petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«РОДНАЯ СЕСТРА БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ»

02«Каждый год 22 июня ранним поездом приезжает в Брест женщина в летах. Она не спешит уходить с шумного вокзала и ни разу не была в крепости. Она выходит на площадь, где у входа в здание вокзала висит мраморная плита:

«С 22 ИЮНЯ ПО 2 ИЮЛЯ 1941 ГОДА

ПОД РУКОВОДСТВОМ ЛЕЙТЕНАНТА НИКОЛАЯ (фамилия неизвестна)

И СТАРШИНЫ ПАВЛА БАСНЕВА

ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ И ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКИ ГЕРОИЧЕСКИ ОБОРОНЯЛИ ВОКЗАЛ».

Целый день женщина читает эту надпись. Стоит возле неё, точно в почётном карауле. Уходит. Приносит цветы. И снова стоит, и снова читает. Читает одно имя — НИКОЛАЙ.

01Шумный вокзал живёт привычной жизнью. Приходят и уходят поезда, дикторы напоминают пассажирам не забывать билеты, гремит музыка, смеются люди. А у мраморной доски тихо стоит женщина.

Не надо ей ничего объяснять: не так уж важно, где лежат наши сыновья. Важно только то, за что они погибли».

Это заключительный отрывок повести «В списках не значился...», принадлежащей перу известного писателя Бориса Васильева. В произведении рассказывается о маме лейтенанта Николая Плужникова, разыскивающего своего сына, исчезнувшего в круговороте войны в первые дни боёв с фашистами. Коля Плужников — вымышленный герой, зато мраморная доска на стене железнодорожного вокзала настоящая. Она посвящена одной из малоизвестных страниц Великой Отечественной войны — обороне Брестского вокзала.

…Город Брест и его «железнодорожные ворота» находятся в оживлённом месте. Кто тут только не побывал! Царственные особы — Николай I, Александр II, Александр III, Николай II и их родственники. Отечественные политики — Владимир Ленин, Иосиф Сталин, Климент Ворошилов, Никита Хрущёв, Леонид Брежнев, Алексей Косыгин и многие другие. Зарубежные деятели — Ким Ир Сен, Жорж Помпиду, Густав Гусак, Вальтер Ульбрихт и многие другие. Не перечесть космонавтов, артистов, спортсменов, певцов и композиторов, побывавших на этой земле.

Но все эти люди и их поступки растворяются на фоне одного самого выдающегося, вошедшего в анналы военной истории события. Это — героическая, беспримерная оборона Брестской крепости от фашистов летом 1941 года. Можно было спросить любого гражданина Советского Союза, от Таллина до Ташкента, и практически каждый мог рассказать о защитниках
Брестской твердыни. Сколько мальчишек, прочитав процарапанные штыком на стене крепости слова: «Прощай, Родина! Умираю, но не сдаюсь!» — поклялись встать в ряды защитников нашего Отечества и встали в славный ряд!

Это выдающееся событие, конечно, затмило все остальные, в том числе и оборону вокзала. Но справедливости ради надо отметить, что именно «певец» подвига Брестской крепости писатель Сергей Смирнов в одной из своих книг первым рассказал о подвиге защитников вокзала. В то время было ещё очень мало данных об этом событии и совсем ничего — о милиционерах местного линейного отделения милиции (ЛОМ). Но за прошедшие годы удалось накопить эксклюзивные данные о людях, защищавших железнодорожный вокзал Бреста.

…Ранним утром в дежурную часть ЛОМ стали поступать тревожные сообщения — об обстреле поездов неизвестными самолётами и о нарушении связи, телеграфной и телефонной. В то же время на самом вокзале в Бресте всё шло своим чередом. На перроне уже собрались пассажиры, дожидавшиеся утренних поездов, а также несколько групп командированных военных. Вот как описывает эту ситуацию в своей книге «На страже магистралей Брестчины» заместитель начальника Брестского ОВДТ подполковник милиции Вадим Куликов:

«У вокзала было сформировано три отряда защитников. Первый отряд под командованием А.Я. Вробьёва выдвинулся на Западный мост, чтобы перекрыть железнодорожные пути со стороны границы. В его составе было 28 сотрудников линейного отделения милиции, бойцы 60-го железнодорожного полка НКВД, несколько пограничников 17-го погранотряда. Второй отряд, который возглавляли старшина роты связи 45-й авиабригады П.П. Баснев с группой младших командиров своей части и 74-го штурмового авиаполка и лейтенант Царёв из 394-го артиллерийского полка, занял оборону на привокзальной площади. Среди личного состава были и 19 сотрудников линейного отделения милиции во главе с заместителем начальника линейного отделения на станции Брест-Центральный Владимиром Михайловичем Яковлевым и секретарём партийной организации Молчановым. Третий отряд под командованием заместителя начальника линейного отделения Холодова занял оборону на Ковельском мосту, закрыв подходы к вокзалу с юга. В него вошли военнослужащие, 20 сотрудников милиции, комсомольцы железнодорожного узла». Историки предполагают, что в защите вокзала участвовали около сотни красноармейцев и милиционеров.

Первое, о чём им предстояло позаботиться, было оружие и боеприпасы. Многие ехали со своими винтовками, но патронов было мало. К счастью, на вокзале имелся небольшой склад оружия и боеприпасов железнодорожной охраны. Благодаря ему уже через полчаса несколько групп бойцов в полной боевой готовности с оружием и патронами заняли оборону.

Железнодорожный вокзал наполнялся людьми. Сюда со всего города устремились семьи военных, которые рассчитывали уехать в глубь страны.

