанность к этому заводу, но… Все мы люди долга. И есть такое слово «НАДО», рекомендуем Вас на пост секретаря Люблинского горкома комсомола. Принимайся за большие дела.

Пройдёт немного времени, и Пётр Богданов станет первым секретарём уже горкома партии  в городе Люблино.

Партийный секретарь   успевал учиться и работать одновременно. Как  ему это удавалось, спросите? Богданов научился ценить и расписывать свой день по минутам. Индустриальный педагогический техникум и ВПШ закончил с хорошими оценками, а по качеству работы оценку ставил ему народ. Известно: в числе других территорий Москва в кольце МКАД получила достойное пополнение, в том числе и Люблинским районом.

 

ЕСЛИ ПАРТИЯ СКАЗАЛА «НАДО»

Он страстно любил своё дело, а если партия поручала дело, которое Пётр Степанович совершенно не знал и не понимал, то говорил: «Но я же не  знаю, как его делать!». А в ответ слышал: «Не волнуйтесь. Не боги горшки обжигают. Научим, поможем, поддержим». И солдат комсомола и партии кратко говорил, почти по-солдатски: «Есть!». До сих пор ему поручали близкое и понятные ему дела. Многие хозяйственные вопросы, например, он решал с инженерами, плановиками, экономистами, юристами.

А теперь его вызвали на Старую площадь в один из кабинетов, и очень строгий мужчина, обговорив несколько важных тем,  произнёс вдруг поразительную фразу:

— Пётр Степанович, предлагаем вам сменить работу; есть предложение направить вас на работу в КГБ. А если точнее, то… в разведку.

Наверное, Петру Степановичу показалось в тот момент, что произошло землетрясение и стены качнулись, а длинный стол поехал в сторону. Но нет, и мебель, и стены были на месте, и со слухом у него всё было в порядке. А хозяин кабинета тонко улыбался и ждал, когда посетитель придёт в себя от столь неожиданного предложения.

В разведку мечтают попасть мальчишки после просмотра детективного фильма, а вот зрелые, к тому же семейные мужчины с устоявшимся статусом в жизни воспринимают такие ошеломляющие предложения весьма неоднозначно. Это всё же не путёвка в Сочи  или в Анталию. Но у нашего героя выработался определённый практицизм, и он прямо  заявил  инструктору ЦК:

— Я по специальности и опыту работы инженер и хозяйственник. Это мне знакомо  и понятно. Но что мне делать в разведке? Я не военный, секреты противника отыскать в сейфах не смогу, а если и найду, то не пойму их значения.

— Об этом не беспокойтесь. Всему необходимому вас обучат, причём на очень высоком профессиональном уровне. Главное, чтобы вы дали согласие. И вот ещё что: направляемый за границу сотрудник должен в совершенстве владеть языком той страны, в которой ему предстоит работать. Подчёркиваю: в совершенстве!

И он дал согласие. Потому что партия сказала «надо», а он, Пётр Богданов, однажды присягнул этой партии и этой стране. 

Сын нашего героя, в недавнем прошлом офицер Сергей Богданов, рассказывает об отце:

— Я помню, как папа пришёл домой крайне расстроенный и о чём—то шептался с мамой. Но мне ничего не говорили. А на утро он, тяжело вздохнув, ушёл на работу. Потом пройдут годы, и я узнаю, что папа прошёл специальную подготовку в ставшей теперь широко известной спецшколе внешней разведки № 101. Там же прошёл и ускоренный курс испанского языка. Родители вместе с детьми должны были выехать на работу в Чили. Причём папу готовили на роль не простого разведчика, а резидента! Ему было тогда 34 года; и у него в силу возраста, как я сейчас понимаю, были значительные трудности с восприятием иностранного языка. Отпускали курсантов домой только раз в неделю, и когда папа приезжал, для нас, домашних, эти краткие часы были настоящим праздником

Втянувшись в необычный тренинг, вчерашний партийный руководитель начинал переориентироваться на свою будущую работу в Чили. Между тем,  там произошла смена режимов, и уже подготовленный к службе за границей специалист вдруг оказался в совершенно ином месте: на западном рубеже социализма, в братской ГДР, в Восточном Берлине. К тому времени там выросла знаменитая Берлинская стена, разделившая страну на долгие времена.

