petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

МОМЕНТ ОЗАРЕНИЯ — ДЕЛО КОЛЛЕКТИВНОЕ

83129Подполковник милиции Сергей Железнов многие годы прослужил в уголовном розыске УВД по Северному административному округу столицы по линии раскрытия убийств, 10 лет — заместителем начальника ОРЧ.
В нашей беседе он рассказал об особенностях работы сыщика в непростые 90-е годы, когда борьба с криминалом и её хроника напоминали

больше сводки боевых действий.

— Сергей Митрофанович, какая дорожка привела вас в уголовный розыск?

— Дело случая. В 1992 году в звании старшего сержанта милиции я служил в отделе ведомственной милиции по охране ВДНХ. В тот день был на стадионе «Динамо» на очередной тренировке по самбо и рукопашному бою. Там ко мне подошёл знакомый сотрудник из уголовного розыска и в разговоре вдруг предложил перейти к ним на службу. Я согласился и в октябре этого же года был переведён в Ленинградский РУВД. В декабре были образованы административные округа столицы. И я стал служить в Северном округе в отделе по раскрытию убийств.

— А какие первые задания поручали?

— В свои 30 лет я был самым молодым сотрудником. Моим коллегам, у которых перенимал опыт, было от 40-ка лет и старше, все — матёрые опера, работавшие по раскрытию убийств 10 и более лет. Начинал с нуля. Первое задание — съездить на установку адреса, узнать, кто проживает. Объяснили, что у кого и как спрашивать, все нюансы. Помогал сыщикам в оперативно-розыскной работе.

— Когда почувствовали силу в руках?

— Сложный вопрос. Можно сказать, жизнь заставила, когда в САО, как и по всей Москве, пошёл буквально вал убийств. Из памятных дел — осенью 1992 года участие в составе одной из оперативных групп в розыске известного маньяка-серийщика Сергея Головкина по кличке Удав. Тогда был создан объединённый оперативный штаб, и практически все оперативники из «убойных» подразделений отрабатывали школы, интернаты, детские лагеря в Москве и Подмосковье. Устанавливали, нет ли пропавших детей.

— Говорят, сыщика ноги кормят. Но каждое тяжкое преступление таит в себе загадку, которую надо разгадать в какой-то момент озарения, чтобы найти злодея.

— Дел было великое множество, и каждое начиналось с выезда на место убийства и в большинстве случаев заканчивалось поимкой убийцы. А в промежутке, несколько дней или месяцев, а то и лет — была напряжённая, разноплановая оперативно-розыскная работа. А момент озарения — это тоже плод коллективного труда. Вспоминается случай: в канализационном люке был найдено тело мужчины. Сейчас трудно сказать, как в ходе расследования тогда удалось установить, что убил человека в квартире его сын, вынес тело и спрятал в люке. Работал весь коллектив, потому что такой вид преступлений не раскрывается одним человеком. Это три сыщика, которые должны быть профессионалами в розыске. Это следователь, от которого очень многое зависит, хотя сам он не ищет. Но если он не сможет использовать тот материал, который ты нарабатываешь, то возникают проблемы. Следователь, понимающий тебя с полуслова, а ты его, и в рамках дела быстро решающий все сложные вопросы, конечно, обеспечивает хороший результат в оперативно-следственной работе. А роль руководителя в раскрытии преступления — вовремя организовать силы, подсказать, потребовать и проконтролировать.

— Какие годы из 90-х были самые тяжёлые?

— 1993—1995 годы — это был самый пик, в неделю в Северном округе совершалось по несколько расстрелов. А штат «убойного» отдела — всего восемь человек. Нас просто не хватало. Позже довели численность до 15 оперативников.

— В этом ряду — и ваше участие в задержании банды Жуликова в 1997 году, раскрытие в числе других преступлений и убийства руководителя фирмы «ЗеКо-Рекордс» Кирилла Зеленова, который входил в двадцатку самых богатых людей российского шоу-бизнеса. Вы были тогда замом начальника ОРЧ, работали с бандитами этой бригады. Дело стало известным благодаря многочисленным публикациям и телесериалу «Криминальная Россия». А чем для вас оно памятно?