Ситуация, в которой оказались защитники вокзала, была сложной. Они полагали, что через час-два на помощь придут части Красной Армии, которая, как известно, должна вести бои на чужой территории и побеждать могучим ударом и малой кровью. Кроме того, предполагалось, что немецкие рабочие, составляющие костяк воинских частей, оказавшись на территории победившего пролетариата, сразу повернут оружие против своих классовых врагов.

Увы, ничего подобного не случилось. Брест был быстро захвачен немцами, бои шли только в крепости, а немецкие пролетарии на нашу сторону не переходили. Это потом, после Сталинграда и Курска, они вспомнили о своей классовой принадлежности.

Вскоре к оборонявшим вокзал воинам присоединилась небольшая группа пограничников, отходивших под натиском наступающих немцев. И тут же на привокзальную площадь выехало примерно 20 немецких мотоциклов с колясками. В них сидели немецкие пехотинцы, которые, лениво постреливая из автоматов и пулемётов, осуществляли «дранг нах Остен».

Несмотря на то что для большинства защитников вокзала это был первый бой, все действовали умело. Выждав, когда немцы приблизились, они по команде ударили дружным залпом. Конечно, «белокурая бестия», легко прошагавшая половину Европы, совсем не ожидала такой встречи. Колонна врага резко притормозила, и мотоциклы начали съезжать в кюветы. Немцы попытались развернуться и уйти из-под огня. Едва ли половина из них смогла вернуться назад.

Это была победа, но радоваться было преждевременно. Все понимали, что это разведка. Не прошло и часа, как на привокзальную площадь выползли немецкие бронетранспортёры. Бой опять вспыхнул, но что могли защитники вокзала противопоставить врагу? Пришлось им отступить в вокзальные подвалы.

Под зданием имелось разделённое мощными мурами подземелье. Туда ринулись все, в первую очередь гражданские лица — женщины, старики, дети. Управлять такой массой людей было непросто.

Командование подвальным гарнизоном, разбившимся на несколько групп, взяли на себя лейтенант РККА Николай Шимченко (его имя удалось выяснить в 50—60-е годы прошлого столетия, уже после выхода книги Бориса Васильева, благодаря письмам родственников героя, направленным в адрес писателя Сергея Смирнова), начальник отдела милиции Воробьёв и старшина Баснев. Немцы попытались войти «по горячим следам» в подвал, но потеряли одного офицера и нескольких солдат. Тогда они решили «выкурить» защитников — вылили в подвал бензин и забросали гранатами. К счастью, пожар удалось локализовать в одном помещении. На следующий день немцы подогнали пожарный паровоз и попытались залить их водой. Но и это удалось пережить. Потом их травили газами…

Защитники, несмотря на немецкую активность, старались наносить немцам ущерб — обстреливали их из подвальных окон. На второй день этой «подземной войны» стало понятно, что детей и женщин, дабы не допустить лишних жертв, надо отправить на поверхность. Вскоре так и сделали. В подземелье наряду с военнослужащими и милиционерами остались только добровольцы, в основном коммунисты, которым по предъявлению партийного билета вручили оружие.

Проводя свою борьбу, защитники вокзала прислушивались к боям в Брестской крепости, с надеждой слушали небо — ждали краснозвёздных самолётов, пытались связаться с регулярными частями Красной Армии. Но с каждым часом становилось ясно — помощь не придёт.

Впрочем, и многие немцы с каждым днём теряли оптимизм. Самые умные из них стали понимать, что война с СССР — это не европейская прогулка. Между тем берлинское начальство требовало организовать движение поездов по железной дороге, что не представлялось возможным: вокзал по-прежнему не был захвачен. Поэтому немцы вновь и вновь проводили атаки против защитников подземелья.

Красноармейцы и милиционеры, находясь в сплошной темноте, иногда по колено в воде, мужественно отбивались. До сих пор неизвестно точно, сколько времени длилось это беспримерное сражение. По свидетельству некоторых очевидцев, бои шли около двух недель.

В какой-то момент решено было уходить в леса, чтобы начать партизанское движение. Многим это удалось, в том числе и лейтенанту милиции Воробьёву. Но вскоре фашисты обнаружили лаз, которым воспользовались бойцы, и сумели пленить около тридцати человек.

Фашистам не хватило благородства, чтобы оценить мужество, стойкость и храбрость своих противников, — они отправили их в концентрационные лагеря. Лейтенант Воробьёв погиб. После выхода из подвала он заглянул домой и попал во вражескую засаду.

В настоящее время усилиями белорусских журналистов удалось восстановить биографию героя. Андрей Яковлевич Воробьёв — уроженец Смоленщины, в Брест был переведён после Освободительного похода Красной Армии в Западную Украину и в Западную Белоруссию осенью 1939 года.

В 2015 году в ознаменование 70-летия Великой Победы приказом министра внутренних дел РФ Андрей Яковлевич Воробьёв навечно зачислен в списки личного состава линейного отдела МВД РФ на станции Смоленск.

По стопам героя пошли его сын и внук. Вадим Андреевич служил в УВД Псковского облисполкома, получил звание майора милиции. Внук Андрей Шаров — известный криминалист, полковник милиции, кавалер ордена Мужества.

Сергей Смирнов в книге «Брестская крепость» отмечал, что оборона Брестского вокзала является родной сестрой защиты Брестской крепости. Наша задача — узнать больше о том подвиге и по достоинству воздать героям.

Владимир ГАЛАЙКО,
иллюстрация из архива редакции, фото из открытых источников

Номер 23 (9720) от 30 июня 2020г., К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ, История Победы