petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Григорий НИКУЛИН начальник МУРа в 1920–1921 гг.

113401220170322Газета «Петровка, 38» продолжает публикацию специальных выпусков, посвящённых 100-летней истории Московского уголовного розыска. Они формируются из материалов книги об истории Московского уголовного розыска, создаваемой Советом ветеранов МУРа под общей редакцией Юрия Григорьевича Федосеева — начальника МУРа в 1991—1994 годах.

О Григории Петровиче Никулине написано много и разнообразно по причине того, что он волею судеб оказался участником расстрела семьи последнего российского императора. Поэтому, для соблюдения исторической правды, в настоящем выпуске воспроизведена его автобиография, написанная в конце 50-х годов, с сохранением авторской орфографии и пунктуации.
…Во время моего рождения в декабре 1894 года мой отец Пётр Осипович работал печником на станции Звенигородка Юго-Западной железной дороги.

114595420180313Через три-четыре года наша семья переехала на жительство в уездный город Звенигородка Киевской губернии, где отец работал печником и каменщиком на разных стройках. Специальность каменщика унаследовал и я.

С девятилетнего возраста я начал учиться грамоте: два года учился в церковно-приходской школе и четыре года — в городском училище, которое не окончил, так как нужно было ехать с отцом на заработки в Мелитополь.

После возвращения в 1910 году в Звенигородку, я поступил штамповщиком в частную мастерскую печных приборов, а в 1911 году начал работать на стройках каменщиком. В качестве строительного рабочего-каменщика мне пришлось работать в разных городах царской России — Звенигородке, Воронеже и Москве. Осенью 1915 года был призван в солдаты и как специалист-каменщик направлен на строительство Казанского порохового завода, а весной 1916 года меня перебросили на Урал на строительство Таватуйского динамитного завода близ Екатеринбурга. Там я познакомился со столяром ленинградцем Михаилом Кабановым, который помог мне разобраться в политической обстановке в первые дни Февральской революции, и я безоговорочно встал на путь сторонников Ленина. В марте 1917 года вступил в РСДРП(б).

212535620180314В течение марта и апреля месяцев 1917 года на заводе был организован заводской комитет РСДРП(б), председателем которого был избран тов. Кабанов М., меня избрали секретарём. В то же время был избран заводской Совет Рабочих и Солдатских депутатов, председателем которого был также тов. Кабанов. Партийная организация строящегося завода состояла из 6—7 большевиков. Она руководила на заводе всей политической и хозяйственной жизнью. Нам удалось взять под свой контроль транспорт, расходование материалов, продовольствия и др. ресурсов. Рабочие целиком были под нашим большевистским влиянием, а хозяева завода в лице директора французского акционерного общества Грегуара не могли оказать нам противодействия и вынуждены были подчиняться решениям Совета.

Наша парторганизация в своей деятельности не ограничивалась рамками строящегося завода. Мы работали и среди крестьян окружающих нас сёл и деревень. Принимали участие в выборных кампаниях в земство, а позднее и в Учредительное собрание, агитируя за кандидатов большевиков, за список № 5. Летом 1917 года я был избран от РСДРП(б) гласным Таватуйской волостной земской Управы и председателем волостного земского собрания.

В июне-июле 1917 года партийная организация завода направила меня в Екатеринбург на курсы пропагандистов, организованные Городским комитетом РСДРП(б). Эти курсы помогли мне понять сущность марксистско-ленинского учения о социалистической революции, о диктатуре пролетариата.

В сентябре и октябре 1917 года, как уполномоченный Екатеринбургским окружным комитетом Совета Рабочих и Солдатских депутатов, вёл предвыборную агитацию за кандидатов большевиков по выборам в Екатеринбургское уездное земство.

В феврале 1918 года хозяева завода — французы бросили стройку, прекратили её финансирование, и работы были приостановлены, в связи с чем наша партийная организация была распущена, и мы поступили в распоряжение Екатеринбургского Городского комитета РСДРП(б). Секретарь комитета тов. Голощёкин (Филипп) направил меня на работу в Уральскую областную чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией.

Во время работы в Уральской областной чрезвычайной комиссии мне, молодому большевику, было оказано нашей партией большое доверие, которым я горжусь и буду гордиться до конца моей жизни. В июне 1918 года из Тобольска в Екатеринбург была доставлена семья последнего царя Н. Романова в составе самого царя, царицы, сына — кандидата в цари и четырёх дочерей. С ними находился придворный врач Боткин и три человека прислуги: горничная, повар и лакей. Всего одиннадцать человек. Все они были помещены в специально приготовленный особняк, до революции принадлежавший инженеру Ипатьеву.

Через некоторое время партийно-советское руководство области решило снять коменданта охраны и заменить охрану новыми людьми. Выбор пал на тов. Юровского Я.М. и меня. Тов. Юровский был назначен комендантом охраны, я — его помощником. Нечего и говорить, с каким предупреждением об ответственности за порученное нам дело мы приступили к его выполнению. И мы сохранили всех находящихся под нашей охраной персон до той поры, когда нам же было поручено их всех ликвидировать. Всё это было сделано в ночь с 16-го на 17-е июля 1918 года. В ликвидации участвовало девять человек: Юровский, Никулин, Медведев, Ермаков и другие.