— Там было очень много разноплановой работы, каждый занимался своим направлением, выполнял свою задачу. Я в основном координировал деятельность, направлял и контролировал. Бандиты уже сидели в СИЗО, а оперативная информация продолжала поступать, её надо было отрабатывать. Их главарь, с характерной фамилией Жуликов, был очень серьёзный противник. Хороший организатор, коммуникабельный, он мог любую тему «проложить» и обладал большими связями. Сидя на нарах, решил обхитрить нас: опустите меня, и я вам прямо на руки выдам киллера. Но мой руководитель переиграл его. В дальнейшем мы работали по составленному плану оперативно-розыскных действий и в результате раскрыли все преступления. А раскрытие убийства Зеленова — это классический пример установления всей цепочки: заказчика, посредника, организатора и исполнителя.

— В этом, видимо, и искусство сыщиков, чтобы от одного звена выйти на всю преступную организацию.

— В те же 90-е годы, к примеру, в Москве на территории спорткомплекса ЦСКА был убит главный администратор армейской хоккейной команды Владимир Богач. Преступление совершенно необъяснимое, если учитывать безупречную биографию и круг знакомств погибшего. Как потом выяснилось, убийцы перепутали его с известным московским предпринимателем, который в это время играл в теннис на расположенном неподалёку корте. Но в ходе расследования мы постепенно вышли на законспирированную, мощную преступную группу. И это уже была другая история.

Мы, молодые сыщики, буквально горели на работе. Могли по несколько суток сидеть в засадах. Однажды поставили задачу задержать по адресу проживания некую тёмную личность по кличке Француз. Кроме примет было известно, что он постоянно ходит с револьвером. И мы четыре дня поздней осенью на продуваемом со всех сторон чердаке ждали, пока он не заявится домой. Сколько было таких засад — не счесть, десятки, сотни. И никто не жаловался на усталость, неудобства или переработку.

Прослужил я 27 лет, из них — десять работал в должности заместителя начальника оперативно-розыскной части. Как говорится, служил настолько честно, что материального ничего себе не заслужил. Конечно, обучал молодых ребят, как и меня когда-то учили мои старшие товарищи. Ведь из школы милиции приходили ещё «сырые», и ставишь в пару с кем-то, а то и третьим, в зависимости от сложности дела.

— В семье с пониманием, терпением относились к вашей загруженности на работе?

— С терпением и скрипением… Конечно, родным моим тоже досталось в те годы. Обычное дело: только приехал поздно вечером домой, сел ужинать, и тут звонят по телефону, докладывают о происшествии и начинают рассказывать детали. Останавливаю, не надо подробностей, всё равно придётся сейчас ехать в адрес.

— Не доводилось, случаем, встречаться со знакомыми фигурантами прошлых уголовных дел?

— Не приходилось. Он совершил преступление, я его нашёл. И точка. Пусть на себя обижается, я ведь не потому его ловил, что он праведный образ жизни вёл.

— Место спорта в те годы у вас заняла охота на особо опасных преступников. А что для души оставалось у сыщика, чтобы затронуть её тонкие струны?

— Увлекаюсь музыкой, давно и серьёзно игрой на гитаре, исполняю и на клавишных инструментах. Кто-то отдыхает перед телевизором, а мне интересно взять ноты и разучить новое произведение. И когда друзья в компании меня просят, исполняю любой жанр: от блатного шансона, рока, советской эстрады до классиков бардовской песни. Когда человек профессионально работает в одном направлении, то ему некогда расходовать себя в другом.

— Какая для вас самая дорогая награда?

— Если от имени руководства, то это Почётная грамота, которую мне вручил первый заместитель министра внутренних дел Российской Федерации Владимир Ильич Колесников за участие в раскрытии убийства участкового уполномоченного. Найти убийцу для нас было делом чести. История такая. В тот последний в его жизни день участковый обратил внимание на человека, который пытался завести дымивший двигатель автофургона. Для установления личности офицер повёл мужчину в опорный пункт. По дороге злодей нанёс ему смертельное ножевое ранение, а до этого он расправился с водителем этой машины и тело спрятал в фургоне. Через три месяца в ходе оперативно-розыскных мероприятий убийцу водителя и милиционера нашли на северном побережье Чёрного моря, где и задержали. Если же говорить без высокопарных слов, и под этим подпишется каждый сыщик, для нас самая дорогая награда, когда преступник, убийца, серийный насильник не уйдёт от возмездия. И в итоге это ведь чья-то спасённая жизнь.

Беседовал Сергей ДЫШЕВ, рисунок Николая РАЧКОВА

К 100-летию московского уголовного розыска, Номер 46 (9647) от 11 декабря 2018г.