— Я хочу отметить, — рассказывал Сергей Богданов, — что форму мой папа  не носил. В разведке вообще форму никто не носит. И я совершенно случайно узнал, что папа был майором, имел удостоверение. Что же касается самой «фирмы», то в Берлине никакой резидентуры не было, а существовало представительство КГБ СССР, где папа работал секретарём  парткома. Таким образом, он продолжал оставаться  на партработе, являясь одновременно вторым лицом после официального представителя КГБ.

   С 1964 по 1967 год семья Богдановых жила в весьма непростых условиях — на передовом западном рубеже. Да, скажут многие, нам бы пожить в ГДР. Неплохо, если  смотреть с чисто бытовых сторон: продукты, вещи, развлечения – всего в достатке. Но рядом были и военные базы НАТО, ночные тревоги...

В своих воспоминаниях сын Богданова дал яркое, восторженное описание ГДР. В его памяти навсегда запечатлелись образы древнего Лейпцига, название которого он произносит истинно по-немецки — «Ляйпцих», и красоты Ваймара, опоэтизированного Гейне и Гёте.  Его восхищает город Карл-Маркс-штадт с известной школой фигурного катания, откуда на лёд в большой мир выкатилась звездочка ГДР Габи Зайферт. Серёжу принимали в пионеры в ГДР у памятника советскому воину-освободителю. И был необычайный туман, а солдат словно парил в небесах и принимал у советских ребят их первую клятву на верность отчизне.

— А ещё, — смеётся  Сергей Петрович, — отец научил меня стрелять из ружья, кажется, производства известных тогда заводов г. Зуль. Двустволка 12-го калибра. Я тогда еле устоял на ногах. Когда грохнул выстрел, ствол при отдаче ударил по носу. Гильзу я потом сохранил как первую удачу. Аромат перегоревшего пороха помню и сейчас.

 

НА ПОГРАНИЧНОЙ

ПОЛОСЕ

— Наряд, смирно! Приказываю выступить на охрану государственной границы Союза Советских Социалистических Республик. Вид наряда…— доносится до караульного помещения зычный голос заместителя начальника заставы. Через минуту-другую наряд в составе двух воинов, вооружённых автоматами, двинется вдоль контрольно-следовой полосы(КСП) на линию границы. Что их ждёт там? Спокойный неторопливый обход или столкновение с опасным  нарушителем, а может быть, схватка с вооружённой бандой? Граница— всегда опасность и готовность к риску. Здесь служат воины, которым  в мирное время всегда приходится сталкиваться с войной.

— Когда мы вернулись в Москву, — рассказывал Сергей,— у меня была масса впечатлений от ГДР и казалось, что лучше этой страны на свете нет ничего. Но вот папу вызвали в ЦК и предложили теперь уже как военному человеку и чекисту работу в административном отделе. Многие не знающие смысл его работы партаппаратчиков, считают, что  это сидение в чиновном кресле весь день напролёт. Конечно же, бумаг хватает, но и работать, как говорится, « в поле» приходится немало. А папа курировал пограничные войска и контролировать их, находясь в кресле, согласитесь, смешно. Он часто выезжал на границу, и мы бывали с ним вместе. С тех пор я полюбил погранзаставы и влюбился в пограничников! Из всех родов войск эти ребята вызывают у меня особое чувство  восторга и восхищения! Мы ездили в Киев, а оттуда на западную границу в Ужгород и далее под  Одессу.

Сергей в диалоге с корреспондентом Екатерине Крутоголовой рассказал интересный случай, произошедший с Петром Степановичем. Он как специалист в оперативном деле был направлен лично Андроповым в кавказский регион, где в горной местности скрывались бандиты.  Здешние жители выдать властям даже опасного преступника считают зазорным, а вот дать ему кров, напротив, – достоинством, обязанностью и гостеприимством. Увы, «закон гор» был прописан много веков назад.

Однако оперативные работники спецслужбы сумели убедить горца, привлечь его на свою сторону, и… Словом, опасного преступника взяли. И тогда в Москву пришла бумага о поощрении двух лучших оперативников, а  затем появилась и третья фамилия – их прямого начальника.

