petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ПРЕСТУПНИК ДУМАЕТ, КАК СБЕЖАТЬ, НО...

35511«Учитывая резонанс преступления, председатель Следственного комитета Российской Федерации поручил передать дело в центральный аппарат СК РФ», — эта фраза, звучащая из уст официального представителя ведомства Светланы Петренко, говорит о том, что правоохранительные органы намерены провести расследование с особым тщанием.

Но в этом привычном сообщении заместитель командира Полка охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых ГУ МВД России по г. Москве майор полиции Равиль Сафин находит для себя важную дополнительную информацию. Она заключается в том, что личному составу полка придётся «опекать» этих подозреваемых. В каком бы уголке России они ни находились, этапированы будут в столицу России, и уже в зале суда, их доставят сотрудники полка.

Равиль Саярович согласился встретиться с корреспондентом «Петровки, 38» и рассказать о сложностях и проблемах конвойной службы, о работе личного состава полка по так называемым резонансным преступлениям...

— Нашей газете уже приходилось рассказывать про полк, тем не менее давайте ещё раз напомним читателям о том важном месте, какое занимает подразделение в правоохранительной системе столичного глава.

— На полк возложены задачи по охране и конвоированию содержащихся под стражей лиц при осуществлении уголовного судопроизводства федеральными судьями в Верховном Суде России, Московском городском суде, 35-ти районных судах, 4-х военных судах, а также в 9-ти местах проведения специализированных судебно-медицинских экспертиз.

Кроме того, подразделение выполняет заявки следователей Следственного комитета Российской Федерации, Главного следственного управления СК России по городу Москве военных следственных структур и других ведомств, а также обеспечивает транзитное конвоирование спецконтингента из регионов Российской Федерации и оказывает необходимую помощь другим подразделениям главка. Ежедневно нарядами полка конвоируется и охраняется от 250 до 500 заключённых под стражу лиц.

Наша служба не из лёгких. Есть такое выражение, что преступник двадцать четыре часа в сутки сидит и думает, как бы ему сбежать или совершить другие преступные действия. Вот и нашим сотрудникам надо постоянно быть в форме, быть наготове. Совместно с сотрудниками аппаратов следственных изоляторов мы проводим большую аналитическую работу. Выявляем тех, кто состоит на профилактическом учёте, вычисляем тех, кто способен на нарушение закона — побег, нападение, агрессивные действия. Выявляем также ВИЧ-инфицированных, больных туберкулёзом, другими опасными болезнями. Наша работа по конвоированию строится в полном соответствии с требованиями Федерального закона от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», который определяет, что больные и здоровые граждане должны размещаться отдельно.

— А как с питанием, с посудой?

— Это тоже сейчас решено — перед отправкой каждому гражданину, заключённому под стражу, выделяется индивидуальный рацион питания, в который входит одноразовая посуда.

— Равиль Саярович, мы говорим о необходимости разделять больных и здоровых арестованных. Но ведь в «зону риска» попадают и конвоиры?

— Да, ранее такая проблема была. В зданиях некоторых судов для наших нужд выделялись всего одна-две комнаты. И частенько конвоирам приходилось контактировать с больными заключёнными. Сейчас картина резко изменилась. Стало обычным делом, когда к нам в полк обращаются председатели столичных судов и руководство Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации с просьбой посмотреть проект строительства новых зданий судов общей юрисдикции и внести необходимые предложения. Мы их вносим, просим увеличить количество мест для содержания подозреваемых. Но не просто требуем: добавьте площадей. Мы опираемся на статистику рассмотрений дел в конкретном суде за несколько лет, строим прогноз на ближайшие годы и уже потом формулируем, что именно нам надо построить, как оборудовать конвойное помещение и проходы к залам судебных заседаний для безопасного конвоирования. Также обязательно учитывают наши предложения по необходимым помещениям для личного состава, вместимости гаражного бокса, вентиляции, установке дополнительных бактерицидных ламп и т. д.

Но если вернуться к вопросу о масштабах нашей работы, то они таковы: в 2018 году полк осуществил конвоирование сорока процентов обвиняемых от общего объема арестованных, конвоирование которых возложено на подразделения Московской полиции.

— А остальных кто конвоирует?

— Подразделения схожего, конвойного, профиля имеются в УВД по административным округам — это отделения, группы, взводы. В УВД по ЮАО для этих целей создана отдельная рота.

И всё-таки основная нагрузка, как я уже сказал, ложится на наш полк.

— Как становятся сотрудниками, говоря по-старинному, конвойной стражи?

— Во многом это обычный процесс прихода на службу в правоохранительные органы — заявление гражданина, его изучение, внимательная проверка, оценка его интеллектуальных и физических данных.

Потом учёба, которая с учётом прохождения стажировки в Центре профессиональной подготовки ГУ МВД России по г. Москве занимает не менее одного года.

Хочу сразу отметить, что особенностью службы в полку является то, что основное обучение наши сотрудники проходят непосредственно в судах. Здесь они приобретают практические навыки по конвоированию обвиняемых и осуждённых, познают все тонкости нашей службы. В полку развито наставничество, благодаря которому опытные сотрудники обучают молодых коллег так называемым «профессиональным секретам», приобретённым не за один год прохождения службы.

— Равиль Саярович, а с кем труднее всего приходится работать? С «действующими лицами» тех самых резонансных преступлений?

— Нет, самые сложные — это организованные преступные группы. Сами понимаете, публика очень непростая, и чтобы, не нарушая закона, совладать с нею, необходимы дополнительные нагрузки на личный состав.

Что касается резонансных преступлений, то, как правило, у нас тут особых проблем нет. Но особенности, конечно, имеются. Люди эти известные. Их до окончательного решения суда довольно часто оставляют под подпиской, они проживают дома и в суд являются сами. И вот, когда объявляется приговор — к примеру «несколько лет колонии», то составу конвоя необходимо заключить осуждённого под стражу в зале судебных заседаний. Для некоторых бывших министров и губернаторов, которые до последней минуты не верят в тюремный срок, приговор звучит как гром среди ясного неба (так устроена человеческая психика), очень непросто и неприятно ощущать на своих руках наручники. И эти наручники надевают на них наши сотрудники.

— Но ведь бывает, что человека оправдывают. Тогда они снимают наручники и выпускают на свободу?

— Да. Но и тут есть своя особенность. Выполняя решение суда об освобождении обвиняемого из-под стражи, начальник конвоя обязательно должен убедиться, что этот гражданин не проходит по другому уголовному делу. Если нет — тогда счастливой дороги...

Владимир ГАЛАЙКО, фото Александра КУДРЯВЦЕВА

От редакции. Пока верстался номер, майору полиции Равилю Сафину было присвоено специальное звание «подполковник полиции». Поздравляем!

Номер 10 (9659) от 26 марта 2019г., Есть такая служба