petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ИЗ ИСТОРИИ КАДРОВОЙ СЛУЖБЫ

(Окончание. Начало в №№ 34, 35, 36.)

В первые годы Советской власти практиковались выборы (советами, комбедами, непосредственно населением) в милицию, особенно в сельской местности.
А в годы Гражданской войны в ряде мест пошли по пути комплектования милиции на основе мобилизации.

В целом положение дел с кадрами органов внутренних дел было плачевным.

На протяжении 20-х годов кадровый дефицит ощущался и в силу того, что содержание органов внутренних дел было передано в местный бюджет.

Не привели к существенному улучшению состояния кадров и так называемые «партийные мобилизации».

Делались попытки перейти к комплектованию милиции на основе так называемого «выдвиженчества рабочих от станка, крестьян от сохи». Но и это к существенному улучшению не привело.

А вот создание специальных приёмно-испытательных комиссий, через которые «просеивались» все подавшие заявление на работу в милицию, оказались эффективными. Так, на работу в Московский уголовный розыск комиссия пропускала не более 10–15% кандидатов.

Управление кадров было создано в мае 1930 года, впрочем, прообраз его –— Учётно-распределительный отдел НКВД РСФСР работал ещё с 1924 года.

Не обошли стороной милицию и репрессии 1937–1938 годов. Москва и Московская область оказались в числе «отстающих» — арестовано всего трое. «Из этого перечня видно, — говорилось в докладе НКВД СССР в Политбюро ЦК ВКП(б), — что ещё в ряде областей выкорчёвыванию контрреволюционных элементов из милиции не уделяется должного внимания. Соответствующие указания этим областям даются».

После ликвидации НКВД союзных и автономных республик, с передачей милиции в ведение ОГПУ СССР, а затем объединения их в рамках единого НКВД СССР, подходы к работе с кадрами претерпевают довольно существенные изменения. Перевод в 1931–1932 годах содержания милиции на общегосударственный бюджет создал предпосылки для повышения уровня денежного и материально-технического снабжения личного состава.

Объединение с органами государственной безопасности имело и другие последствия: внесение в работу с кадрами всё больших элементов военизации. Это выразилось во введении специальных званий, ежегодных обязательных аттестований, распространении требований уставов РKKA, привлечении за преступления по должности к суду военного трибунала. Конечно, это имело и положительные стороны — укрепление дисциплины, на работников милиции были в законодательном порядке распространены льготы и преимущества, предусмотренные для военнослужащих.

Но одновременно с этим насаждалась и особая обстановка, которая в конечном счёте создавала видимость благополучия, позволяла хорошо отчитаться. Например, в приказе ОГПУ СССР от 26 марта 1934 года говорилось: «За нарушение подписки о двухгодичной службе привлекать к судебной ответственности, чем бы эти нарушения ни прикрывались». Разве можно было ожидать добросовестного выполнения обязанностей от милиционера, тяготившегося своей службой и не подавшего рапорт об увольнении только из страха уголовной ответственности? Статистика же укомплектованности и текучести кадров была вполне удовлетворительной.

После начала войны кадровый состав милиции существенно изменился. Вместо ушедших на фронты работников ряды органов внутренних дел пополнялись за счёт женщин, пенсионеров, лиц, признанных не годными по состоянию здоровья к службе в армии. В подавляющем большинстве данная категория сотрудников не имела элементарной профессиональной подготовки.

В послевоенное время вновь со всей остротой встал вопрос о повышении общеобразовательного уровня милиционеров. В ряде ведомственных актов МВД СССР в начале 1947 года, кроме констатации слабого уровня общеобразовательной подготовки, говорилось о «низком политико-моральном состоянии» (высокая преступность, значительное число нарушений дисциплины, аморальных проявлений), а также неудовлетворительных материально-бытовых условиях личного состава.

По окончании войны в работе с кадрами ОВД столкнулись с проблемами, во многом схожими с теми, что имели место после Гражданской войны, а также обусловленными строжайшим режимом экономии средств, которые государство направляло на восстановление народного хозяйства. Если существовавший во многих органах милиции некомплект личного состава пытались ликвидировать испытанными методами — объявлением партийных мобилизаций, что позволяло на короткий срок улучшать количественные показатели, то для улучшения качественных характеристик кадров требовалось время и значительные ресурсы.

Но качественные показатели состояния кадров тем не менее оставляли желать лучшего: 79% работников уголовного розыска, более 60% личного состава аппаратов БХСС и 45% следователей не имели даже среднего образования.

Так, на коллегии МВД СССР 30 июля 1960 года отмечалось, что треть работников дознания и начальников горрайотделов милиции не имеет даже среднего образования.

Нельзя не сказать, что именно в это время решение кадровой проблемы в органах внутренних дел особенно обострилось из-за известных установок о грядущем в недалёком будущем торжестве коммунизма, неминуемом искоренении преступности и исторической обречённости в связи с этим и органов внутренних дел. О девальвации оценки органов внутренних дел свидетельствует и то, что за мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга, повлекшие смерть, тяжёлые увечья милиционера, они награждались, как правило, не выше, чем медалью «За отличную службу по охране общественного порядка», а назначавшаяся им (или их родственникам) пенсия не могла обеспечить нормального существования.

При подготовке материала была использована информация, представленная на официальном сайте ДГСК МВД России