Пётр Степанович, опытный аппаратчик, ощутил известную игру: двое рядовых сработали, а начальник подсуетился и…«проявил талант и отличное руководство группой». Не колеблясь, Богданов вычеркнул третью фамилию из представления на награждение. Но кавказские начальники упорно пишут вторую бумагу и настаивают: наградите старшего опергруппы. Опять отказ, и опять просьба с юга. И тогда Богданов выехал в регион лично, полагая, что на месте поставит всех «на место». Но по прибытии разобрался и узнал: действительно, офицер—руководитель работал со своими подчинёнными вместе. И будучи человеком, абсолютно честным и принципиальным, Богданов признал свою ошибку, а вернувшись в Москву, поддержал ходатайство о награждении.

 

« ВЫ ПОЧЕМУ

НЕ ЛЮБИТЕ «ДИНАМО»?

Этот вопрос из уст председателя КГБ Андропова застал Богданова врасплох. Но он быстро нашёлся: у каждого свои пристрастия. Одни любят блондинок другие брюнеток, а он в восторге от «Спартака». Посмеялись малость, потом Юрий Владимирович уже по-деловому произнёс:

— Мне кажется, Пётр Степанович, при Вашей активности, хозяйственной  хватке и пробивной способности потянуть большое дело легче и проще, чем другим офицерам, которые не прошли школу строительства и управления. Хочу предложить Вам возглавить работу Центрального совета общества «Динамо». Полюбите его, — улыбнулся председатель комитета.— Там надо многое переделать, перестроить, а ещё и поставить на ноги. Словом, мы подумали и решили, что лучшей кандидатуры на должность председателя президиума ЦС  общества «Динамо», кроме Вас, нет. Соглашайтесь. Надо.

И каждое утро офицер стал выходить из дома на Лесной улице в строго определённый час, чтобы размеренным шагом за несколько минут дойти до стадиона. Издалека слышались попурри любимых москвичами шлягеров: « Но упрямо едет прямо на «Динамо» вся Москва…» и « Мы славим гордо героев спорта…». Страна видела только оболочку, яркую внешнюю сторону стадиона. А другая, многосложная сторона находилась внутри, в работе. Никто не знает, например, что в комплекс «Динамо» входят ещё и  промышленные предприятия, изготавливающие спортивный инвентарь, одежду, создаётся реклама и символика спортивных турниров; общество   производит бильярдную мебель, спортивные ружья. Что важно,  «Динамо» практически не берёт из кармана государства денег, зато платит все налоги и даже пополняет государственный кошелёк. Новый руководитель поразился, узнав, каков штат организации,  оказавшейся в его подчинении – более 30 тысяч работников.

Вспоминает Сергей Богданов:

 — В должности руководителя весьма престижной и популярной в мире спортивной организации отец стал носить форму. В 1977 году ему присвоили звание генерал-майора,  и вот тогда он мундир надел. Причём стал носить его каждый день! Это было для меня совершенно непривычно, и я спросил: «Папа, ну зачем тебе это нужно?» Он засмеялся и сказал: «Перед иностранцами я и в костюме покажусь, а вот на строителей, которые ну никак не желают вовремя строить олимпийские сооружения и тянут, и тя-я-а-нут. Только генеральские погоны и давят как следует.  Гораздо лучше любой моей просьбы. И ведь, действительно, очень затянули с бассейном на Олимпийском проспекте. А как только появился там генерал Богданов, строители сразу засуетились, и дело пошло быстрее. Так же и на других объектах.

Если говорить о  самой Олимпиаде—80, то генерал-майор руководил на ней комиссией по безопасности.

И снова хочу обратиться к давней публикации журналистки Е. Крутоголовой. Она так пишет о генерале:

«…он помог тренеру команды «Динамо» Владимиру Юрзинову, обвиняемому в прозападной политической ориентации. В те годы подобная формулировка могла иметь серьёзные последствия для карьеры. Пётр Степанович поручился за него лично и даже выразил готовность подать рапорт на увольнение в случае удаления тренера из команды. Мнению Богданова доверяли, и Юрзинова не тронули».

