petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Он был так велик, протест боярыни

27994В недавнем нашем рассказе в рамках «Прогулок» была опубликована великая история печатного слова, потрясшего Русь. Под покровительством царя Иоанна IV Грозного и при усердии первопечатников Ивана Фёдорова и Петра Мстиславца в 1564 году была выпущена первая на Руси печатная книга — «Апостол».

Вздыбилась в гневе неуёмном вся армада переписчиков книг. И это понятно: печатание книг и вообще печать лишала их многовековой доходной работы. Печатание книг — это волшебство и дьявольщина! Еретиков Фёдорова и Мстиславца — на костёр! На что уж грозен Иоанн Васильевич, но устроил и щедро одарял Печатный двор.

Что же побудило Иоанна Грозного к книгопечатанию? Царь представлял такую книгу исключающей многие разночтения в писаниях разного уровня грамотности и осведомлённости переписчиков книг. Печатная книга стала центром пропаганды церковной реформы и её основой.

92599Столетие спустя реформа патриарха Никона вызвала мощное и очень длительное сопротивление ревнителей «древнего благочестия». Произошёл раскол: уклоняющихся от официальной церкви прозвали старообрядцами, во главе которых встал протопоп Аввакум. Крепко встал, намертво. Его ораторское искусство, дарование неординарного писателя подтверждено яркими проповедями, множащимися по всей России. Его сподвижники неустрашимы и тверды. Наиболее яркая из них — верховная дворцовая боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова. Она выступила с протопопом Аввакумом, обвинившим царя и патриарха в ереси, объявившем их антихристами, пьющими кровь святителей Иисусовых. Помилуйте, да как это может быть? Чтобы понять весь ужас происходящего, коснёмся родословной боярыни Морозовой (её упрощённое имя, данное народом).

Её отец, дворянин, московской боярин Прокопий (иногда написанные встречается как Прокофий) Фёдорович Соковнин в 1641—1646 годах заведовал Каменным приказом, который должен был «стараться» об увеличении каменных зданий в Москве. В 1648 году на свадьбе царя Алексея Михайловича с Марьей Ильиничной Милославской он шёл за санями царской невесты. Назначен был в свадебном шествии «для береженья» невесты. Через месяц после царской свадьбы Прокопий Соковнин уже в чине дворецкого царицы получает весьма важную и влиятельную должность в домашнем царском обиходе, пожалован в окольничие, сопровождает царя в его загородных поездках. 5 апреля 1652 года Прокопий встречает гроб патриарха Иова при перенесении его из Старицкого Свято-Успенского мужского монастыря. Что ещё добавить к родовитости Соковниных? Род внесён в VI часть родословной книги Московской, Ярославской, Симбирской, Тульской и Орловской губерний.

Феодосия Соковнина в 17 лет вышла замуж за Глеба Ивановича Морозова, родственника правящей семьи Романовых. Богат был Морозов, а его брат Борис, владелец огромного состояния, был ещё богаче. Вскоре оба брата умерли, и несметное состояние перешло Феодосии.

И вот в доме тридцатилетней красавицы-вдовы поселяется апологет старообрядчества протопоп Аввакум. Его высокий ум и талантливое слово убеждают Феодосию и её родную сестру Евдокию Урусову в приверженности к старообрядчеству, противоборству церковной реформе патриарха Никона.

Пытаясь предотвратить раскол не только церковный, но теперь уже и в царствующем доме Романовых, царь Алексей Михайлович то отбирает поместья Феодосии, то, убеждая вернуться в лоно церковное, возвращает её имущество. Всё бесполезно. В доме Морозовой находят пристанище, духовную и любую другую поддержку странствующие последователи протопопа Аввакума и распространители его проповедей, гонимые церковной и царской властью.

Царь, пытаясь найти примирение с протопопом Аввакумом, осыпал его щедротами, приказал поместить его на монастырском подворье в Кремле, звал в царские духовники, а он пошёл в духовники к сёстрам Морозовым. Потом писал восторженно: «Жил я у Феодосьи Прокопьевны Морозовой, не выходя со двора: она дочь моя духовная, как и сестра её, княгиня Евдокия Прокопьевна Урусова».

22 января 1671 года Феодосия отказалась от участия в свадьбе царя Алексея Михайловича и Натальи Нарышкиной. Царь был вне себя от обиды и гнева. Послал к непокорной боярыне Троекурова, а позднее и князя Урусова (мужа её сестры), чтобы уговорить Феодосию выбросить дурь Аввакумову из головы. Но где там! Она обоих выгнала вон. Наконец, в дом Морозовой 16 ноября 1671 года по приказу царя прибыл архимандрит Чудова монастыря Иоаким (впоследствии патриарх Московский) и с ним думский дьяк Иларион Иванов. Оба они пытались вести допрос обеих сестёр. Те, чтобы выразить крайнее презрение к посланцам царя, легли в постель, отвечая на вопросы пришедших лёжа.

Царскому терпению наступил конец. Тут же обеих заковали в кандалы, но оставили под домашним арестом. Потом Феодосия была перевезена в Чудов монастырь, далее — в Псково-Печёрский. Давайте представим себе взбунтовавшуюся до безумия боярыню Морозову, везомую в ссылку в санях-розвальнях. Ещё с детских лет мы помним репродукцию картины Василия Сурикова «Боярыня Морозова». С горящими во гневе глазами, воздев двупалое знамение к небу, она кричит. Ну а кто стоял у великого живописного полотна в Третьяковке, не забудет никогда этот страшный в своей неукротимости протест.

В конце 1674 года для сожжения Феодосии был приготовлен костёр, но бояре возмутились: «Ну как же можно жечь живую представительницу одного из шестнадцати высших аристократических семейств Московского государства. Да и сестра царя Ирина Михайловна молила брата о пощаде. Но дворня Морозовой была-таки сожжена. А казнь сестёр Феодосии и Евдокии лишь отложена была. Их пытали на дыбе, выламывая суставы, но добиться отречения от старой веры не смогли. Лишённая княжеского звания и всего состояния, конфискованного в царскую казну, она так и осталась запечатлённой на картине Сурикова и в нашей памяти с поднятой рукой в двуперстном сложении по старообрядческому канону: «За веру православную страдаю!»

В Пафнутьево-Боровском монастыре, где голодом уморили в земляной тюрьме Феодосию и Евдокию, на месте их захоронения уже позже — в 1682 году — братья двух сестёр положили белокаменную плиту, где с 11 сентября 1906 года старообрядцы стали совершать крестные ходы. Впоследствии надгробная плита была размещена в подземной части часовни в память сестёр.

Эдуард ПОПОВ

(с использованием Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона и других открытых источников)

Номер 8 (9657) от 12 марта 2019г. | Прогулки по старой Москве