Через три дня после завершения дела в особняке мне было выдано Уральским областным Советом удостоверение за № 4882 от 20 июля 1918 года о сопровождении мною груза в г. Пермь. Это был груз, состоящий из царских вещей, которых набралось почти два вагона. Груз был доставлен в г. Пермь и после сортировки часть ценных вещей (серебро, золото) вместе с четырьмя тысячами пудов золота, собранного в банках уральских городов при отступлении наших частей под натиском чехословаков — специальным поездом № 3-бис были доставлены в Москву и сданы в Государственное хранилище в Настасьинском пер. Комендантом этого поезда был тов. Юровский Я.М., я — его помощником.

После выполнения этого задания я возвратился в г. Пермь и поступил в распоряжение штаба 3-й Армии Восточного фронта. Мне было поручено организовать отряды охраны инженерного имущества, а позднее я был назначен политическим комиссаром при Управлении района укреплений. В феврале 1919 года я был откомандирован на политическую работу в 29-ю стрелковую дивизию 3-й Армии, где работал агитатором при политотделе дивизии. В составе дивизии участвовал в боях в районе Верещагино — Зуевка — Глазов. В мае того же года заболел тифом и был отпущен на поправку в Москву. В Москве я встретил тов. Юровского, который в это время работал зам. начальника административного отдела Моссовета, и он предложил мне работу в качестве начальника арестных домов г. Москвы. Бывшая тогда секретарем партии тов. Стасова дала указание оставить меня в Москве, и с тех пор вот уже 40 лет я работаю в системе Моссовета на разных административно-хозяйственных должностях.

1919 год — заведующий арестными домами г. Москвы и заведующий ревизионным подотделом административного отдела. Осенью этого же года работники административного отдела избрали меня членом Моссовета.

Весной 1920 года я назначаюсь начальником Управления уголовного розыска г. Москвы. Это были годы разнузданного бандитизма в Москве, с которым приходилось вести жестокую борьбу. В 1921 году меня назначили заведующим Управлением принудительных работ и концлагерей г. Москвы и губернии, а с 1923 по 1924 год я вновь работаю в уголовном розыске заместителем начальника.

В 1922 году я и другие товарищи по работе за борьбу с бандитизмом были награждены орденом «Красное знамя».

С осени 1924 года по решению Президиума Моссовета я перехожу на хозяйственную работу. С 1925 по 1930 год работаю управляющим Мосгубстрахом, в 1930 году и в начале 1931 года — управляющим трестом «Мосгаз», с 1933 по 1935 гг. — зам. уполномоченного Наркомтяжпрома при Моссовете по производству строительных материалов.

С декабря 1935 года по ноябрь 1938 года — заведующим Мосжилотделом. С 1938 года и по настоящее время работаю в Управлении водопроводно-канализационного хозяйства Мосгорисполкома, последовательно, заместителем начальника Управления, начальником Управления, начальником Управления Акуловского гидротехнического узла и в настоящее время начальником Сталинской водопроводной станции.

В 1947 году в связи с праздником 800-летия Москвы я был награжден орденом «Отечественной войны I степени» за успешную работу по осуществлению генерального плана реконструкции Москвы. Кроме того, я награждён Моссоветом тремя Почётными грамотами.

Почти 50 лет назад я начал свою трудовую деятельность и сорок два с лишним года участвую в партийной жизни. Партийные организации, в которых я работал, всегда избирали меня членом партбюро. Много раз я избирался на районные, Московские городские и областные партийные конференции. Всегда решительно выступал против оппозиционеров и антипартийных группировок, отстаивая ленинскую линию нашей партии. С 1950 года и по настоящее время являюсь членом Пленума Сталинского райкома партии, а в 1954–55–56 гг. избирался членом бюро Райкома.

По советской линии, начиная с 1919 года, много раз избирался членом и депутатом Моссовета, кандидатом в члены Мосгубисполкома, Мособлисполкома и членом Мосгорисполкома. Сейчас являюсь также депутатом Моссовета. В марте этого года мне, как старейшему депутату, было поручено открыть первую сессию Московского городского Совета депутатов трудящихся седьмого созыва…

Никулин, 1959 год».

* * *

В период работы Г.П. Никулина в Московском уголовном розыске в качестве начальника и заместителя начальника управления был раскрыт целый ряд преступлений. Среди наиболее громких дел того времени следует отметить ликвидацию банд Филонова, Васильева и Курочкина, выявление крупных хищений в мастерской № 6, занимавшейся пошивом белья для РККА, дело Шнейдера — приёмщика Отдела военных заготовок при ВСНХ РСФСР, раскрытие убийства семьи Морозовых, задержание Петрова-Комарова, совершившего убийство 17 человек.

В 1923 году Никулин принимал непосредственное участие в создании при МУРе Научного кабинета по изучению преступности, который стал первым научным учреждением в системе органов внутренних дел. Опыт его работы послужил основанием для организации в 1925 году Государственного института НКВД РСФСР по изучению преступности и преступника. Григорий Петрович Никулин умер 22 сентября 1965 года. Похоронен на участке старых большевиков Новодевичьего кладбища.