В 1986 году тогдашний первый секретарь МГК КПСС Б. Ельцин попросил у председателя КГБ СССР направить в Московскую милицию дельного руководителя. Ну что ж, давайте скажем прямо, когда в милицию приходят на руководящие посты чекисты, их здесь воспринимают как варягов и временных командировочных, а сами чекисты эту командировку оценивают как унизительную ссылку. Увы!

 

ВРЕМЕНЩИК ИЛИ

ЧЕЛОВЕК ДЕЛА?

Богданов пришёл на милицию Москвы в самое трудное, смутное время. Столицу потрясали митинги,  волнами катившиеся и на Лубянку, и на главные площади Москвы. Телевидение не успокаивало страсти, а напротив, будило самые дремучие силы. Рикошетом они бились об отряды милиции, стоявшие группами на площадях. Антиалкогольная компания была не заботой о здоровье нации, а, во-первых, ударом по экономике страны и, во-вторых, тайным взрывателем внутри масс. И опять же удар пришёлся именно по милиции, выставленной заслоном на путях забастовщиков.

Новый начальник, пользуясь тем, что сотрудники милиции не знали его в лицо, часто выходил «в народ» и наблюдал работу милиции со стороны и потом делал конкретные замечания на совещаниях. Это помогало разрешить многие вопросы. К сожалению, в некоторых случаях происходили трагедии, которые никто не мог предвосхитить. Так, в универмаге «Молодёжный» при отражении нападения преступников, пала от выстрелов грабителей  младший сержант милиции Вера Алфимова. Убийцами являлись бывшие сотрудники оперативных служб, вычищенные из своих структур. Их задержанием руководил лично Богданов.

Он же, обладая практическим опытом оперативной работы и, главное, общения с  возбужденными массами, уверенно  шёл в эпицентр «гремучей смеси».  И вёл беседы, не страшась ничего, доказывал убедительно и аргументировано, чтобы, во-первых, погасить взрыв, а во-вторых,   квалифицированно ввести диалог в нужное, деловое русло.

Представляется интересным отдельно поговорить на эту тему, однако площадь газеты не позволяет рассказать о диалоге генерала с турками-месхетинцами, когда возбуждённая и взрывная толпа с ненавистью встречала всех партчиновников, но генералу—чекисту доверилась, жаловалась ему искренне, выливая обиды на Горбачёва, Сталина, Хрущева... А генерал терпеливо выслушивал, записывал и, главное, искал нужное решение.

 

ГЕНЕРАЛ, ВЫ С КЕМ?

Драка на холме власти— дело поганое. И когда Бакатин, порубивший КГБ, как секирой, на куски, то же самое принялся творить и с МВД, ветераны насторожились: такой дикости они и в страшном сне не видывали. Но демократов эти тревоги не волновали. Их в тот момент волновало другое — собрать имеющиеся силы милиции и бросить против бунтующей толпы. А там хоть трава не расти. Генерал-лейтенант Богданов получил приказ: «Разогнать митингующих!» Да, он привык исполнять приказы беспрекословно, когда Родина направляла его ЛИЧНО и говорила при этом «надо». Но сейчас президент  намерен бросить   громадные силы московской милиции против народа, и произойдёт кровопролитие. Начальник ГУВД подошёл к телефону-«кремлёвке». Долго стоял в раздумье и наконец снял трубку: 

— Я такой приказ не отдам! — и  услышал вопли

А утром позвонил министр Бакатин и рассыпался в благодарностях: генерал поступил мудро, и Горбачёв благодарит его за этот поступок.

…Он ушёл из ГУВД Москвы и организовал с активистами самый первый в Москве и весьма интересный магазин «Защита» по продаже охотничьего, спортивного и другого оружия и снаряжения для туристов. Творчески одарённый, обладающий любовью к природе и собирающий вокруг себя круг ярких людей Пётр Степанович остается среди них одним из самобытных и интересных собеседников. А для нас — не только ветераном КГБ и ГУВД столицы, но надёжным другом и почётным членом благотворительного фонда «Петровка,38».

Сергей КИН